Жертвы насилия психология

Сегодня предлагаем разобраться с темой: "Жертвы насилия психология". Мы подготовили актуальный материал, полностью описывающий тему. Если у вас возникли вопросы, то их можно задать в комментариях.

Ненаучно и навскидку модель поведения у жертвы такая: забиться в угол и не отсвечивать. Закрываться, беречь силы, сидеть тихо, летать ниже радара. Это касается и детей, и взрослых. Детей особенно. Если взрослый ещё может дать сдачи, уйти в ночь холодную и снять там жильё, постоять за себя, подать заявление в полицию, то у ребёнка выбора нет.

Однако возможны варианты.

Стокгольмский синдромВнезапно, но правда. Жертва домашнего насилия реально похожа на заложника состоянием души.

Напоминаю: стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать захватчикам или отождествлять себя с ними. Вследствие сильного шока заложник даже может начать думать, что его смерть и страдания _необходимы_ для достижения цели, он сочувствует захватчикам, оправдывает их, в конечном счёте перенимает их идеи и начинает им симпатизировать.

Стокгольмский синдром проявляется в следующих условиях:

— жизнь жертвы в опасности;

— жертва не может убежать или думает, что не может;

— обидчик иногда настроен дружески;

— жертва оторвана от внешнего мира.

Все четыре условия есть в домашнем насилии. Жизнь жертвы в опасности? См. полицейские сводки и информацию про Иру Черску. Жертва не может убежать или думает, что не может? Да, вполне. Обидчик иногда настроен дружески? См. пункт «Цикла насилия» про «медовый месяц». Жертва оторвана от внешнего мира? Да: помним про изоляцию.

Травматическая связьИзоляция усиливает зависимость жертвы, и жертва всё больше зависит от своих отношений с насильником. А с кем ещё в таком вакууме отношаться-то. Очень быстро при этом раскладе интересы и потребности жертвы вытесняются интересами и потребностями обидчика, и жертва думает уже не о том, как бы замазать синяк, а чего хочет насильник и что его больше ублажит.

Доминирование может быть сильным, настолько, что воля жертвы просто ломается, и весь ресурс жизненных сил уходит на сохранение хотя бы статуса кво. То есть жертва тратит силы на психологическую защиту, постоянно тревожится и боится, иногда думает, как шатко-валко продолжать своё существование. На остальное сил просто не остаётся.

Могут быть позабыты позаброшены даже основные инстинкты вроде защиты себя и своего потомства. Увы. Некоторые кидают насильнику это самое потомство, как мясо, чтобы насильник переключился на ребёнка и оставил привычную жертву в покое хотя бы на время. Такое я видела своими глазами, и это, конечно, пиздец.

Стратегии преодоленияПытаясь предотвратить усиление насилия и выжить, жертва вырабатывает стратегии, направленные на изменение ситуации. Эти стратегии преодоления могут быть проблемными или эмоциональными.

Проблемные стратегии предполагают активные шаги, которые приводят к изменению практической ситуации.

Эмоциональные стратегии предполагают разрешение ситуации на внутреннем уровне.

В большинстве случаев жертва применяет оба вида стратегий одновременно или последовательно. Если насильник имеет полную власть над жертвой, она прибегает к эмоциональной стратегии, так как перспективы изменения ситуации могут быть слишком отдаленными.

КонтратакаЕсли жертва всерьез опасается за свою безопасность или за безопасность детей, она может применить физическую контратаку. Если насильник получит телесные повреждения, он может заявить об этом в полицию. Случается, жертва убивает насильника. Результаты американских исследований показывают, что убийство насильника — часто следствие отсутствия эффективной поддержки со стороны. С тех пор, как убежища для женщин появились в США, количество мужчин, убитых пострадавшими, уменьшилось, но убитых женщин меньше не стало.

Последствия сексуального насилия в бракеПережитое сексуальное насилие приводит к сильному чувству беспомощности и является травматическим опытом. Изнасилование в браке становится особенно серьезной травмой, так как оно представляет собой обман доверия, на котором основаны интимные отношения. В отличие от изнасилования незнакомцем, изнасилование в браке обычно происходит несколько раз, часто регулярно, и поэтому ведет к хроническому страху и депрессии, а также к полному снижению самооценки. Очевидно, что насилие — это болезненный опыт, который становится еще более тяжелым, если общество обвиняет в этом жертву.

Насилие как травматический опытНасилие в семье — это травматический опыт, который приводит к серьезным последствиям для жертвы. Чем более длительным и жестоким является насилие, тем глубже травма. В худшем случае психологическая травма становится хронической, которая приводит к потере чувства идентичности. С детьми это вообще происходит по полной программе: ребёнок уже годам к 13-14 ощущает себя никем, никак, проще сдохнуть.

Критерии для определения травмы- Человек пережил или стал свидетелем убийства или угрозы убийства, причинения телесного вреда или угрозы причинения вреда ему/ей или другому человеку.

— Реакцией на это событие стал страх, беспомощность или ужас.

— В течение определённого времени человек подвергался психологическому или физическому стрессу.

— Страх насилия обычно продолжается после разрыва, потому что насилие не прекращается после окончания отношений. Оно может длиться ещё месяцы и годы, и усиливаться при этом.

По поводу последнего пункта: чистая правда. Насильник никогда не выпустит свои крючочки из жертвы, да и остальные насильники, видя потенциальную добычу в затравленном лице жертвы, постепенно сужают круги над ней. Преодолеть это очень сложно, потому что методы неочевидны, нужно много сил и терпения.

И вполне всерьёз жертва может проявлять симптомы посттравматического стресса (ПТС).

1. Переживание травмы:

— Болезненные воспоминания о событии;

— Кошмарные сны о событии;

— Внезапное чувство или поведение, связанное с очередным переживанием прошлого события (фантазии, галлюцинации, воспоминания, у детей — постоянное проигрывание эпизодов травмирующего события);

— Сильное психологическое страдание при упоминании событий, похожих на пережитый опыт (например, годовщины события).

Детям, например, дают проигрывать травмировавшую ситуацию с помощью подручных средств (игрушки, песок, бумага и карандаши, что угодно), и ребёнок играет постоянно в одно и то же, пока не успокоится. Взрослый или подросток может постоянно об одном и том же говорить, возвращаться к теме бесконечно, надоесть всем вокруг неоднократным пересказом одного и того же события. Здесь ровно та же фигня: пока не выговорит всю травму, всю накопившуюся боль, пока не выразит всё своё горе — успокаивать бесполезно.

2. Избегание стимулов, ассоциирующихся с травмой, или общая апатия с момента события.

Показателями являются по меньшей мере три из перечисленных симптомов:

— Постоянное избегание мыслей и чувств, связанных с травмой;

— Постоянное избегание действий и ситуаций, вызывающих воспоминания о травме;

— Неспособность вспомнить значимые аспекты травмы;

— Значительное снижение интереса к определённым видам деятельности, потеря навыков (у детей — потеря недавно приобретенных навыков, например, речи);

— Чувство отчуждённости от людей;

— Потеря эмоциональности;

— Ощущение короткого будущего, травмированный человек не верит в будущую успешную жизнь, и т. д.

3. Постоянные симптомы повышенной возбудимости.

Проявляются двумя из перечисленных симптомов (по крайней мере):

— Проблемы со сном;

— Раздражительность, вспышки сильных эмоций;

— Неспособность сосредоточиться;

— Повышенная возбудимость;

— Психологические реакции на события, вызывающие воспоминания о травме.

В случаях тяжелой травмы развиваются негативные механизмы адаптации:

— Неспособность радоваться жизни;

— Предельное избегание личных отношений («человек — человек»);

— Забывание и подавление воспоминаний о событии, вплоть до его полного отрицания;

— Аутоагрессивное поведение;

— Чувство агрессии в отношении людей и институтов, которые не предоставили помощь.

Ну чо, узнаёте себя подростком и в ранней молодости? Я вот так очень даже, и себя, и много кого ещё. Раздражительность до агрессии, сосредоточиться – целый квест, при напоминающих о травме событиях внезапные взрывы эмоций, неспособность радоваться жизни возведена в культ (а хуле делать-то: приспособа), «все люди – твари», избегание людей, особенно «взрослых» (т.е. воспринимаемых таковыми), про подавление и «забывчивость» лучше промолчу, постоянная тревога, аутоагрессия (нанесение себе порезов, или пусть у меня уши отвалятся, но шапку я не надену, итд). Картина маслом и сыром, живописующая каждого второго подростка моего поколения.

В выросшем варианте легче не стало, просто непроработанное окаменело и ушло на дно. Результаты такого поворота событий могут быть самыми разными, от продолжения стиля жизни жертвы навсегда до становления насильником, часто втихаря от самого себя.

В свете вышеизложенного ответ на вопрос «Почему жертва не уходит от насильника?» становится понятным. Очевидно, что остаться проще, чем стремиться к трудному и опасному разрыву. В принципе, вопрос должен быть поставлен так: «Как некоторые жертвы справляются с ситуацией, живя с обидчиком?». Я бы сказала ещё круче: «Как они выживают вообще?».

Изнасилование – жестокое преступление, связанное с тяжелыми психологическими травмами. Почти всем его жертвам наносится эмоциональный ущерб, заключающийся в том, что они, например, боятся оставаться в одиночестве, выходить на улицу, быть в окружении незнакомых людей. Они могут стать нервозными и раздражительными. Часты ночные кошмары, бессонница, эмоциональная напряженность и сильная усталость. При этом многие жертвы насилия страдают от живых и отчетливых воспоминаний о случившемся.

Жертвы изнасилования, случившегося на свидании, испытывают те же чувства, что и подвергшиеся нападению незнакомого насильника. Только к ним еще примешивается переживание предательства, совершенного в отношении них. Ведь они стали жертвой человека, которому доверяли. Восстановить доверие к людям для многих оказывается невыполнимой задачей. Они могут чувствовать также потерю доверия к самим себе, так как считают, что их подвела собственная неспособность разбираться в людях. Переживаемые ими стыд, вина и ненависть после изнасилования знакомым человеком могут быть более сильными.

Почти все жертвы насилия отмечают, что одним из самых ужасных моментов пережитого было ощущение беспомощности, отсутствия возможности защитить себя, как-то повлиять на происходящее. Чувство беспомощности остается с жертвой на долгое время после происшедшего насилия.

Негативные эмоциональные состояния, переживаемые жертвой сексуального насилия, как правило, не могут длиться долгое время. Жертва насилия может и должна вернуться к душевному благополучию – восстановить чувство безопасности, доверие к себе и самоуважение. Лучшее, что может сделать для себя жертва насилия, – это обратиться за помощью к другим людям. Невозможно изжить травму пережитого насилия в одиночку.

Важно знать, что делать в том случае, когда женщина стала жертвой сексуального насилия:

1. Добраться до безопасного места.

2. Позвонить кому-нибудь из взрослых, которому вы доверяете, чтобы он приехал к вам.

3. Немедленно позвонить в органы правопорядка.

4. Сохранить возможность проведения экспертизы: не мыться, не менять одежду.

5. Обратиться в пункт неотложной медицинской помощи.

6. Связаться с консультативным центром поддержки жертв насилия, если таковой имеется.

Изнасилование может произойти на свидании.

Как правило, изнасилование на свидании имеет место тогда, когда изначально два человека хотят быть вместе, но затем что-то нарушается в их отношениях. Насилие очень часто происходит в привычной обстановке насильника – это дом или машина жертвы или насильника. Алкоголь и наркотики могут провоцировать акт насилия путем разжигания половой страсти и тогда ситуация может выйти из-под контроля.

В некоторых случаях насильник может спланировать акт насилия на свидании со своей потенциальной жертвой. В других случаях насильник может и не планировать своих действий заранее. В начале свидания девушка и парень могут быть «настроены на одну волну» и иметь полное взаимопонимание. Неприятности начинаются, когда они перестают правильно понимать друг друга или контролировать собственные реакции. Парень, например, может расценивать поведение девушки в некоторых ситуациях как показатель того, что она готова к сексуальной близости, даже если и не говорит этого. Девушке, в свою очередь, может казаться, что что-то идет не так, как ей бы хотелось, но она по тем или иным причинам не хочет или не решается проявить свои ощущения. Если обе стороны перестают понимать смысл действий друг друга, ситуация выходит из-под контроля и часто заканчивается тем, что парень принуждает девушку к сексуальному контакту вопреки ее желанию. И если при этом девушка начинает сопротивляться, то это может восприниматься парнем как «театр одного актера», как действия, которые направлены на то, чтобы ражжечь сексуальную страсть.

