Социальная адаптация мигрантов

Сегодня предлагаем разобраться с темой: "Социальная адаптация мигрантов". Мы подготовили актуальный материал, полностью описывающий тему. Если у вас возникли вопросы, то их можно задать в комментариях.

1. Абельс, X. Интеракция, идентичность, презентация. Введение в ин-терпретативную социологию / X. Абельс. СПб.: Алетейя, 1999. — 276 с.

2. Алмазов, Б.Н. Психологическая средовая дезадаптация несовершеннолетних / Б.Н. Алмазов. Свердловск: УрГУ, 1986. — 151 с.

3. Амбрумова, А.Г. Социально-психологическая дезадаптация личности и профилактика суицида / А.Г. Амбрумова, В.А. Тихоненко, Л.Л. Бергельсон // Вопросы психологии. 1981. — № 6. — С. 91 — 102.

4. Ананьев, Б. Г. Человек как предмет познания / Б. Г. Ананьев. Л.: ЛГУ, 1968.-269 с.

5. Андреев, Е. М. Рахманинова, М. В. Внутренняя миграция в России: прошлое и настоящее / Е.М. Андреев, М.В. Рахманинова // Вопросы статистики. 1999. — № 5. — С. 64-67.

6. Анисимов, О.С. Основы методологического мышления / Анисимов О.С.-М., 1989.-212 с.

7. Бадыштова, И.М. Специфика домохозяйств трудовых мигрантов в России / И.М. Бадыштова // Социологические исследования. 2002. — № 9. -С. 83-90.

8. Баркалов, Н.Б. Моделирование демографического перехода / Н.Б. Баркалов. М., 1983.

9. Башлачев, В. У русских выбора нет! / В.У. Башлачев // Молодая гвардия. — 1997. — № 11. — С. 53-89.

10. Ю.Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. М.: Моск. филос. Фонд; Асаёеппа-Центр; Медиум, 1995. -380 с.

11. П.Березин, Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. / Ф.Б. Березин Л.: Наука, 1988. — 267 с.

12. Буева, J1. П. Социальная среда и сознание личности / JI. П. Буева. -М.: Изд-во МГУ, 1968.

13. Бурдье, П. Социальное пространство и символическая власть: Пер. с фр. / П. Бурдье // THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и систем (Альманах). М.: Начала-пресс, 1993. — Весна. — Т. 1,2. -С. 137- 150.

14. Н.Валлерстайн, И. Конец знакомого мира: Социология XXI века: Пер. с англ. / И. Валлерстайн. М.: Логос, 2003. — 368 с.

15. Вебер, М. Избранное. Образ общества: Пер. с нем. / М. Вебер М.: Юрист, 1994.-704 с.

16. Вебер, М. Избранные произведения: Пер. с нем. / М. Вебер. М.: Прогресс, 1990.-808 с.

17. Вебер, М. История хозяйства. Город. / М. Вебер М.: «Канон-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. — 576 с.

18. Вершинина, Т. Н. Социологические аспекты адаптации рабочих кадров / Т. Н. Вершинина, А. К. Назимова. Л., 1978. — 246 с.

19. Витгенштейн, Л. Философские работы. В 2 ч. Ч. 2, кн. 1. / Л. Витгенштейн-М.: Гнозис, 1994.- -206 с.

20. Витковская, Г.С. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы. / Г.С. Витковская -М.,1993.

21. Виттенберг, Е.В. Адаптация к новым социальным и культурным условиям России / Е.В. Виттенберг // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Серия: Философия, политология, социология, психология, право. СПб, 1994.

22. Виттенберг, Е.В. Социально-психологические факторы адаптации к социальным и культурным изменениям. Автореф. дис. канд. псих. наук. -СПб, 1997. 16 с.

23. Вишневский, А.Г., Зайончковская, Ж.А. Волны миграции. Новая ситуация. / А.Г. Вишневский, Ж.А. Зайончковская // Свободная мысль. — 1992. -№ 12.-С. 4-16.

24. Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение / Отв. ред. В.А. Тишков. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1997. — 308 с.

25. Гавра, Д.П. Общественное мнение как социологическая категория и как социальный институт / Д.П. Гавра. СПб.: Изд-во ИСЭП РАН, 1995. -420 с.

26. Гаврилова, И. Бич миграции / И. Гаврилова // Свободная мысль. — 1997.-№7.-С. 93-98.