Расскажем о том, что произошло с Джимом (пример позаимствован из книги М. Роден и Г. Абарбанэл «Сексуальные преступления и изнасилование«). Он познакомился с Кэти на вечеринке. Она пришла с подругой, которая в скором времени ушла. Когда стемнело, Кэти забеспокоилась, что ей придется возвращаться одной. Джим предложил подвезти ее, и она согласилась. Джим прекрасно провел время с Кэти на вечеринке. Ему подумалось, что, должно быть, он понравился ей, раз она так охотно согласилась воспользоваться его помощью. По дороге к дому Кэти Джим остановил машину и предпринял некоторые шаги к сближению со своей спутницей. Казалось, Кэти ничего не имеет против. Она позволила ему несколько раз поцеловать себя. Джим стал действовать решительнее. Она попыталась оттолкнуть его. Джиму показалось, что она просто решила притвориться недотрогой. Так что, не обращая внимания на сопротивление, он опрокинул ее на сиденье. Тогда она стала громко кричать «нет», и Джиму, наконец, стало ясно, что она не играет, и он отступил. Джим был вне себя от злости. Он сказал Кэти, что ей нечего было начинать то, что она не может закончить, что она раздразнила его и, вообще, зачем она поехала с ним и позволила себя целовать, если не хотела его? Кэти ответила ему, что целовалась потому, что он ей понравился, но это не означает, что она хочет переспать с отвез ее домой, и они больше никогда не встречались.

Возникает вопрос, как предотвратить насилие во время свидания?

Известно, что около 80% подростков, ставших жертвами сексуального насилия, были знакомы с совершившими преступление. Поэтому здесь очень важно научиться ясно выражать свои чувства и намерения, что в некоторых случаях может предотвратить изнасилование.

Как считают М. Роден и Г. Абарбанэл, самый эффективный и доступный способ предотвратить изнасилование во время свидания или знакомства – это недвусмысленное поведение, которое подразумевает, что вы как можно более просто, ясно и прямо сообщаете о том, что именно вы сейчас чувствуете, чего хотите и чего ни в коем случае не желаете. Не менее важно и то, как вы слушаете и понимаете партнера по общению. Недвусмысленное поведение предполагает ясное понимание чувств, желаний и намерений собеседника и готовность прояснить их в случае сомнения. Ситуация становится неконтролируемой, когда парень и девушка, пришедшие на свидание или завязывающие знакомство, перестают обращать внимание на чувства и намерения друг друга. Открытое, ясное общение может помочь избежать опасных недоразумений.

Необходимо отметить, что недвусмысленное поведение включает не только ясное выражение своих чувств, но и ясное понимание собеседника

Здесь очень важно уметь прислушиваться к своим чувствам и доверять своему инстинкту самосохранения. Может быть где-то в глубине вашей души уже звучит сигнал тревоги. Учитесь слушать реакции своего организма. Вы часто можете почувствовать опасность на бессознательном уровне еще до того, как вы будете в состоянии объяснить, в чем она заключается.

Важно дать понять партнеру, что вы чувствуете и до каких пределов вы мыслите развитие ваших отношений, важно сказать об этом громко и отчетливо. Не надейтесь на проницательность и понятливость вашего партнера. Ваше поведение и намеки могут быть истолкованы превратно. Ничто не заменит ясных, откровенных слов.

Следите за тем, чтобы то, что вы делаете, как вы себя ведете и говорите, соответствовало тому, как вы это говорите. Общение состоит их трех компонентов: наши слова или то, что мы говорим; интонации и тембр нашего голоса; жестикуляция, движения нашего тела, мимика. То, как мы говорим, иногда более важно, чем то, что мы говорим. Исследования показывают, что люди больше внимания обращают на такие факторы, как звучание голоса, «язык тела» и мимика, чем на слова, которые им говорят. Если вы не поддержите слова тоном и жестами, которые этим словам полностью соответствуют, ваш партнер получит от вас противоречивое сообщение, которое он волен толковать как ему заблагорассудится.

Читайте так же:  Проблемы подростков в школе

Так, ваше «нет» должно звучать отчетливо и решительно, а смотреть при этом следует в глаза партнеру. Следует и самой внимательно слушать собеседника, вникать в смысл его слов. Если вы подозреваете, что он не вполне искренен, т.е. говорит одно, думая другое, попросите его выражаться прямо.

Итак, очень важно развивать в себе умение вести адекватную коммуникацию со своим партнером, слышать голос своих чувств и постараться, чтобы они не расходились со словами. Немало наших привычек и установок препятствуют открытому общению. Так стремление быть как все может заставить нас игнорировать наши чувства. Стремление действовать так же, как окружающие, – очень сильный фактор, определяющий наше поведение. Иногда из-за стремления быть как все мы игнорируем собственные чувства и соглашаемся на то, что для нас неприемлемо.

Кроме того, у нас могут сложиться определенные стереотипы половых ролей, которые могут заставить нас игнорировать свои чувства и желания. Иногда мы действуем определенным образом не потому, что этого хотим, а потому, что мужчинам или женщинам в нашем обществе положено так действовать.

Стереотипы же заставляют нас прибегать к необоснованным обобщениям типа «У всех парней только секс на уме» или «Девчонки говорят «нет», имея в виду «да».

Стереотипы тем опасны, что не позволяют нам видеть индивидуальные различия людей.

Для противостоянию насильственным влияниям на женщин им следует вырабатывать критически-дифференциальное отношение к жизни, то есть развивать аналитическую способность к различению, сопоставлению, сравнению, логическому анализу действительности. Для этого, как учит психология, нужно научиться быть самоотстраненным, уметь посмотреть на себя и ситуацию со стороны, что позволяет не только противостоять влиянию, но и самой активно оказывать влияние на окружающую среду.

Следует заметить, что самоотстраненнось полагается во главу угла универсального правила влияния и манипуляции сознанием другого человека. Данную мысль хорошо выразил Генри Форд, который писал: «Если и есть секрет успеха, то он состоит в умении понимать точку зрения другого человека и смотреть на вещи его глазами». Интересно, что, как полагают психологи и философы, наиболее выразительной чертой мудрого человека является саморефлексия и умение встать на точку зрения собеседника. Именно это является признаком развития «Я» человека как нечто самодостаточного, автономного и обладающего иммунитетом против манипуляции со стороны окружающей среды. То есть «Я» человека, которое уже по своему определению является идентичным только самому себе, характеризуется способностью осуществлять свободный выбор, быть самоотстраненным и уметь оказывать влияние на окружающую действительность.

Итак, чтобы освободиться от манипуляционного влияния внешней среды, женщине следует развить силу своего «Я» как способности к саморефлексии и самоотстраненности. Один из наиболее эффективных путей достижения этой цели – психологические ролевые тренинги, в которых женщины могут значительно расширить репертуар своих социальных ролей, научиться быстро переходить от одной роли к другой в зависимости от обстоятельств, смогут избавиться от ужаснейшего порока социальной жизни – отождествления себя со своей ролью.

Следует отметить, что наблюдения за повседневными поступками здоровых людей и данные клинической психиатрии позволили утверждать, что формы поведения одного и того же человека в различных ситуациях, как правило, различны. Человек использует множество социально-психологических ролевых масок, он играет, быстро перестраивая свою психику в зависимости от потребностей ситуации. Исчезновение этой гибкости игрового момента в поведении человека свидетельствует о серьезном нарушении в действии механизмов социального поведения.

В качестве примера ролевого тренинга можно привести один из японских методов подготовки менеджеров. Считается, что одним из краеугольных качеств будущего менеджера – человека, управляющего другими – есть умение подняться над своим ролевым статусом. Одним из тренингов, помогающих развить данное умение, является тренинг «пения на вокзалах и в других людных местах». Приведем еще один пример работы с ролевым началом человека :

Преподаватель М. пожаловался невропатологу на заикание в особых случаях, возникающее при сильных волнениях. Невропатолог посоветовал ему в таких случаях представить себя кем-нибудь другим, поиграть, вообразить себя другим человеком с властным голосом. Совет помог. Английский актер М. Стюарт в 60-е годы прославился как пародист, умеющий в точности копировать голос, манеру поведения других людей. На вопрос, как он пришел к этому жанру, актер рассказал, что в детстве и юности он очень страдал от своей застенчивости и стеснительности. Он даже не мог заказать себе обед в кафе – заикался и мычал. Стюарт нашел способ сам? Разговаривая с незнакомыми людьми, он воображал себя кем-то другим, важным и значительным, и говорил соответствующим голосом – надутого сановника, отставного военного, хозяина фабрики и пр. И помогло! Неловкости, скованности и застенчивости в общении он больше не испытывал.

Поговорим о некоторых оригинальных техниках защиты от насилия. Об одном из эффективных методов защиты женщины от сексуального насилия можно узнать из следующей информации. В России произошел такой случай. На одну женщину, которая в течение нескольких лет развивала мышцы влагалища, напал насильник. Она не растерялась и позволила члену войти во влагалище, а затем сжала мышцы влагалища так сильно, что мужчина не мог вынуть свой член, как ни старался. Пытаясь освободиться, они покатились по земле, и женщина камнем оглушила негодяя. Так оригинально был задержан насильник.

Приведем еще одну эффективную технику борьбы против насилия, которую мы называем, согласно К. Кастадене, «методом контролируемой глупости» . С. Горин и С. Огурцов по этому поводу пишут следующее:

«Как-то раз одной творческой группе поставили сравнительно узкую задачу в рамках большой темы: «Обучение детей выживанию в большом городе». Этой узкой задачей было: научить детей всегда отвечать отказом на предложения незнакомых людей пойти куда-то вместе, покататься в автомобиле и т. д.

Выяснилось, что в ролевой игре дети легко усваивают такое поведение: в ответ на грубые приставания, на попытки незнакомца увести ребенка с собой – дети начинают кричать, звать прохожих на помощь, отбиваться; в общем, всеми доступными средствами привлекают к себе внимание окружающих.

Казалось бы, задача решена. Однако осталось одно «но»: если к ребенку обращались вежливо, «учительским» тоном, то ребенок послушно выполнял указания незнакомца. Эту часть задачи долго не удавалось решить, пока один из участников группы не вспомнил случай, которому был свидетелем.

А случай был таким. В тамбуре электрички ехал «хиппующего вида» молодой человек и молча курил. На остановке в вагон зашел военный патруль, причем старшему патруля «хиппующий» молодой человек сразу не понравился.
Расположившись в вагоне на скамейке, лицом в сторону тамбура, старший патруля сразу начал комментировать вид молодого человека, сделав ряд не лишенных оригинальности предположений о том, как такого рода молодые люди появляются на свет.

Ответом было молчание.

Тогда, достаточно распалившись от собственной речи, старший патруля пошел в тамбур «выяснять отношения». Вот тут-то и произошло самое главное…

Как только военнослужащий со словами «эй, ты послушай!» похлопал хиппующего молодого человека по плечу, тот медленно повернулся к собеседнику и очень выразительно произнес один только звук: «Ы-ы-ы!». После чего вновь повернулся к окну, продолжая курить. Старший патруля, как загипнотизированный, вернулся на свое место и молчал до конца маршрута.

Теперь детей стали обучать такому поведению – отвечать «Ы» – в ответ на приглашение любого незнакомца, что оказалось гораздо более эффективным. Впоследствии методика «Ы» вошла и в курс психологической подготовки женщин, которые хотели бы, в частности, знать, как защитить себя от насилия.

Это и хороший способ для девушек избежать нежелательных приставаний на улице: скажите (с соответствующей – слегка дебильной – мимикой) «Ы!» и сразу уходите».

Есть разные пути сопротивления. Изнасилования происходят при различных обстоятельствах. В некоторых ситуациях угрозу насилия можно предотвратить. Иногда можно отбиться от нападающего или, вырвавшись, убежать. Можно также отпугнуть его громким, пронзительным криком.

В других ситуациях жертва может обнаружить, что чем ожесточеннее она сопротив­ляется, тем более решительным становится нападающий, который может пригрозить убийством. Желая спасти свою жизнь, она может прекратить сопротивление. Другими словами, она подчиняется насильнику, чтобы избежать худшего. Приведем пример.

Катерина была изнасилована человеком, ворвавшимся в ее квартиру, когда она спала. «Я проснулась, когда этот парень навалился на меня. Я начала кричать, но он сказал, что если я не сделаю того, что он хочет, он будет бить меня, пока не убьет. Я испугалась, что, если буду сопротивляться, он действительно забьет меня до смерти. И я решила подчиниться ему, чтобы спасти свою жизнь».

Некоторые жертвы в подобных ситуациях бывают настолько напуганы, что не находят сип для сопротивления, даже когда для этого предоставляется возможность. Одна из жертв насилия рассказывает: «Был момент, когда парень, напавший на меня, перестал меня держать, и я подумала, что могу сейчас вырваться и убежать, но я была настолько запугана его угрозами, что не могла пошевелиться. Я была буквально парализована».

Некоторые люди считают, что, если жертва не оказывает физического сопротив­ле­ния, это означает, что она согласна с происходящим. Тем самым они ошибочно перек­ла­дывают вину или часть вины на жертву насилия. Важно понять, что во многих слу­чаях отказ от сопротивления представляется жертве самой безопасной стратегией пове­де­ния. Следует помнить, что никто не хочет быть изнасилованным. Если кто-то силой или угрозами заставляет делать вас что-то вопреки вашей воле и желанию, это корен­ным образом отличается от ситуации, в которой вы выражаете на это добровольное согласие.

Рассмотрим ряд рекомендаций, помогающих женщинам противостоять насилию, достаточно распространенному в современном мире: по статистике, “нападающим” на представительницу слабого пола чаще всего является ее собственный муж (68%), сожитель (12%), любовник (4%), отец (2%), сын (65%), друг (2,7%). Мотивами ”нападения” выступают: несходство характеров (48%), беспричинный гнев (22%), ревность (5%), взрывы страсти (6,5%), психическая неуравновешенность (6%) и др. .

Дома следует обязательно иметь дверной глазок и при выходе из квартиры следует удостовериться, что у дверей нет потенциального “насильника”. Не нужно вывешивать на двери, а также на почтовом ящике табличку со своей фамилией. Достаточно указать инициалы. В квартирах, доступных для проникновения снаружи. в открытых окнах или балконных проемах следует установить предметы. которые при приходе нежелательного “гостя” упадут и тем самым предупредят о нарушении закона о неприкосновении жилища.

В лифт не следует входить при наличии в нем другого человека.

У телефона – не отвечайте на вопрос: “С кем я говорю?”, ответьте – “Кто вам нужен?”. При наличие автоответчика оставьте запись во множественном числе, даже если вы живете одна. Ни в коем случае не оставляйте на автоответчике фразы типа “Нас нет дома”. Для воров это ценная информация. Если по телефону надоедает какой-нибудь маньяк, отвечайте ему грубо, иначе он будет продолжать.

На улице – не ходите по улицам пустынным, плохо освещенным. Если около вас остановилась машина, или она вас преследует, перейдите на другую сторону улицы и идите в обратном направлении. По улице идите в направлении, обратном движению транспорта. Если на улице вас кто-то преследует, измените направление на обратное и войдите в общественное место, где есть люди. В случае необходимости не стесняйтесь попросить у них помощи. На тротуаре идите по его середине. На “своей” улице, где вы часто ходите, запомните расписание работы находящихся на ней магазинов и других публичных мест, чтобы найти там, в случае необходимости, убежище. Если вас преследуют, постарайтесь выйти на освещенное и людное место. Не стесняйтесь в случае опасности позвонить в любой звонок. Потом извинитесь. При нападении на вас не кричите “На помощь!” – Это может испугать случайных прохожих, которые постараются избежать ненужных осложнений. Лучше кричите: “Пожар!”.

Не носите больших сумочек. Никогда не пересчитывайте деньги в сумочке на улице. Если вы идете на прогулку с новым знакомым, оставьте дома его адрес и номер телефона.

Прежде чем сесть в машину, проверьте, нет ли кого-нибудь на заднем сиденье. Во время поездки, особенно пера светофорами, закрывайте замки дверей. Если вас преследуют на машине, не паркуйтесь где попало, а ищите людное место. В автобусе найдите место поближе к водителю. В пустой автобус не садитесь, особенно ночью.

При пользовании автостопом или такси не садитесь в машину, где несколько мужчин. Не садитесь в машину, в которой много пустых бутылок из-под алкогольных напитков. Откройте окно около места, где вы сидите, на случай просьбы о помощи. Контролируйте путь следования машины и не допускайте всяких “укорачиваний” маршрута. Если вы подверглись насилию, постарайтесь запомнить приметы насильника. Постарайтесь оставить на поверхностях салона автомобиля свои отпечатки пальцев и спрятать что-нибудь из своих мелких вещей в укромном месте, как будущее доказательства своего присутствия в той машине.

В школе или университете избегайте общества наедине с преподавателями или служащими, поведение которых вызывает у вас подозрение.

Будьте внимательны к объявлениям о приеме на работу. Часто это ловушка для жертв насилия. На первый разговор не ходите в одиночку, а возьмите в компанию кого-нибудь из знакомых. Не обольщайтесь чересчур тяжелыми комплиментами от сослуживцев. В случае “приставания” со стороны начальства, постарайтесь резкой реакцией прекратить его. Обратитесь в профсоюз, если приставания сопровождаются угрозами увольнения. С начальством постарайтесь поддерживать чисто деловые отношения.

После дискотеки не принимайте приглашения прокатиться на машине или уединиться в каком-либо месте. В кинотеатре ищите место рядом с другими женщинами.

Как нужно реагировать на насилие. Нужно бороться с насильником энергично и агрессивно. Не употребляйте вежливых слов, не умоляйте, а кричите что есть силы и боритесь, не давая скидки на слабость женского пола. Сопротивляйтесь до момента, когда станет ясно, что продолжение сопротивления опасно для жизни. Тогда лучше прекратить сопротивление.

С другой стороны, нужно знать, что сопротивление часто подстегивает насильника. Поэтому нужно искать способы контакта с агрессором, расспрашивая его о жизни, работе, чтобы дать ему понять, что перед ним незаурядная личность и у него могут возникнуть сомнения в целесообразности дальнейших действий, также в связи с возможным появлением самоуважения. При разговоре с насильником следует пробудить в нем социальный аспект поведения. К числу тактических приемов относятся такие, как убеждение агрессора в том, что ваши союзники находятся близко и вот-вот могут пойти искать вас, или вы оставили на автоответчике заявление о том, с кем вы пошли на встречу. В крайнем случае можно сказать, что вы заражены венерический болезнью или даже СПИДом. Пассивность поведения в такой ситуации недопустима, так как может быть истолкована как согласие на половой акт.

Сопротивляйтесь, используя локти, ногти, кричите громко в уши агрессора. питайте его колени, таскайте за волосы, бейте по ушам. используйте зубы. бейте ногами со всей силы, выворачивайте мизинцы рук. Если насильник в очках, разбейте их. Используйте случайное, подвернувшееся под руку оружие: зажженную сигарету, зонтик, шпильку, щетку для волос и другие предметы.

При написании статьи использовались отрывки из работы Энн Бёрджисс и Линды Хольмстром «Rape: Victims of Crisis», (Bowie, Md.: Robert J. Braky Co., 1974, pp. 37-50), опубликованные здесь, материалы, взятые с сайта Rape Victim Advocates (здесь), статья «Rape Trauma Syndrome», размещенная на сайте Community Crisis Center (здесь), статья из wikipedia (здесь), и многие другие.
Огромное спасибо frau_zapka за редакторскую работу.

Читайте так же:  Как свести с ума девушку?

В 1972 г. Энн Бёрджисс (Ann Burgess) и Линда Хольмстром (Lynda Holstrom) предприняли исследование психологических последствий изнасилования, в ходе которого они интервьюировали и консультировали всех пострадавших от сексуального насилия, обратившихся в отделение неотложной помощи клиники города Бостон. Исследование продолжалось около двух лет, в течение которых они опросили более 600 женщин и идентифицировали «синдром травмы изнасилования».

Синдром травмы изнасилования является формой посттравматического стрессового расстройства, которое развивается у пострадавших от сексуального насилия — как взрослых, так и детей. Он включает в себя физические, эмоциональные, когнитивные и поведенческие реакции, развившиеся вследствие столкновения с угрожающим жизни событием. И хотя большинство исследований синдрома травмы изнасилования проводились с потерпевшими женщинами, пострадавшие от сексуального насилия мужчины также демонстрируют симптомы СТИ.

Можно выделить несколько стадий СТИ, каждая из которых обладает определенным набором симптомов и интенсивностью их проявления. Продолжительность каждой стадии для разных людей может быть разной, иногда наблюдается возвращение к более ранним стадиям, также возможно наложение симптомов предыдущей и последующей стадий.

Эпизод насилияВо время самого эпизода насилия реакциями жертвы могут быть:

Сопротивляться, пытаться убежать или замереть (Fight, Flight, or Freeze) – хотя все думают, что в случае нападения они точно будут сопротивляться и пытаться убежать, в действительности в большинстве случаев жертва просто замирает на месте и не пытается оказать сопротивление.

Это непроизвольная реакция организма на событие, которое психика воспринимает как угрозу жизни.

В этом случае разум перестает принимать решения, нервная система организма мобилизуется, переходит в режим выживания и начинает инстинктивно регулировать поведение человека. Происходит потеря тонической мобильности, при которой тело становится неподвижным и ригидным.

Тем не менее, у относительно небольшой части подвергшихся нападению действительно включается «инстинкт борьбы», при котором происходит выброс адреналина, и ресурсы организма направляются на оказание ожесточенного сопротивления.
Дезориентация во время нападения может привести к тому, что пострадавшая будет чувствовать себя как бы оторванной от тела, не чувствующей его, что помогает диссоциироваться от испытываемых боли и страха.

Концентрация на выживании: включившийся инстинкт самосохранения может толкнуть человека на то, что он не смог бы или не стал бы делать при других обстоятельствах и что позже в ретроспективе может показаться странным и противоречащим здравому смыслу. Так, к примеру, жертва может беспрекословно выполнять все приказания насильника и содействовать ему, чтобы избежать травм, увечий или смерти, чтобы быстрее закончить тягостную сцену и т.д. Это никоим образом не означет, что жертва желала того, чему ее подверг насильник или что она дала согласие на это.

Острая фаза: дезорганизация• Немедленная реакция на случившеесяСуществует широко распространенные мнение, что первой реакцией пострадавшей на изнасилование должны быть слезы и состояние истерики. Однако в действительности это не всегда так. Напротив, жертвы изнасилования описывают чрезвычайно широкий спектр зачастую противоположных эмоций, пережитых в течение нескольких часов после инцидента. Не существует неуместной реакции на изнасилование!

Однако поведение пострадавших в течение нескольких часов после изнасилования, как правило, соответствует одному из трех основных типов реакции:

Экспрессивная реакция: жертва открыто демонстрирует такие эмоции, как нервное возбуждение, ярость, страх, тревожность. Она может плакать, ругаться, кричать, смеяться, впасть в истерику – все это абсолютно нормальная реакция на пережитую травму.

Контролируемая реакция: жертва маскирует или прячет свои чувства, принимая спокойный, собранный и сдержанный вид и ведет себя так, как будто «ничего не случилось» или «все в порядке». Она будет спокойно сидеть, отстраненно и логически отвечать на вопросы, скрывая переживаемые ею страх, печаль, гнев и тревогу.

Дезориентация: Пострадавшая испытывает сильнейшую дезориентацию, спутанность сознания. Она не может ни на чем сосредоточиться, не в состоянии принимать даже самые незначительные решения. Часто пострадавшая, рассказывая о случившемся, плохо помнит, что и как именно произошло, путается и допускает фактические ошибки. Это является типичным проявлением шокового состояния.

Данные типы являются отражением разных вариантов реагирования на кризисную ситуацию. Также возможно проявление разных сочетаний этих типов реакции.

Физические и эмоциональные реакции на изнасилование зачастую настолько интенсивны, что жертва испытывает шок и отрицание. Если акт насилия было особенно пугающим или жестоким, пострадавшая может пережить крайнюю степень шока и полностью заблокировать воспоминания о пережитом.

Состояние шока и отрицания, через которые проходит большая часть пострадавших, обычно сменяется на целую гамму самых разнообразных и часто противоположных эмоций, что приводит к резким перепадам настроения. Жертва может испытывать ярость, страх, облегчение от мысли, что она выжила, унижение, ощущение себя грязной и использованной, уныние, замешательство, желание мести. Все эти эмоции, как и многие другие, здесь не перечисленные, совершенно нормальны.