27. Гасанова, Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации / Н.М. Гасанова // Социологические исследования. — 1995. № 11.

28. Гидденс, Э. Устроение общества: Очерк теории структурации: Пер. с англ. / Э. Гидденс. М.: Академический Проспект, 2003. — 528 с.

29. Глобализация и постсоветское общество. («Аспекты-2001»). Научное издание. М.: Изд-во ООО «Стови», 2001. — 224 с.

30. Гордон, JI.A. Социальная адаптация в современных условиях / JI.A. Гордон // Социологические исследования. 1994. — № 8-9.

31. Гофман, И. Представление себя другим в повседневной жизни: Пер. с англ. / И. Гофман. М.: «Канон-пресс-Ц», 2000. — 304 с.

32. Граве, П. С. Об адаптации в живых системах / П. С. Граве // Адаптивные системы. -Вып.1. Рига: Зинатне, 1972. — С.113-127.

33. Гримак, Л. П. Резервы человеческой психики. Введение в психологию активности / Л. П. Гримак.- М.: Политиздат, 1987. 248 с.

34. Гусева, A.C., Жданов, О.Н., Яблокова, Е.А. Технология адаптации человека к экстремальным условиям / A.C. Гусева, О.Н. Жданов, Е.А. Яблокова // Банковское дело. 1996. — № 12. — С. 32-37.

35. Данакин, Н.С. Теоретические и методические основы проектирования технологий социального управления. / Н.С. Данакин Белгород: Центр социальных технологий, 1996.-271 с.

36. Данакин, Н.С., Курганский, С.И. Личностные структуры: Материал к лекционному курсу социальных технологий. / Н.С. Данакин, С.И. Курганский Белгород: Центр социальных технологий, 1996. — 271 с.

37. Данилова, З.А. Процессы дезадаптации и пути формирования новых социальных отношений в условиях трансформантного общества / З.А Данилова, Б.В. Данилов. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 1999. — 132 с.

38. Дао Тхи Минь Хыонг Социальная адаптация этнических групп к иной социокультурной среде: дисс. . канд. социол. наук: 22.00.06 / Дао Тхи Минь Хыонг. -М., 1996.- 160 с.

39. Денисенко, М.Б. Миграциология. / М.Б. Денисенко М.: Наука, 1989. -96 с.

40. Дилигенский, Г.Г. Люди среднего класса / Г.Г. Дилигенский. -М.: Институт Фонда Общественное мнение, 2002. 285 с.

41. Дискин, И.С. Адаптация населения и элит (институциональные предпосылки) / И.С Дискин, Е.М. Авраамова // Общественные науки и современность. 1997.-№ 1.

42. Дробижева, Л. Русские среди нерусских: Сколько их за пределами России? Как им живется? / Л. Дробижева // Родина. 1992. — № 3. — С. 22-23.

43. Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда. Метод социологии: Пер. с фр. / Э. Дюркгейм. М.: Наука, 1990. — 575 с.

44. Дятченко, Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Белгород: Центр социальных технологий, 1993. — 344 с.

45. Ерохин, Ю.С. Проблемы социальной адаптации беженцев / Ю.С. Ерохин // Социальная работа. Вып. № 6. — Москва, 1992. — С. 139-144.

46. Заславская, Т. И., Рыбаковский, Л.Л. Процессы миграции и их регулирование в социалистическом обществе / Т.И. Заславская, Л.Л. Рыбаковский // Социологические исследования. 1978. № 1.

47. Иванов, В. В. Этнополитическая ситуация в регионах Российской Федерации / В. В. Иванов, А. П. Котов, И. В. Ладодо, М. М. Назаров // Социологические исследования. 1995. № 6.

48. Иванов, В. Н. Россия. Социально-политическая ситуация: национальный и региональный аспекты / В. Н. Иванов. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000.

49. Иванов, В. Н. Социологическая энциклопедия / В. Н. Иванов. — М., 2003.

50. Иванов, В. Н. Российский федерализм: становление и развитие / В. Н. Иванов, О. А. Яровой М.: ИСПИ РАН, 2001.

51. Иванов, В.Н. Россия. Обретение будущего: размышления социолога / В. Н. Иванов. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 1997.

52. Иванов, В.Н. Общественные перемены: духовно-идеологические аспекты / В. Н. Иванов. М., 1990.