• Физическая реакцияМногие пострадавшие от изнасилования описывают общее болезненное ощущение и напряженность во всем теле. Для других болезненные ощущения ограничиваются теми частями тела, которые стали объектом применения силы – например, горло, грудь, руки или ноги. Эти болезненные ощущения могут быть как результатом реальной физической травмы, так и носить психосоматический характер.

Помимо того, часто встречающимися физическими симптомами являются озноб, слабость, внутреннее дрожание, холодный пот, чувство онемения во всем теле, тошнота и/или рвота.

Нарушения режима сна. Находясь в острой фазе, пострадавшие испытывают значительные нарушения установленного режима сна: проблемы с засыпанием, частые пробуждения и невозможность снова заснуть, кошмары, во время которых они могут вновь переживать нападение. Те, кто был изнасилован во время сна, могут переживать пробуждение каждую ночь в одно и то же время.

Нарушения режима приема пищи. Как правило, жертвы изнасилования переживают значительное ослабление аппетита. Они могут жаловаться на боль в животе, потерю аппетита или на странный вкус еды. Часто пострадавшие испытывают чувство тошноты при одной мысли об эпизоде насилия.

В некоторых случаях пострадавшие, напротив, начинают есть больше обычного, пытаясь заглушить негативные эмоции.

Симптомы, относящиеся к конкретному типу сексуального насилия. Жертвы также переживают физические симптомы, ограниченные теми частями тела, которые стали объектом сексуального насилия. Те, кто был принужден к оральному сексу, могут жаловаться на раздражение во рту и горле. Пережившие насильственную вагинальную пенетрацию могут испытывать выделения из влагалища, зуд, жжение при мочеиспускании, и общую боль. Жертвы анального изнасилования могут сообщать о ректальной боли и кровотечении.

• Эмоциональная реакцияПринято считать, что основной реакцией на изнасилование являются чувства стыда и вины. Однако, согласно данным исследования Энн Бёрджесс и Линды Хольмстром, для большинства жертв основной эмоцией является чувство страха – боязни физической травмы, увечья и смерти. И именно острое чувство страха наряду с ощущением собственной беспомощности и бессилия и являются причинами развития синдрома травмы изнасилования.

Другими характерными для пострадавших от изнасилования эмоциями являются чувства унижения, нечистоты, вины, стыда, растерянности, тревожности, подозрительности, гнева и желания отомстить. Из-за широты гаммы эмоций, присущих острой фазе, жертвы часто подвержены резким перепадам настроения.

Многие жертвы понимают, что интенсивность переживаемых ими чувств зачастую несоразмерна с ситуацией, в которой они находятся в данный момент. Так, например, они могут испытывать чувство гнева по отношению к кому-то, но вскоре осознать, что гнев в этой ситуации был совершенно необоснован. Женщины часто сильно расстраиваются из-за собственного неуравновешенного поведения, что в свою очередь является источником еще более угнетенного состояния. Жертвы также говорят о чувстве постоянного раздражения и недоверия по отношению к другим людям, которое они испытывают во время нескольких первых недель, когда симптомы все еще ярко выражены.

Мысли. Пострадавшие постоянно пытаются заблокировать любые мысли о пережитом насилии, однако эти мысли, по их словам, продолжают их преследовать. Они испытывают навязчивое желание найти возможность изменить и исправить прошлое – так, согласно словам пострадаших, их мысли снова и снова возвращаются к анализу того, как можно было бы избежать нападения или по-другому выйти из ситуации.

Симптомы, характерные для острой фазы, могут проявляться в период от нескольких дней до нескольких месяцев. Во время этой фазы пострадавшие особенно эмоционально уязвимы и общение с ними требует особой чуткости и бережного обращения.

Стадия отрицанияСтадия отрицания – период, во время которого пострадавшая пытается вернуться к привычному образу жизни, как если бы ничего не случилось. Во время этой фазы она может полностью заблокировать мысли и воспоминания о случившемся. Она будет отказываться обсуждать то, что с ней случилось или любую другую связанную с этим тему, и будет намеренно избегать любых напоминаний о произошедшем, желая просто забыть об этом. Некоторые люди могут оставаться в стадии отрицания годами, так что будет казаться, что они «отошли» от этого, несмотря на то, что их эмоциональные проблемы так и не были разрешены.

Отрицание может быть частью процесса восстановления пострадавшей, поскольку дает ей возможность собраться с силами прежде чем начать тяжелую работу по осмыслению травмы и восстановлению. Однако, затянувшаяся стадия отрицания в значительной степени мешает процессу выздоровления.

Долгосрочный процесс: реорганизацияИзнасилование представляет собой полное разрушение нормального хода жизни жертвы не только в течение первых дней или недель после случившегося, но и последующих месяцев и даже лет. Во время фазы реорганизации пострадавшей приходится признать и начать прорабатывать подавляемые до сих пор чувства и страхи; начать перестраивать себя и свою жизнь, интегрируя в нее приобретенный опыт, искать способы вновь обрести утраченное чувство безопасности.

После приглушенных и подавленных эмоций, характерных для стадии отрицания, для человека может быть очень страшно вновь ощутить сильную эмоциональную боль и вернуться к мыслям и воспоминаниям об изнасиловании . Следует помнить, что, несмотря на болезненность переживаемых симптомов, эти реакции являются необходимыми элементами в процессе восстановления от пережитой травмы, и что со временем симптомы будут постепенно сглаживаться и уходить.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во время долгосрочного процесса реорганизации жертвам приходится сталкиваться со следующими симптомами:

1. Социальные последствия:Пострадавшие, как правило, испытывают значительные затруднения с возвращением к тому образу жизни, который они вели до эпизода насилия.

Возобновление функционирования лишь на минимальном уровнеМногие пострадавшие, хотя и продолжают работать или учиться, но чувствуют себя не в силах выполнять задачи и действия кроме минимально необходимых. Некоторые и вовсе бросают работу или учебу и остаются дома, решаясь выходить наружу лишь изредка и только в сопровождении близких людей.

Жертвы могут начать считать мир слишком опасным местом и начать в значительной степени ограничивать свое передвижение, выходы из дома, социальную активность.

Очень распространенные среди жертв сексуального насилия депрессия, потеря удовольствия от жизни и интереса к любимым прежде занятиям, апатия часто приводят к резкому сужению круга интересов и занятий, физической бездеятельности

Проблемы с общениемЖертвы сексуального насилия часто начинают испытывать возрастающее чувство недоверия и подозрения по отношению к другим людям, особенно к мужчинам. На стадии восстановления многим жертвам становятся свойственны постоянная раздражительность, приступы ярости и готовность идти на конфликт по незначительным поводам. Характерными являются также ощущения отчужденности, изолированности от других, собственного одиночества. Все эти рекции часто приводят к тому, что пострадавшие могут отдалиться от других, замкнуться в себе, потерять интерес к общению и социальной жизни.

В некоторых случаях пострадавшие, напротив, могут стать очень зависимыми от других людей.

Часто реакции зависят от характерных обстоятельств эпизода насилия. Например, если нападение произошло, когда насильник и жертва были наедине, она может начать бояться оставаться в одиночестве. Если пострадавшая пережила групповое изнасилование, она может практически полностью отказаться от социальных контактов и обращаться за поддержкой и общением только к нескольким доверенным лицам. Нередки случаи, когда жертва переживает конфликтующие эмоции – будучи в одиночестве, она может испытывать чувство страха и собственной беззащитности, находясь же в компании других людей, она может ощущать сильный дискомфорт и стресс из-за иррационального чувства недоверия к другим.

Прибегание к копинговым механизмамВ попытке справиться с тяжелыми эмоциональными последствиями изнасилования пострадавшие часто ищут средства, которые помогли бы им адаптироваться к этому непростому периоду и уменьшить или снять эмоциональную боль. Такие средства могут быть как конструктивными (обращение за поддержкой к семье и друзьям, философия), так и самодеструктивными (причинение себе вреда, алкоголь, наркотики, поведение, связанное с высокими рисками).

2. Психологические последствияНа этапе восстановления доминирующими являются негативные эмоции пострадавшей, направленные против нее самой – чувства вины, стыда, унижения, собственной нечистоты, общая потеря самоуважения и уверенности в себе – все они являются совершенно нормальными психологическими реакциями. Эти симптомы означают, что пострадавшая обратила свой гнев на себя, и что ее мучают неразрешенные страхи. Напоминайте ей, что она никоим образом не может считаться ответственной за произошедшее и что ничто не может служить оправданием совершенному над ней насилию. Поощряйте пострадавшую перенаправлять эти негативные эмоции с себя на насильника.

Очень характерно для этой стадии чувство вины за произошедшее, сопровождаемое поиском ошибок в своих действиях и поведении, приведших к таком исходу. Оно также может выступать своего рода защитной реакцией психики – это позволяет хотя бы отчасти восстановить утраченное чувство контроля над событиями и убедить себя, что полученный опыт и правильные выводы помогут в будущем избежать повторения подобного. И хотя на определенном этапе восстановления подобная иллюзия контроля может поддерживать жертву и позволить ей собраться с силами, длительное обращение к ней способно серьезно осложнить процесс восстановления.

Кроме того, подавляющее большинство пострадавших, находящихся в этой стадии, испытывает такие симптомы, как депрессия (иногда вплоть до суицидальных мыслей), невозможность ощутить счастье или радость, пессимистичный взгляд на будущее, апатия, приступы рыданий и общая плаксивость.

Отдельным кластером можно выделить ощущения и реакции, связанные с чувством собственной беззащитности, беспомощности, и отсутствия контроля над своей жизнью – страх, тревожность, нервозность, возбужденность, беспокойство, повышенная бдительность.

Страхи и фобии:1. Связанные с обстоятельствами изнасилования – пострадавшая может испытать чувство страха как реакцию на внешний стимул, напомнивший ей об эпизоде насилия или насильнике. Например, если насилие произошло на улице, жертва может начать бояться покидать дом. Если насильник был пьян, запах алкоголя может запускать у пострадавшей очень яркие воспоминания об эпизоде насилия.

Наиболее часто встречаются среди жертв изнасилования такие фобии, как боязнь людей, боязнь оставаться одной, боязнь мужчин, боязнь незнакомцев, боязнь открытых пространств, боязнь прикосновений.

2. Страх встретиться с насильником – иногда бывает настолько сильным, что пострадавшая бросает учебу/работу, переезжает, меняет номер телефона, отказывется от привычных занятий и развлечений, меняет прежний круг знакомств.

3. Страх оказаться беременной или заразиться ВИЧ или ЗППП.4. Общее чувство беспричинного страха и паранойи.В некоторых случаях эти страхи могут вызвать паническую атаку — необъяснимый, мучительный приступ тяжёлой тревоги, сопровождаемый столь интенсивным страхом, что человек начинает задыхаться.

ФлешбэкиЧеловек с СТИ или ПТСР может испытывать флешбэки во время немедленной острой или последующей долгосрочной фазы восстановления. Флешбэком называется состояние, при котором человек под воздействием внешнего стимула переживает непроизвольную реакцию и впадает во временное кризисное состояние. Любой из органов чувств, как по отдельности, так и в сочетании с другими – нечто увиденное, звук, вкус, запах или физическое ощущение может вызвать флешбэк.

Во время флешбэка человек часто чувствует себя перенесенным в травмировавший его эпизод и может начать проявлять симптомы, как если бы действительно в настоящий момент он подвергался насилию. К примеру, он может испытывать болезненные ощущения и раздражение в тех частях тела, которые были повреждены. Также переживающий флешбэк может проявлять поведенческие симптомы, типичные для человека, подвергшегося нападению – кричать, пытать убежать или спрятаться, драться или впасть в состояние оцепенения.

Попытки помочь человеку выйти из этого состояния должны быть вербальными, любое прикосновение может быть контрпродуктивным.

Сны и кошмарыОдним из самых типичных сиптомов для жертв изнасилования являются сны и кошмары, которые характерны как для острой фазы, так и для долговременного процесса стадии реогранизации. Жертвы сообщают о двух типах кошмаров. При первом типе жертва во сне вновь переживает ситуацию насилия с безуспешными попытками выбраться из нее.

Читайте так же:  Что такое безразличие?

По истечении некоторого времени начинает превалировать второй тип снов и, хотя содержание снов меняется, его основным мотивом продолжает быть насилие. Во время подобных кошмаров пострадавшим снится, как они убивают или подвергают насилию других людей, зачастую своего насильника, таким образом возвращая себе утраченный во время нападения контроль. И, хотя оба этих типа сна могут быть мучительны для жертвы, они являются нормальной частью процесса восстановления.

Помимо этого жертва может страдать от бессоницы, беспокойного и прерывистого сна, кошмаров или наоборот, повышенной сонливости.

Навязчивые мысли и воспоминанияВо время стадии реорганизации пострадавших продолжают преследовать навязчивые мысли и воспоминания об изнасиловании. Они часто просто не в состоянии прекратить перебирать в уме подробности случившегося и перестать анализировать, как можно было бы избежать изнасилования. Жертвы концентрируются на своих ошибках, реальных или воображаемых, что сопровождается чувством вины и самообвинениями.

Частичная потеря памятиВ некоторых случаях из-за острого чувства шока и неспособности нервной системы справиться с переживаемым возможны частичное или полное вытеснение воспоминаний о травматичном событии; неспобность вспомнить определенные детали эпизода насилия.

3. Сексуальные последствияМногие жертвы сообщают о появившемся после изнасилования страхе перед сексом. Это происходит из-за того, что секс, который должен приносить удовольствие и удовлетворение, вместо этого был превращен в оружие для унижения, наказания жертвы и установления контроля над ней.

Многие пострадавшие в течение какого-то времени после изнасилования не чувствуют себя в состоянии возобновить привычную сексуальную жизнь. Они испытывают снижение или полное отсутствие сексуального влечения, потерю способности получать удовольствие и/или достигать оргазма, в некоторых случаях сексуальный акт может сопровождаться болью или запустить флешбэк. Если у жертвы на момент нападения не было никакого сексуального опыта, она может начать испытывать обостренный страх перед первым добровольным сексуальным контактом.

В некоторых случаях, вопреки тому, что можно было ожидать, пострадавшие напротив, начинают вступать в многочисленные сексуальные связи, зачастую с малознакомыми или незнакомыми людьми. Среди причин такого парадоксального изменения в поведении можно назвать стремление вновь обрести способность получать удовольствие от секса; попытки вернуть себе ощущение контроля над своим телом и сексуальностью; компульсивное желание заново воспроизвести ситуацию, повлекшую травму для того, чтобы выйти из нее с другим исходом; проявления аутоагрессии — ненависти и отвращения к себе и к своему телу, ощущения себя грязной и заслуживающей насилия, диссоциация – они могут повлечь за собой равнодушие к своей сексуальной неприкосновенности и ощущение собственного бессилия и неизбежности насилия.

Следует помнить, что синдром травмы изнасилования создает повышенную эмоциональную уязвимость, на которую пострадавшие, как правило, не в состоянии как-то повлиять или контролировать, и которым могут воспользоваться недобросовестные люди. Не обвиняйте и не осуждайте жертву за поведение, которое вам кажется неосторожным и самодеструктивным, оно является результатом серьезной психоэмоциональной травмы, а не осознанным выбором.

Пострадавшая также может беспокоиться о том, как ее партнер отреагирует на известие об изнасиловании из страха, что он изменит свое к ней отношение. Страх перед сексом, характерный для жертв изнасилования, может значительно обостриться, если ее партнер будет настаивать на возобновлении сексуальной активности, не дожидаясь ее психологической к тому готовности. В связи с серьезным и системным характером стрессов, переживаемых пострадавшей от изнасилования, ее отношения с партнером могут оказаться под угрозой разрыва. Недавние исследования показывают, что почти половина пострадавших переживают разрыв романтических отношений в течение года после изнасилования.

Фаза разрешения, или интеграцииСо временем пострадавшие становятся способными осмыслить травму сексуального насилия и интегрировать этот опыт в свою жизнь, так что пережитое насилие перестает быть центром их жизни. Воспоминания не исчезают, но постепенно выцветают и перестают преследовать пострадавшую и влиять на ее жизнь. Во время этой фазы негативные чувства, такие, как вина и стыд – оказываются разрешенными и жертва уже не винит себя за произошедшее. Достигшие этой фазы восстановления уже имеют очень четкое осознание того, что ответственность за произошедшее лежит на насильнике. Пострадавшие восстанавливают ту часть своей личности, которая была замещена травматическими симптомами и вновь начинают чувствовать себя «самими собой», нормальный ход их жизни восстанавливается. Таким образом, человек, который пережил сексуальное насилие, перестает быть «жертвой» и становится «пережившим».

Тем не менее, некоторые пострадавшие от сексуального насилия так никогда и не достигают фазы разрешения, на многие годы «застревая» в фазе отрицания. Чаще всего это происходит с людьми, которые не получили никакой эмоциональной поддержки или психологического консультирования, а также с теми, кто столкнулся с негативной реакцией окружающих на известие о пережитом насилии.

Факторы, влияющие на способность жертвы к преодолению кризиса:Личные качестваОпределяется тем, какими копинговыми механизмами обладает жертва и насколько успешно она справлялась с кризисными ситуациями в прошлом. Кроме того, такие личные качества, как высокая самооценка и уверенность в себе, которые хоть и оказываются значительно ослабленными изнасилованием, могут ощутимо поддержать жертву и ускорить процесс восстановления.

Наличие поддержкиПроцесс исцеления пострадавшей во многом будет зависеть от наличия поддержки родных и близких.

Если признание пострадавшей было проигнорировано или встречено недоверием и/или обвинениями ее самой и поиском в ней причин произошедшего, это может только обострить и без того мучающие жертву чувство собственной вины, ненависти к себе, ощущение одиночества и изолированности и еще сильнее ее травмировать. Подобная повторная травматизация в некоторых случаях может быть не менее болезненной и разрушительной для психического здоровья, нежели первоначальная травма, вызванная изнасилованием. Если близкие жертве люди не могут или не хотят предложить ей свою поддержку, очень важно получить помощь и признание от других людей.

Обращение за помощью к специалистуКонсультация психолога, как правило, облегчает и ускоряет процесс восстановления — дает жертве возможность выговориться, предлагает различные копинговые стратегии, способствующие быстрейшей адаптации, оказывает психологическую и эмоциональную поддержку.

Наличие других проблем в жизни жертвыПроцесс исцеления может быть сильно затруднен, если пострадавшей приходится одновременно решать другие проблемы – например, алкогольной или наркотической зависимостей, процесса развода или разрыва отношений, возникшие или уже существующие экономические, профессиональные, семейные, эмоциональные или другие трудности. Поскольку сильный стресс вызывает регрессию в наиболее уязвимых областях, изнасилование может реактивировать или обострить эти проблемы, даже если до этого они находились под контролем

Предыдущий опыт сексуальной виктимизацииНаличие опыта ранее пережитого сексуального насилия, особенно произошедшего относительно недавно или перенесенного в детском возрасте, может серьезнейшим образом осложнить процесс выздоровления пострадавшей.

Решение никому не рассказывать о происшедшемТакое решение отягощает жертву дополнительной психоэмоциональной нагрузкой и мешает ей обратиться за помощью и поддержкой. Для успешного процесса восстановления от травмы очень важно поощрять пострадавшую к обсуждению ее мыслей, действий и эмоций, как во время, так и после эпизода насилия.

Разные люди реагируют на травму по-разному. И хотя подавляющее большинство жертв демонстрируют широкий спектр симптомов синдрома травмы изнасилования, не все пострадавшие реагируют одинаково – некоторые могут вообще не проявлять никаких симптомов, или проявлять лишь немногие из них. Очень важно подходить к каждой пострадавшей от изнасилования как к отдельному человеку и попытаться понять, что значит травма изнасилования именно для нее.

Исследования показывают, что изнасилованным необходима немедленная психологическая помощь, а в ряде случаев — и длительная психологическая помощь, в том числе со стороны специалистов. Однако большинство изнасилованных не осознают, что у них возникли достаточно серьезные психологические проблемы, и официальная психологическая помощь может казаться им своего рода общественным приговором, поэтому они ее избегают.

Первая задача психологической помощи — поспособствовать тому, чтобы пострадавшие как можно быстрее вернулись к нормальной жизни. При этом необходимо учитывать, что изнасилование касается всех сфер жизни женщины:              физической, эмоциональной,

общественной, половой. Надо исходить из того, что в большинстве случаев потерпевшие — совершенно нормальные женщины, но находящиеся в состоянии тяжелого стресса. В то же время нельзя забывать и о том, что среди потерпевших могут быть и женщины, изначально страдавшие психическими расстройствами. Например, при аффективных расстройствах компенсаторные возможности психики всегда на пределе, и изнасилование становится пусковым фактором психоза и других осложнений.

Большинство консультантов придерживаются следующих трех принципов психологической помощи изнасилованным:              1) помощь должна облегчить кризис,

способствовать скорейшему выходу из него, снизить риск возникновения стойких психопатологических последствий; 2) в кризисный период важна эмоциональная поддержка близкого человека; 3) изнасилование — это кризис также для близких родственников и друзей, которым тоже может потребоваться психологическая поддержка.

При проведении индивидуального консультирования следует придерживаться общих этических принципов. Можно предложить две модели индивидуальной психотерапии жертв сексуального насилия, разработанные в Центре помощи изнасилованным г. Санта-Моника, США: модель кризисной интервенции и модель краткосрочной психотерапии (Гайдаренко, 1995).

Модель кризисной интевенции используется в тех случаях, когда число встреч консультанта с потерпевшей заранее оговорено. Главная цель кризисной интервенции — помочь женщине эффективно справиться с травмой. Для этого в процессе консультирования ставятся три задачи:

  1. Адекватное и ясное представление о происшедшем.
  2. Управление своими чувствами и реакциями, преодоление аффекта.
  3. Формирование поведенческих моделей, позволяющих преодолеть последствия травмы.

Американский психолог Гейл Абарбанел предложила следующую схему кризисной интервенции (Abarbenel, Richman, 1990):

  1. Представьтесь пострадавшей и объясните, как вы связаны с кризисной службой для женщин.
  2. Разъясните свою роль и задачи. Расскажите о той помощи, которую вы можете

оказать.

  1. Признайте тяжесть происшедшего.
  2. Побудите пострадавшую говорить о случившемся. Будьте терпеливы, дайте ей время для ответа на ваши вопросы.
  3. Помогите пострадавшей выразить чувства, возникшие в связи с насилием.
  4. Объясните, что многие жертвы сексуального насилия испытывают подобные чувства и подвержены сходным реакциям.
  5. Выясните представления женщины о травматическом влиянии сексуального насилия. Узнайте, что она думает о своих действиях перед насилием и во время происшествия. Объясните, что многие жертвы неверно себе представляют меру своей ответственности за случившееся: на самом деле пережившая насилие не может быть виновата в том, что она оказалась жертвой.
  6. Резюмируйте высказанное и переходите к фазе разрешения проблем.
  7. Помогите идентифицировать отдельные переживания и установить приоритеты, то есть отметить то, что больше всего беспокоит пострадавшую и чем нужно заняться в первую очередь.
  8. Вместе составьте план действий по разрешению важнейших проблем, вызванных насилием. Предложите альтернативные решения по каждой теме. Укрепите появившееся у женщины ощущение, что она контролирует ситуацию, подчеркните, что это она принимает решения и будет их реализовать так, как считает нужным.
  9. Оцените способность пострадавшей справиться с последствиями насилия. Узнайте, кто из ее близких или друзей может оказать ей поддержку.
  10. Подготовьте жертву насилия к возможным реакциям на травму.

Описанная схема собеседования используется и как вступительная фаза для краткосрочной психотерапии.

Более продолжительная процедура кризисной интервенции обусловлена травматизирующим влиянием сексуального насилия на личность жертвы. Ее отношение к миру, окружающим и себе подвергнуто сомнению. Чувство безопасности и контроля над своей судьбой уничтожено, способность доверять другим людям поколеблена, огромный ущерб нанесен самооценке. Реакции на травму и порожденные ею внутренние конфликты существенно изменяют поведение пострадавшей, особенно в том случае, если она предпочитает молчать и не обращаться за помощью.