53. Иванова, Т. Д. Адаптация в России бывших военнослужащих мигрантов из стран Балтии / Т. Д. Иванова // Проблемы прогнозирования. — 1998. — № 1.

54. Иванова, Т. Д. Иммиграция в Россию из-за пределов бывшего СССР / Т. Д. Иванова / Ин-т народнохозяйственного прогнозирования РАН. Лаб. Миграции населения. Вып. 9. М.: Комплекс-Прогресс, 1997.

55. Иванова, Т. Д. Транзитная иммиграция в Россию через республики бывшего СССР / Т. Д. Иванова // Проблемы прогнозирования. 1997. — № 1.

56. Иванова, Ю. В. Этнические процессы в контексте диалога культур / Ю. В Иванова, 3. Я. Иванова. М.: Диалог-МГУ, 1999.

57. Иванова, Т.Д. Адаптация в России бывших военнослужащих мигрантов из стран Балтии // Проблемы прогнозирования. М., 1998. — Вып. 1. — С. 143-151.

58. Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сб. статей / Под ред. М. Олкотт, В. Тишкова, А. Малашенко; Московский центр Карнеги. М., 1997.

59. Иконников, О. А. Эмиграция научных кадров из России: сегодня и завтра / О. А. Иконников. М.: Компас, 1993.

60. Ильин, В. В. Реформы и контрреформы в России: циклы модернизации процесса / В. В. Ильин, А. С. Панарин, А. С. Ахиезер. М.: Изд-во МГУ, 1996.

61. Иноземцев, В.Л. На рубеже эпох. Экономические тенденции и их неэкономические последствия / В.Л. Иноземцев. М.: Экономика, 2003. — 776 с.

62. Ионин, Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. / Л.Г. Ионин. 2-е изд. — М.: Логос, 1998. — 278 с.

63. Ионцев, В. А. Международная миграция / Миграция населения. Вып. 3. Приложение к журналу «Миграция в России». М., 2002.

64. Ионцев, В. А. Международная миграция населения: теория и история изучения. (Международная миграция населения: Россия и современный мир. Вып. 3). М.: МГУ Диалог, 1999.

65. Ионцев, В. А. Международные миграции населения: Россия и современный мир / МГУ им. М. В. Ломоносова. М.: Диалог-МГУ, 1999.

66. Ионцев, В. А. Учебно-методические материалы по курсу «Экономика народонаселения и демография» / Под ред. В. А. Ионцева М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 1998.

67. Ионцев, В. А. Экономика народонаселения и демография: учебно-методическое пособие (Ин-т экономики, управления и политологии) / В. А. Ионцев, В. В Елизаров. М., 1998.

68. Ионцев, В. А. Иностранные рабочие в России / В. А. Ионцев, А. Н. Каменский, Ким Ионг Иль // Человек и труд. 1995. — № 12.

69. Ионцев, В.А. Мировые миграции / В.А. Ионцев. М.: Знание, 1992.62 с.

70. Искандарян, А. Бегство от чужой войны: О миграции «русскоязычного населения» из «горячих точек» ближнего зарубежья. / А. Искандарян // Новое время. 1995. — № 9. — С. 36-37.

71. ЮО.История теоретической социологии: В 4 т. / Под ред. Ю. Я. Давыдова. СПб.: РХГИ, 2000.

72. История теоретической социологии: В 4 т. / Ред.-сост. Ю. Н. Давыдов. М., 1997. Т. 1; 1998. Т. 2, Т. 3; 1997. Т. 4.

73. Исупов, В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX века: историко-демографические очерки / В. А. Исупов. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

74. ЮЗ.Кабузан, В. М. Русские в мире. Динамика численности и расселение (1719—1989 гг.): Формирование этнических и политических границ русского народа / В. М. Кабузан. СПб.: Рус. балт. информ. центр «Блиц», 1996.

75. Калайков, И. Д. Цивилизация и адаптация / И. Д. Калайков,- М.: Прогресс, 1984.-420 с.

76. Ю5.Каламанов, В. Это страшное слово мигрант / В. Каламанов // Литературная Россия. — 1999. — 17 сентября. — С.З.

77. Юб.Карпачев, В.П. Современные аспекты адаптации / В.П. Карпачев. -Новосибирск, 1980. 175 с.

78. Кинелев, C.B. Социальная адаптация как фактор жизнедеятельности личности / C.B. Кинелев // Научно-техническая революция и социальная психология. М.: Наука, 1981.

79. Коган, JI. Н. Очерки теории социалистической культуры / JI. Н. Коган, Ю. Р. Вишневский- Свердловск, 1972. 248 с.

80. Компас беженца и вынужденного переселенца (Краткий справочник) / Сост. JI. Гендель, А. Соколов М., Координационный Совет помощи беженцам и вынужденным переселенцам, 1998. — 216 с.

81. Ю.Корель JI.B. Классификация адаптаций. Словарь основных понятий / РАН Сиб. Отд. Ин-т экономики и организации промышленного производства. Препринт. — М., 1996.- 140 с.

82. Ш.Корель JI.B. Миграция и жилище. Новосибирск: Наука. Сиб. отделение, 1988. — 254 с.

83. Корель JI.B. Социология адаптации: этюды аналогии. Монография / ИЭАПП СОРАН. Новосибирск, 1997. — 160 с.

84. ПЗ.Корель J1.B., Тапилина B.C., Трофимов В.А. Миграция и жилище. -Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1988.

85. Н.Кравченко А. И. Исследование А. А. Исаевым крестьянской миграции // Социол. исслед. 1999. № 9. — С. 13-22.

86. Кузнецов П.С. Адаптация как функция развития личности. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1991. — 95 с.

87. Левада, Ю. От мнения к пониманию / Ю. Левада. — М.: Моск. школа полит, исслед. 2000. 576 с.

88. Левин, З.И. Менталитет диаспоры (системный и социокультурный анализ) / З.И. Левин. М.: Институт востоковедения РАН; Издательство «Крафт+», 2001.- 176 с.[1]

89. Леденева, Л.И. Тинги А. Эмиграция во Францию: возможности профессиональной адаптации: (По материалам социол. исследования в Париже в 1996 г.) / Л.И. Леденева, А. Тинги // Проблемы прогнозирования. 1997. — № 4.-С. 133-143.

90. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. -М.:: Политиздат, 1977.-200 с.

91. Лесная, Л.Б. Менталитет Россиян: история и современность / Л.Б. Лесная // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1996. — № 1. -С.103-106.

92. Личностно-ориентированная социология. М.: Академический Проект, 2004. — 606 с.

93. Малиновский, Б. Научная теория культуры / Б. Малиновский // Вопросы философии, 1983.-№2.-С. 116-124.

94. Маркарян, Э. С. Вопросы системного исследования общества / Э. С. Маркарян. М., 1972. — Знание. — № 3. Сер. Философия. — 62 с.

95. Мансуров, В. Проблемы социальной адаптации / В. Мансуров // Наука. Политика. Предпринимательство. 1998. — № Уг. — С. 59-64.

96. Мариносян, Х.Э. Проблемы занятости мигрантов и социально-экономическое развитие России / Х.Э. Мариносян // Философские науки. -1997.-№3-4.-С. 5-14.[2]

97. Матлин, И.С. Моделирование размещения населения / И.С. Матлин. -М., 1975.

98. Мельник, Е.А. О социальных и криминогенных последствиях внутренней миграции в Южных районах России / Е.А. Мельник // Социологические исследования. 1998. — № 5. — С. 79-83.

99. Миграционные процессы после распада СССР / Научн. ред. Ж.А. Зайончковская. М.: ИНХП РАН, 1994.

100. Миграция как фактор социальных преобразований // Социальная политика и социология. — 2003. -№ 4 (20). С. 169-186.

101. Милославова, И. А. Понятие и структура социальной адаптации: Ав-тореф. дисс. . канд. психол. наук/И. А. Милославова,- JL, 1974. — 19 с.

102. Моисеенко, В.М. Источники данных о миграции населения в России: эволюция и перспективы / В.М. Моисеенко // Вопросы статистики. -2002. № 6. — С. 33-40.

103. Морковкина С.Г. Особенность адаптации пожилых // Российский экономический журнал. — 1997. № 12.

104. Мудрик, А. В. Введение в социальную педагогику / А. В. Мудрик. -М., 1994. 160 с.