Задача программы краткосрочной психотерапии — помочь пострадавшей осмыслить травматическое событие. Эта модель, рассчитанная примерно на 16 терапевтических сеансов, предназначена исключительно для терапии жертв сексуального насилия. Сюда входят теоретическое обоснование кризисной интервенции, психодинамическая концепция и принципы краткосрочного психотерапевтического воздействия. Такой подход фокусируется на центральной, ключевой проблеме пациента, а временные рамки модели определяют постановку специфических целей с использованием для их достижения суггестии и информирования. Весь терапевтический процесс распадается на три последовательные фазы: начальную, среднюю и завершающую.

Начальная фаза обычно включает в себя два сеанса, в ходе которых терапевт: 1) активно вовлекает женщину в терапевтический процесс, помогает ей понять суть пережитой психологической травмы и выявить точки приложения усилий для преодоления ее последствий; 2) заключает с пациенткой «терапевтический контракт»; 3) оценивает вероятность развития депрессивных состояний и суицида; 4) индивидуализирует терапевтическую процедуру сообразно потребностям обратившейся.

В начале терапевтического процесса пострадавшая находится в состоянии острого кризиса. Для подготовки жертвы к полноценной терапии используются описанные ранее приемы кризисной интервенции. Терапевт в этой ситуации активен, готов к эмоциональной поддержке, демонстрирует компетентность и понимание природы травмы насилия. Он помогает прояснить ситуацию, установить связь между состоянием потерпевшей и

характером травматического события, информирует, предлагает возможные варианты действий ради преодоления последствий травмы и помогает составить их план.

Цели краткосрочной психотерапии и временные рамки процесса обсуждаются с пациенткой во время подготовки «терапевтического контракта». Определение временных границ укрепляет надежду на излечение, снижает зависимость потерпевшей от терапевта, стимулирует ее активное участие в терапевтическом процессе.

На первых сеансах терапевт проводит психодиагностику, позволяющую индивидуализировать работу. Он оценивает: характер и выраженность посттравматических симптомов; проявления психологической защиты; уровень общего развития; усвоенные культурные нормы и установки, имеющие отношение к сексуальному насилию; возможность поддержки со стороны окружения; предшествующий травматический опыт; наличие неразрешенных конфликтов.

Работа на второй фазе терапевтического процесса сводится к тому, чтобы дать пострадавшей возможность свободно рассказывать о происшедшем, понять и проработать все его аспекты. Цель терапии — интеграция опыта насилия в общую систему жизненного опыта пострадавшей и развитие адаптивных стратегий преодоления последствий травмы. Ключевой момент во взаимодействии терапевта и клиентки — полная откровенность пострадавшей, которая ощущает возможность раскрыть все обстоятельства и детали насилия. Не исключено, что терапевту будет трудно выслушивать подробности, однако ему придется себя преодолевать, так как недоверие или нежелание слушать препятствуют работе. Важно помнить, что не существует пределов жестокости насильников. Возможность рассказать о травматических событиях и связанных с ними переживаниях снижает у пострадавшей чувство беспомощности, изоляции и стыда. Терапевт помогает пострадавшей установить связь ее реакций с произошедшим травматическим событием.

Параллельно вырабатываются соответствующие стратегии (поведенческие и когнитивные) и происходит обучение управлению симптомами посттравматического синдрома (ПТС). Для этого используются различные терапевтические приемы, такие как релаксация и редукция стресса, физические упражнения, снижение чувствительности и когнитивное переформирование (изменение точки зрения).

Как только пострадавшая начинает осваивать травматический опыт на когнитивном уровне, у нее появляется способность контролировать себя и свои реакции, что помогает ей возвратиться к привычному образу жизни и повышает уверенность в себе. Информирование и защита интересов пострадавшей — важная часть терапевтического процесса.

Терапевту необходимо знать о существующих предрассудках в отношении сексуального насилия и уметь им противостоять. Можно говорить о вторичном (социальном) преследовании жертвы, что выражается в высказываниях и действиях, которые подразумевают ее ответственность за случившееся или недооценивают тяжесть психологической травмы. В некоторых ситуациях терапевт выступает защитником интересов пострадавшей ради решения конкретных проблем, порождаемых вторичным преследованием, скажем, со стороны медицинских работников и работников правоохранительных органов.

Планируя завершение терапевтического процесса, терапевт напоминает женщине, что их совместная работа подходит к концу. Обычно это происходит во время одиннадцатого сеанса и позволяет женщине подготовиться к расставанию с терапевтом и проработать прекращение отношений в рамках психотерапии. В течение завершающей фазы проводится обзор результатов и достижений работы и намечаются цели на будущее.

Читайте так же:  Как вернуть бывшую девушку?

В особом подходе нуждаются женщины, пережившие сексуальное насилие в детстве. Они могут обратиться за помощью спустя многие годы, когда вдруг понимают, что травма, полученная в детстве, не утихла с годами: «Не знаю, почему мне это так мешает жить сейчас. Многие годы я даже не вспоминала об этом. Иногда я сомневаюсь, было ли это на самом деле. Я выросла, и теперь у меня есть собственная семья. Почему же сейчас мне снятся кошмары и меня преследует страх?» — подобные вопросы часто звучат в беседах с

психотерапевтом.

Женщины могут прийти с жалобой на недостаток тепла в семье, дисгармонию в супружеских отношениях или на сильный страх за безопасность ребенка. Иногда детские травматические воспоминания на многие годы блокируются, и жертва даже не подозревает о том, что было в ее детстве. Бывает и так, что женщина помнит о факте насилия, но не связывает трудности своей теперешней жизни с этим событием.

В любом случае сексуальное насилие, пережитое в детстве, не проходит бесследно и может вызвать во взрослой жизни следующие проблемы:
  • заниженная самооценка;
  • трудности в выражении эмоций;
  • сложности во взаимоотношениях с людьми;
  • дефицит доверия и сексуальные проблемы;
  • различные заболевания, вызванные психологическими причинами.
В процессе работы с женщинами, пережившими сексуальное насилие в детстве, психотерапевт ставит перед собой следующие цели:
  1. Полное осознание того, что случилось в детстве. Это освобождение от ужасной тайны, которая хранилась многие годы. Обычно разговор с психотерапевтом становится для женщины первой в жизни возможностью открыто говорить и вспоминать о пережитой травме.
  2. Разрушение чувства одиночества и изоляции вследствие раскрытия секрета.
  3. Оказание помощи в понимании и выражении своих чувств.
  4. Принятие решения об ответственности за свою жизнь.
  5. Открытие себя заново, прощение себя.
  6. Формирование нового образа жизни.

Сначала следует помочь женщине принять обязательство полностью выполнить работу, необходимую для реабилитации. Для этого целесообразно составить список ответов на вопрос: «Почему я хочу выздороветь?»

Женщины, вступившие на путь исцеления, проходят в процессе психотерапии следующие этапы:

  1. «Перед лицом правды». Для освобождения необходимо понять, что же в действительности произошло. Некоторые жертвы не помнят происходящего, другие просто не позволяют себе оценить значение этой травмы и всего, что с ней связано, ограждают себя от боли.
  2. Осознание и выражение чувств. Взглянув в лицо правде, женщины испытывают все эмоции, от которых они себя защищали: ненависть к насильнику, чувство печали и потери.
  3. Противостояние (прямое или косвенное) насильнику и другим людям, так или иначе связанным с происшедшим. Бросить им вызов можно в письме (письмо может быть адресовано и уже умершему человеку), в семейных разговорах, начатых по инициативе пострадавшей, в личной беседе.
  4. Изменение отношений с людьми. Женщина учится объективно смотреть на существующие отношения и различать, какие из них можно считать здоровыми, а какие — нет. Здесь происходит выбор: как жить дальше, надо ли что-либо изменить в семейной жизни.
  5. Новое открытие себя. Это ощущение своей уникальности и готовность к дальнейшему росту.
  6. Забота о себе. Женщина учится получать то, чего была лишена в детстве.
  7. Прощение себя. Поняв, что с ней произошло, женщина освобождается от чувства

вины.

Пострадавшая от сексуального насилия испытывает комплекс сильнейших переживаний: чувство вины, стыда, безысходности, невозможности контролировать и оценивать события, страх из-за того, что «все узнают», брезгливое отношение к собственному телу.

При консультировании жертв сексуального насилия необходимо (Моховиков, 2001):

  1. Обеспечить возможно более полное и безусловное принятие себя.
  2. Повысить самооценку.
  3. Помочь составить конкретный план поведения в обстоятельствах, связанных с насилием (информация о милиции, правоохранительных органах, медицинских процедурах).
  4. Помочь определить основные проблемы.
  5. Помочь мобилизовать системы поддержки.
  6. Помочь осознать серьезность происшедшего.
  7. Помочь осознать необходимость потратить время на выздоровление.
  8. Выявить и укрепить сильные стороны личности.

Принципы помощи жертвам изнасилования

  1. Уважение:
  • следует оценить доверие, которое оказывает жертва, обращаясь за помощью;
  • обеспечить конфиденциальность;
  • учитывать культурные особенности жертвы.
  1. Подтверждение:
  • правоты клиентки, ее потребности выразить свои чувства;
  • того факта, что жертва осталась в живых и имеет достаточно сил, чтобы справиться с травмой;
  • естественности и адекватности ее чувств;
  • позитивного смысла проявлений психологической защиты.
  1. Убеждение:
  • что жертва не виновата;
  • что она преодолеет свои переживания, страхи и ночные кошмары, являющиеся «оплакиванием потери»;
  • что теперешнее состояние пройдет, если появится надежда;
  • что она имеет необходимые силы и ресурсы;
  • что ей самой следует определять, что, когда и кому рассказывать о случившемся.
  1. Предоставление разнообразных возможностей:
  • следует передать ей инициативу в процессе консультирования;
  • дать необходимую информацию, не заставляя нести ответственность за случившееся;
  • не настаивать на необходимости лечения;
  • не вникать в детали происшедшего, если этого не требуется в терапевтических целях.

При консультировании жертвы изнасилования ни в коем случае не следует

расследовать обстоятельства психотравмы. Прежде всего, следует поддержать разговор об ощущениях и чувствах. Накопившиеся переживания и эмоциональное напряжение ищут выхода, чему способствует активное слушание. Предметом обсуждения часто становится обвинение себя, основанное на заблуждении, что насильнику не было оказано должного сопротивления. Следует убедить жертву, что она действовала правильно, соответственно сложившимся обстоятельствам, лучшим доказательством чего является тот факт, что она осталась жива.

Спектр возможных эмоциональных реакций жертвы широк:

  1. Страх, который может приводить к развитию фобий (страх вновь подвергнуться избиениям, насилию или лишиться жизни). Его не следует подавлять, более того, поскольку он основан на реальных обстоятельствах, иногда нужно предпринять действия по обеспечению безопасности. Существует также и страх отвержения близкими.
  2. Отрицание серьезности (или существования) проблемы. Произошедшее не осознается или представляется нереальным. В беседе следует уважительно отнестись к потребности в этой психологической защите.
  3. Потрясение отсутствием или неприемлемостью альтернатив — выхода из ситуации. Сильные эмоциональные переживания ведут к дезорганизации поведения и дезинтеграции личности. Потрясение порождает чувство, что необходимо резко изменить образ жизни: сменить жилище, работу, учебу и т.п. В этом хаосе стоит совместно выбрать наиболее важные приоритеты и, используя сильные стороны личности, составить конкретный и исполнимый план действий.
  4. Беспомощность, вызванная неудачными попытками сопротивления, равнодушием или враждебностью окружения и общества. Ее преодолению способствует осознание того, что ситуация разрешима.
  5. Гнев возникает немедленно или с отсрочкой и может быть направлен на любого человека. Слудет выразить его до конца, как бы это ни было болезненно и мучительно.
  6. Чувство вины за прежние заблуждения, неправильное поведение или уход от значимых отношений. Вину отрицать бессмысленно — важно то, что она указывает на явления, зависящие от клиента, которые потому можно измененить при его желании.
  7. Недоверие возникает в силу того, что консультант относится к числу посторонних, от которых продолжает исходить опасность. Поскольку недоверие является в какой-то мере реалистичным, нелишне выслушать и принять выражение недовольства и разочарования клиента.
  8. Депрессия, проявляющаяся в чувстве незначимости и неспособности к действию, часто поддерживаемая окружением. Она преодолевается путем принятия своих чувств, обретения контроля над собой и активного участия в жизни.
  9. Амбивалентность обусловлена проблематичностью социальной и сексуальной ролей как клиентки, так и значимых других, а также необходимостью принять решения об изменении стереотипов. Признав право жертвы на двойственность эмоций, важно дать возможность их открыто проявить.