105. Мукомель, В.И. Демографические последствия этнических и национальных конфликтов в СНГ / В.И. Мукомель // Социологические исследования. 1999.-№ 6. — С. 66-72.
106. Назарова, Е. А. Социальная адаптация вынужденных переселенцев и беженцев в Российской Федерации (социологический аспект): автореф. дис. . канд. социол. наук: 22.00.08 / Е. А. Назарова. -М., 1998. -23 с.

107. Налчаджян, A.A. Личность. Групповая социализация и психологическая адаптация / A.A. Налчаджян. Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1985. — 266 с.

108. Население и кризисы / Под ред. Б.С. Хорева. М.: МГУ, 1996. — Вып.2.

109. Новейшие изменения во внутренней и внешней миграции населения в России и их экономическое значение. М. — СПб.: Ассоциация «Гуманитарное знание», 1994.

110. Осипов, Г.В. Социология / Г. В. Осипов М.: Мысль, 1990. — 446 с.146.0сипов, Г.В. Социология и социальное мифотворчество / Г.В. Осипов. М.: Изд-во НОРМА, 2002. — 616 с.147.0сновы социальной работы / Под ред. П.Д. Павленка. М.: Инфра-М, 1997. — 368 с.

111. Парсонс, Т. О социальных системах: Пер. с англ. / Т. Парсонс. М.: Академический Проект, 2002. — 832 с.

112. Парсонс, Т. О структуре социального действия: Пер. с англ. / Т. Парсонс. М.: Академический Проект, 2002. — 880 с.

113. Переведенцев, В.И. Методы изучения миграции населения / В.И. Переведенцев. М.: Наука, 1975.151 .Переведенцев, В.И. Молодежь и социально-демографические проблемы СССР / В.И. Переведенцев. М., 1990. — 150 с.

114. Поланьи, К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени: Пер. с англ. / К.Поланьи. — СПб.: Алетейя, 2002. -320 с.

115. Права человека в России международное измерение. — Вып. 1. — М., 1995.

116. Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов / Под ред. Д.И. Валентея и др. М.: Статистика, 1970.

117. Растова, JI. М. К вопросу о соотношении социализации и социальной адаптации / Труды алтайского политехнического института. — Барнаул: АПИ, 1974.-Вып. 37.

118. Рахманинова, М. О миграционной ситуации в России / М. Рахманинова, Н. Варшавская // Вопросы статистики. 1998. — № 10. — С. 78-82.

119. Ромм, М. В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект / М. В. Ромм. Новосибирск: наука. Сибирская издательская фирма РАН, 2002. — 275 с.

120. Россия и международная миграция трудовых ресурсов // Мировая экономика и международные отношения. 2004. — № 3. — С. 74-80.

121. Руденский, Е.В. Концептуальные основы психологии адаптирующейся личности / Е.В. Руденский. Новосибирск: Ин-т психологии личности, 1997.-224 с.

122. Руденский, Е.В. Психология неадаптивного развития личности / Е.В. Руденский. Новосибирск: Ин-т психологии личности, 1998. — 248 с.

123. Руденский, Е.В. Психология отклоняющегося развития личности / Е.В. Руденский. Новосибирск: Ин-т психологии личности, 1998. — 212 с.[3]

124. Рыбаковский, JI.J1. Миграционный потенциал русского населения в странах нового зарубежья / JI.JI. Рыбаковский // Социологические исследования. 1996. -№ 11. — С. 31-42.

125. Рыбаковский, JI.JI. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика / JI.JI. Рыбаковский. М.: Наука, 1987. — 199 с.

126. Рыбаковский JI.JI. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его влияние на демографическую динамику. М.: ИСПИ РАН, 1996.

127. Рыбаковский JI.JI. Социальные факторы и особенности миграции населения СССР. М., 1978. — 142 с.

128. Рыбаковский, JI.JI. Проблемы новой миграционной политики в России / JI.JI. Рыбаковский, А.Г. Гришанова, Н.И. Кожевникова. М.: ИСПИ РАН, 1995.

129. Рыбаковский, JI.JI. Методика социологического изучения демографического поведения: Миграционное поведение / JI.JI. Рыбаковский, В.Д. Шапиро М.: ИСН АН СССР, 1985.

130. Сафарьева, Н.И. Социокультурный аспект адаптации человека / Н.И Сафарьева. М.: Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ, 1995. — 22 с.

131. Сержантов, В. С. Человек, его природа и смысл бытия / В. С. Сержантов. JL: ЛГУ, 1990. — 360 с.