После эмоционального отреагирования следует постепенно переходить к работе по восстановлению личностного контроля. Тут не следует ожидать быстрых результатов: порой должно пройти немало времени; недели или месяцы, а иногда и годы уходят на то, чтобы полностью реконструировать отношения с окружающими и достичь интеграции личности. Нет смысла фиксироваться на деталях сексуального нападения: фиксация и генерализация этих переживаний может приводить к хронической беззащитности и непреодолимому страху перед всеми мужчинами.

Если клиентка обращается за помощью непосредственно после совершенного сексуального нападения, ей рекомендуют обратиться в правоохранительные органы по телефону или лично, для чего ей дают соответствующую информацию. Следует убедить жертву в необходимости дать показания следственным органам и как можно быстрее пройти медицинское обследование. Стоит упомянуть, что пройти медицинскую экспертизу желательно в течение первых суток, имея определенные доказательства изнасилования (для чего не следует мыться или принимать ванну). Довести до сознания жертвы эту информацию очень трудно, но целесообразно ей напомнить, что эти действия могут облегчить оказание ей помощи. Безусловно, этот момент требует от консультанта особой чуткости. Обращаясь к консультанту, а не в правоохранительные органы, жертва имеет для этого свои основания и потому воспримет переадресацию как отвержение. Юридическую информацию можно передать лишь на фоне установившегося доверия и проработки переживаний.

Из-за отсутствия надежной системы законов и неэффективности их исполнения несовершеннолетние, пострадавшие              от сексуального насилия, обращаются за

правоохранительной помощью крайне редко. Это связано с психологической травматичностью дознания и судебного процесса, с опасением разгласить нежелательную информацию в учебных заведениях, среди значимого окружения, с сомнением в действенности юридической помощи, со страхом перед местью насильника или его окружения.

Далеко не всегда женщина, перенесшая насилие, оказывается на приеме у психолога, а если это происходит, поводом для обращения служат чаще всего депрессия, утрата смысла жизни, одиночество, неудачи на работе, конфликты с супругом, серьезные трудности в

воспитании детей, неуважение со стороны близких или сослуживцев и т. д. Объясняется это целым рядом причин (Сорокина, 2001):

  1. Женщина переживает острые чувства вины и стыда.
  2. Результаты перенесенной травмы часто сказываются на различных сферах жизни женщины, не всегда связанных с сексом. Женщина искренне считает, что между изнасилованием в прошлом и теми проблемами, которые существуют в настоящем, нет никакой связи.
  3. Человек стремится забыть перенесенную боль, с которой он не в состоянии жить. В одних случаях это полное забвение, в других снижается значимость события, которое воспринимается как досадный курьез, случайность, мелочь, о которой не стоит вспоминать.

Как правило, женщина надеется, что с помощью психолога она сможет наладить свою жизнь, не касаясь самой больной темы, не подвергая себя дополнительному унижению. То, что с ней однажды произошло, и сопутствующие этому чувства она воспринимает как собственный порок, грех, проклятье. Она убеждена, что, если люди узнают об этом, она будет навсегда отторгнута, изгнана из общества. Она пытается спрятать в себе ужасное воспоминание. Иногда наблюдается противоположная позиция: женщина много и охотно рассказывает о том, как ее насиловали, вспоминая все новые детали. Ситуация изнасилования зачастую становится самым ярким пятном в серой, бедной событиями и переживаниями жизни; это единственное, что может привлечь к ней внимание. Иногда, признаваясь в том, что она подверглась насилию, женщина пытается в фантазии взять на себя полную ответственность за происшедшее, пытаясь тем самым сохранить контроль над ситуацией и не уронить свое достоинство перед психологом. В любом случае психолог имеет дело с женщиной, чья жизнь разбита насилием. Для изменения необходимо вскрыть сам факт насилия, его причины и последствия для жизни женщины, то есть именно то, что женщина всеми силами пытается спрятать от себя, отодвинуть или исказить.

Факторами риска в ситуации изнасилования, которые может выявить психолог, являются:

  1. Травмирующие, искаженные отношения со значимыми людьми в детстве (особенно если эти искажения были сильными или продолжительными).
  2. Обстоятельства, связанные с первым сексуальным опытом.
  3. Позиция жертвы, которая включает чувство зависимости от других людей, сознание собственной некомпетентности и неполноценности, оправдание агрессора.
  4. Низкий социальный интеллект.
  5. Склонность к рискованному поведению, авантюрам.
  6. Алкоголизм, наркомания.
  7. Факт изнасилования в прошлом (что повышает вероятность повторного изнасилования).
  8. Имевшиеся в прошлом суицидальные мысли или попытки как поиск выхода из трудных ситуаций.
  9. Чувство изоляции, депрессия.

Жертва сексуального насилия имеет определенную модель поведения как реакцию на стресс от пережитого. Иногда эти признаки можно найти у женщин и до того, как они стали объектом сексуального насилия, а также у женщин, являющихся постоянным объектом агрессии со стороны мужа, близких людей, сослуживцев. Это говорит о том, что определенный комплекс индивидуальных черт делает жертву уязвимой для насильника. Таким образом, работая над разрушением этого комплекса, психолог снижает угрозу изнасилования клиентки в будущем и делает ее устойчивей к проявлениям агрессии в быту.

Существуют некоторые особенности жертв насилия, проявляющиеся в ситуации консультирования:

1. Поза, движения, манера говорить, телесные реакции. Такая женщина старается занять как можно меньше места. Если психолог предлагает ей выбрать удобное для нее место в кабинете, она садится рядом с дверью, как будто ищет укромный уголок, из которого в случае чего легко сбежать. Во время беседы голова втянута, руки сцеплены, голос тихий, плаксивость.

  1. Частое употребление характерных слов при разговоре. Это словосочетания «я боюсь», «я хочу», «меня заставляют», «меня принуждают», «я стараюсь», «мне стыдно, и я боюсь», «я притерпелась к тому, что…», «мне разрешают», что указывает на позицию жертвы, ребенка, маленького, зависимого человека.
  2. Характерные представления о мире и своем месте в нем. К ним относятся:
  • неспособность дать отпор в критической ситуации;
  • ожидание насилия;
  • оправдание агрессора, связь любви с агрессией;
  • связь удовольствия с болью, опасностью;
  • чувство вины, ненужности, одиночества;
  • проблемы на работе;
  • расстройства в сексуальной сфере. Как правило, женщины довольно свободно сообщают о гинекологических проблемах: аборты, выкидыши, бесплодие, болезненные менструации. При установлении доверительных отношений с психологом они сообщают также о своей несостоятельности в сексуальной сфере;
  • воспоминания о детстве и юности. Типично подчеркивание положительных качеств обоих родителей или согласие с позицией одного из них, особенно в случае конфликта между родителями. Те воспоминания, которые не укладываются в общую схему, игнорируются. Постепенно женщина становится более самостоятельной в своих воспоминаниях, по-новому трактует их;
  • искажения в отношениях со значимыми людьми;
  • первые впечатления о сексе негативны, неосознанный ранний секс;
  • родительское программирование ребенка на изнасилование;
  • характерные сны. Опыт работы со снами женщин, переживших сексуальное насилие, дает основание утверждать, что есть ряд характерных особенностей сновидений.

Женщины не всегда помнят содержание своих снов, но у них часто остается ощущение, что этот сон уже был, потому что помнится постоянно повторяющийся финал сна (куда-то опоздала, не нашла выхода, потерялась в незнакомом месте, осталась одна на перроне, не смогла выйти из лабиринта). При пробуждении женщины отмечают чувство незаконченности, потерянности, мучительное желание вспомнить сон и уже привычно уходят «внутрь себя», воскрешая переживания незабываемого кошмарного прошлого, которое на самом деле хотелось бы стереть.

Эротические сны, вызывающие ощущение реальности происходящего. Как правило, в таких снах начало сюжета помнится хорошо:              сцена с присутствием кого-либо,

заслуживающего доверия (любимый, добрый знакомый, подруга, дети, мать, отец, братья или сестры), но затем что-то меняется, и вместо знакомого появляется что-то ужасное, «инопланетное», что пытается причинить зло. Ощущение борьбы, сопротивления и инородного тела в животе, которое вошло или выходит через матку.

Повторяющиеся сновидения: экзотические животные; побои отца и матери; поедание во сне большого количества фруктов; подвальные помещения, строения, где всегда ощущалась опасность; бегство от какой-то страшной опасности.

Исследования позволяют утверждать, что сексуальное насилие, как и любое другое, является как причиной, так и следствием определенной жизненной установки жертвы, которая делает ее беззащитной перед насильником и сказывается отрицательно на всех аспектах ее жизни. Разрушение этого комплекса позволяет женщине обрести способность к полноценной жизни.

Тест

Предлагаемый тест позволяет выявить склонность женщины быть жертвой насилия. Он создан на основе высказываний женщин — жертв сексуального и бытового насилия. Тест позволяет диагностировать виктимность, а также может стать отправной точкой

Читайте так же:  Манипуляция в деловом общении

психотерапевтического процесса.

Работа проводится в три этапа. Первый этап — диагностика, привлечение внимания к проблемам виктимности, побуждение женщины к свободному выражению своих мыслей и чувств. Второй этап — анализ результатов диагностики, выявление факторов риска. Третий этап — коррекция.

На первом этапе женщине предлагается выразить свое отношение к приведенным фразам. На втором этапе клиентка и психолог вместе анализируют полученные результаты, привязывая их к конкретному опыту, выявляют причины, источники тех или иных ее взглядов, их влияние на ее жизнь, детализируют болезненные воспоминания. На третьем этапе клиентке предлагается заменить свое положительное отношение к одному из высказываний на противоположное из предложенного набора, представить себе человека, который мог бы относиться к этому вопросу таким образом, его характер, внешность, привычки, прошлое, будущее, положительные и отрицательные стороны, сравнить его с собой, выразить свое отношение к нему.

Инструкция 1

Ниже приведены некоторые суждения, наблюдения, касающиеся отношений между людьми. Прочитайте каждое из них и определите, насколько вы согласны с ним. Затем выберите из предложенных семи вариантов тот, который наиболее точно отражает ваше отношение к приведенному высказыванию, и проставьте соответствующую цифру на бланке ответов напротив номера высказывания.

а)              По-моему, чепуха.

б)              Не согласна.

в)              Вряд ли это так.

г)              Не знаю, как отнестись к этому высказыванию.

д)              Никогда так не думала, но что-то в этом есть.

е)              Согласна с этим высказыванием.

ж)              Точно! Будто кто-то прочитал мои мысли!

  1. Все родители так или иначе насилуют своих детей: физически или морально, осознанно или нет. Детям приходится это молча терпеть, если они действительно любят своих родителей.
  2. Никто не может сделать человеку так больно, как самый близкий и дорогой человек.
  3. Секс после конфликта имеет особую остроту и прелесть.
  4. Бьет — значит, любит.
  5. От любви до ненависти один шаг. Более того: иногда трудно отличить любовь от ненависти.
  6. Жизнь — штука полосатая: одна полоса черная, другая — темно-серая.

Инструкция 2

Ниже приведены высказывания, суждения, наблюдения, касающиеся состояния человека, его места в мире. Выберите из предложенных семи вариантов тот, который наиболее точно отражает, насколько приведенное высказывание относится к вам лично, и проставьте соответствующую цифру на бланке ответов напротив номера высказывания.

а)              Бред какой-то!

б)              Не могу припомнить подобного.

в)              Для меня это не характерно.

г)              Трудно сказать.

д)              Не исключаю.

е)              Бывало и такое.

ж)              Точно про меня.

  1. Случалось, что перенесенная боль вызывала у меня ощущение, что это когда-то уже

было со мной.

  1. В критической ситуации я чувствую себя парализованной.
  2. Когда со мной происходит что-то страшное, мне кажется, что я наблюдаю за этим со стороны, что это не я, а кто-то другой.
  3. Необходимость публичного выступления всегда вызывала у меня спазм в горле.
  4. Я согласна перенести любое унижение — только не смерть или увечье.
  5. Я чувствую себя слабой и беззащитной.
  6. Мое состояние целиком зависит от того, одобряет или нет моя мама мои поступки. Я ничего не могу с этим поделать, как ни стараюсь. Мне кажется, что и после своей смерти она протянет руки из могилы и затянет меня за собой.
  7. Я чувствую, что где-то ходит мой палач.
  8. У меня постоянная тревога, что случится что-нибудь плохое.
  9. Часто я ощущаю присутствие чего-то неприятного, опасного рядом.
  10. Когда мне кто-то делает больно, мне кажется, что причина в том, что я дорога ему.
  11. Я боюсь сама себя. Мне кажется, что я могу принести исподволь непоправимое зло людям, и я не в силах оградить людей от себя.
  12. «Вынь из груди моей сердце и отдай самой голодной собаке».
  13. Я боюсь заводить ребенка, потому что не уверена, что смогу не причинять ему боль.
  14. Куда я гожусь? Разве только на органы.
  15. Я никому не нужна.
  16. Я всегда почему-то оказываюсь дурой.
  17. Все так делают, а виноватой в конечном итоге оказываюсь я.
  18. Меня не любят на работе.
  19. Где бы я ни работала — всегда одни и те же проблемы. Неужели я самая глупая, конфликтная и неумелая?
  20. Моя жизнь не имеет никакого смысла.
  21. Мне одновременно скучно жить и страшно умереть.
  22. Все, что когда-то волновало меня, вдруг стало безразличным.

Инструкция 3

Оцените и отметьте на бланке ответов, насколько в вашей памяти присутствует то или иное из приведенных ниже воспоминаний о детстве.

а)              Ни одна порядочная женщина на такие вопросы отвечать не станет.

б)              Мне не хотелось бы отвечать на этот вопрос.

в)              Не могу припомнить подобного.

г)              Вряд ли.

д)              Понятия не имею.

е)              Все возможно.

ж)              Кое-что было.

з)              Было, как без этого!

  1. Я в детстве боялась рук матери.
  2. Мне было стыдно, что у меня такой отец.
  3. Меня никто в классе не любил.
  4. Я всего боялась в классе.
  5. Я не противилась тому, что делали со мной старшие братья и сестры.
  6. Я занималась онанизмом в детстве.
  7. В детстве у меня были сексуальные игры с подружками (братьями).
  8. Я всегда боялась, что мама узнает, чем мы занимаемся с подружкой, когда остаемся наедине друг с другом.

Обработка результатов

1. Наличие хотя бы одного положительного высказывания по каждому пункту является

сигналом о возможных проблемах в исследуемой области.

2. На основании качественного анализа набора высказываний, с которыми соглашается клиентка, делаются выводы о характере и причинах ее болезненных проявлений.

Распределение фраз по шкалам

  1. Неспособность дать отпор в критической ситуации: 8, 9, 10, 11, 12.
  2. Ожидание насилия: 14, 15, 16.
  3. Оправдание агрессора. Связь любви с агрессией: 1, 2, 4, 5, 17.
  4. Связь удовольствия с болью, опасностью: 4.
  5. Чувство вины, ненужности, одиночества: 18, 19, 20, 21, 22.
  6. Принятие роли жертвы в сфере социальных отношений: 23, 24, 25, 26, 32, 34.
  7. Состояние депрессии, утрата смысла жизни: 6, 27, 28, 29.
  8. Извращения или драматические обстоятельства, связанные с первым сексуальным опытом: 7, 34, 35, 36, 37.
  9. Искаженные отношения с родителями в детстве: 13, 20, 30, 31.

У каждой женщины есть свои особенности, которые в ситуации жизненного кризиса требуют внимания. После психической травмы личность резко меняется, что сказывается на профессиональной деятельности, учебе, семейных отношениях. Одним хочется скрыться, и они уходят из дома; другие боятся выйти на улицу, отказываются от самостоятельности. Сохраняются нарушения сна, ночные кошмары с яркими картинами пережитого насилия. Возможно развитие навязчивых страхов

Кто виноват и что делать

Жертвы насилия психология 14

Оксана Гулак, психоаналитически ориентированный психолог

Многие оправдывают поведение насильника, зачастую говорят «сама довела». В таких случаях можно ли считать, что действия агрессора оправданы?
Подобные слова по оправданию насилия могут быть вызваны страхом женщины перед еще большей атакой насилия, это вбирание отвественности на себя. Важно понимать, если насилие становится рутиной, и это не единичный случай — в насилии участвуют оба. Это особый вид садомазохистических отношений, в который вступают оба партнера. Бессознательно они получают удовлетворение, при этом оба страдают. Если ситуация продолжается на протяжении долгих лет, значит, она бессознательно необходима для двух людей. Это взаимозависимость, зачастую такие партнеры расходятся и вновь сходятся.

Почему жертвы часто привязываются к обидчику и не могут уйти? Есть причины неосознанные, которые подталкивают оставаться. Внешние причины: некуда пойти, негде жить, нет денег, тревога за детей. Но важно понимать, что настоящая причина кроется не в этом. Паттерн плохого обращения важен для этого человека. Очевидно, что невозможность уйти — сознательная отмазка, чтобы не прерывать бессознательную игру в боль, которую жертве необходимо переживать снова и снова. На глубоком уровне садист также является жертвой, которая зависит от того человека, которого он бьет физически или психически, также и тот, с кем плохо обращаются, имеет влияние на «тирана» и может дергать важные рычаги. Они в одной связке.

Очень часто истоки проблемы кроются в детских отношениях со значимыми взрослыми, родителями и др. 

Оглядываясь назад, я понимаю, что первыми звоночками вскоре прочно поселившегося в моей жизни бытового насилия были грубые слова, беспочвенная ревность, тотальный контроль над моей жизнью, от фильтрации друзей до гардероба. Вначале мне это казалось забавным. Возможно, мне нравилось быть эдакой «drama queen», закрыться в комнате, поплакать. Романтика, разве нет? 
Попытки толкнуть, душить, грубость — это потенциальная угроза. Я до сих пор с ужасом вспоминаю взгляд бывшего супруга во время побоев: звериный и яростный. Я видела ссоры и рукоприкладство, будучи подростком, возможно, поэтому прощала и возвращалась, несмотря ни на что. На самом деле, побои — это не столько физическая боль, сколько душевная рана. После них мне хотелось выть, забыться, исчезнуть… Я рада, что нашла в себе смелость прекратить эти отношения. И точно знаю, что больше ни один мужчина никогда не посмеет поднять на меня руку. Не обманывайтесь, дорогие женщины. Бьет — совсем не значит, что любит.  

[1]

Жертвы насилия психология 29

Повторюсь, если физические или психологические войны повторяются без передышки, то мы можем предположить, что пара не умеет проговаривать свои проблемы. Вместо этого они атакуют друг друга, и в дело идут не слова, а действия — физическое насилие. Вопрос не в проблеме одного человека, всегда нужно работать с парой, если они хотят быть вместе. 

Когда один начинает бить другого, то развод не всегда может стать решением проблемы, ведь насилие может повториться и в следующих отношениях. Поэтому партнерам важно разговаривать и обсуждать проблемы, самим или с психологом. Измены и избиение – это внутренняя боль каждого, которая не смогла быть выражена, разделена, она становится проблемой, с которой пытаются расправиться через действия. Важно не делать вид, будто ничего не произошло, как будто ничего не было. Почему мужчины чаще склонны к насилию? Им трудно переживать и грустить, им кажется, что с депрессией легче справляться с помощью азартных игр и драк. 

Жертвы насилия психология 174

Меня никогда никто не бил, но я была жертвой эмоционального насилия. Мой первый парень доминировал и унижал. Он очень любил меня воспитывать, указывал мне, с кем общаться, что носить, во сколько приходить домой. Очень сильно ревновал, придумывал для меня изощренные задания. Например, если я не вернусь с отдыха на Иссык-Куле на следующий день, то он меня бросит. И я сломя голову покупала билет, садилась на автобус одна и мчалась к нему, умоляя простить меня. Завершением наших садо-мазо отношений стало то, что он посвятил меня в свой гениальный план: он женится на состоятельной девушке, отнимает ее деньги, а я все это время буду его любовницей, после чего он возвращается ко мне. После того, как он меня бросил, еще звонил и спрашивал, не собираюсь ли я покончить свою жизнь самоубийством.  

Почему я была с ним? Наверное, хотелось чувствовать рядом альфа-самца, нравились ссоры и бурные примирения… 

[2]

Какие ценности нужно закладывать в детей, чтобы они не стали ни жертвой, ни агрессором?
Важно запомнить одно — слова пролетят мимо ушей, а примером послужат только поступки. Если детей учат уважать друг друга, но при этом родители дерутся и оскорбляют, то дети перенимут эту манеру общения. Несовпадение слов и действий сводит детей с ума, это также форма психического насилия. 

А может ли человек в будущем стать жертвой из-за того, что ему приходилось заслуживать одобрение и любовь родителей? 

Мы все стараемся заработать любовь родителей, без нее ребенок просто не сможет выжить. Часто родители перебарщивают со своими ожиданиями от детей, и ребенок неосознанно может себя «забыть» и взращивать ложное я. Если ребенок живет в насилии, несмотря на слова и ценности в словах, есть вероятность,  что он будет строить отношения так же. Но если в семье есть нейтральный, любящий человек(к примеру, бабушка), то положительное влияние может затмить сторону насилия в семье. 

Не ругаться нельзя, ведь конфликты — это часть нашей жизни. Если держать все в себе, то детям будет казаться, что агрессию нужно скрывать. Важен приемлемый способ выражения, но переход на физическое насилие в семье воспринимается неокрепшей психикой ребенка как землетрясение, причина для паники. Ребенок в этот момент испытывает потрясение, боится, останутся ли родители вместе , останутся ли живы. 

Мои дядя и тетя потеряли младшую дочь, и после этого трудно пришлось всем. Тетя корила себя, а дядя стал очень агрессивным и начал вымещать злость на ней. Этот замкнутый круг битья продолжался много лет, дядя пил, тетя ходила с синяками, а старшая дочь не могла дождаться, когда уйдет из отчего дома. Моя мама все видела и не вмешивалась в ситуацию, а я была слишком мала. В итоге, у старшей дочери абсолютно не складывается личная жизнь. Она была замужем уже трижды, и каждый из ее мужей пил…  

[3]

Жертвы насилия психология 176

Что делать тем, кто в детстве стал свидетелем бытового насилия и драк? Если эта травма не дает им покоя во взрослом возрасте? 

Очень важно не отрезать этот опыт, будто его не было. Как бы мы ни хотели его забыть и забыться, он существует. Травму можно вытеснить из сознания, но тем сильнее она будет воздействовать на вашу жизнь незаметно. Есть риск неосознанно ее проигрывать вновь и вновь в отношениях, когда мы выбираем тех, кто нам делает больно, или когда мы бесконечно раним  (психологически или физически) партнера, или вовсе не можем выстраивать долгие и близкие отношения, потому что они чувствуются как небезопасные.
Поэтому самый первый шаг — говорить о травмах, о болезненном, признать их существование, плакать и злиться, быть в отчаянии и, если хочется, то кричать. Важно выразить чувства, которые связаны с этими событиями. Но говорить об этом проще, чем сделать, потому что наша психика для самозащиты выстраивает мощные границы и стены как защитные укрепления от всего болезненного. Иногда требуются месяцы или годы психотерапии, чтобы наше Я могло чувствовать себя достаточно безопасно, чтобы позволить себе выразить все эти чувства. Часто у нас есть бессознательный страх, что то, что происходило, нельзя пережить, и если появятся чувства, то можно вовсе сойти с ума. Поэтому грамотная помощь специалиста, доверие помогают проработать эти глубинные переживания. Мы не может избавиться от нашего прошлого, но мы можем изменить к нему отношение так, чтобы оно не влияло на настоящее и будущее. И в этом наша сила. 

Марина Шарипова

Иллюстрации: Saint Hoax

Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Общая психология. Тексты. Введение. Том 1. Книга 2. — М.: Когито-Центр, 2013. — 728 c.
  2. Калинина, Р. Р. Введение в психологию семейных отношений: моногр. / Р.Р. Калинина. — М.: Речь, 2011. — 352 c.
  3. Мальцева, Т. В. Профессиональное психологическое консультирование / Т.В. Мальцева, И.Е. Реуцкая. — М.: Юнити-Дана, 2010. — 144 c.
  4. Тасуева, Татьяна Королева мужских сердец. Мужчина и Женщина. Мужчина vs Женщина (комплект из 3 книг) / Татьяна Тасуева и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 784 c.
Жертвы насилия психология
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here