132. Серни М. Социальная интеграция и перемещение населения: вклад социальных наук // Международный журнал социальных наук. -1995. № 10.

133. Синцова, JI. К. Социализация и адаптация (социально-философский анализ) / JI. К. Синцова // Социальная адаптация и вопросы нравственного воспитания личности. Барнаул: Барнаульский педагогический институт, 1984.- 136 с.

134. Словарь-справочник по социальной работе / Под ред. Е.И. Холосто-вой. М.: Юристь, 1997. — 424 с.

135. Сметанин, Б.Н. Адаптация населения в современной экономической ситуации / Б.Н. Сметанин // Социологические исследования. 1996. — № 6.

136. Современные проблемы миграции. / Сост. М.А. Ускова. М.: ИСИ АН СССР, 1985.- 111 с.

137. Сорокин, П.А. Главные тенденции нашего времени: Пер. с англ. / П.А. Сорокин. М.: Наука, 1997. — 351 с.

138. Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика Исследование изменений в больших системах, истины, этики, права и общественных отношений: Пер. с англ. / П.А. Сорокин. СПб.: РХГИ, 2000. — 1056 с.

139. Степанов, В. В. Русские ближнего зарубежья. Проблемы адаптации в российской деревне/ В. В. Степанов, А. А. Сусоколов // Российский этнограф. 1993. -№ 9.

140. Субботина, И.А. Русские: миграционные процессы накануне и после распада Советского Союза/И.А. Субботина. М., 1995.

141. Суханов, И. В. Обычай, традиция и преемственность поколений / И. В. Суханов. М., 1976. — 216 с.

142. Теория и методика социальной работы / Под ред. И.Г. Зайнышева. -Ч. I. М.: Союз, 1994. — 339 с.

143. Топилин, A.B. Влияние миграции на этносоциальную структуру / A.B. Топилин // Социологические исследования. 1992. — № 7. — С. 31-42.

144. Топилин, A.B. Занятость и социально-экономические факторы миграции высококвалифицированных кадров России / A.B. Топилин, И.А. Ма-лаха // Социальная политика и социология. 2003. — № 4 (20). — С. 145-156.

145. Тоффлер, А. Футурошок / А. Тоффлер. СПб., 1997. — 236 с.

146. Тощенко, Ж. Т. Русские беженцы: трагедия или издержки имперского сознания / Ж. Т. Тощенко // Социол. исслед. 1992. — № 9. — С. 59-64.

147. Тощенко, Ж.Т. Парадоксальный человек / Ж.Т. Тощенко. — М.: Гар-дарики, 2001.-398 с.

148. Трофимов, Е.А. Миграция и региональный рынок труда / Е.А. Трофимов. СПб.: Изд-во СП б УЭФ, 1996. — 208 с.

149. Турен, А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии: Пер. с фр. / А. Турен. М.: Научный мир, 1998. — 204 с.

150. Управление общественными отношениями / Под общ. ред. B.C. Ко-маровского М.: Изд-во РАГС, 2003. — 400 с.

151. Федеральная миграционная программа. // Российская газета. 1996. -20 августа.

152. Филиппова, Е.И. Вынужденные мигранты в Псковской области: проблемы адаптации // Русские в новом зарубежье: миграционная ситуация, переселение и адаптация в России / Отв. ред. С.С. Савоскул. — М.: Изд-во ИЭА РАН, 1997.-С. 398 с.

153. Философские проблемы теории адаптации / Под ред. Г.И. Царего-родцева М.: Мысль, 1975. — 318 с.

154. Фоули, Р. Еще один неповторимый вид. Экологические аспекты эволюции человека / Р.Фоули. М.: Мир, 1990. — 268 с.

155. Фрейкман-Хрусталева, Н.С. Эмиграция и эмигранты: История и психология / Н.С. Фрейкман-Хрусталева, А.И. Новиков. СПб.: Государственная академия культуры, 1995.-280 с.

156. Хабермас, Ю. Будущее человеческой природы: Пер. с нем. / Ю. Ха-бермас. М.: Весь Мир, 2002. — 144 с.

157. Хакулина, JI. А. Система понятий в современных исследованиях трудовых ресурсов: автореф. дисс. . канд. экон. наук / J1. А. Хакулина. -Новосибирск, 1995.-21 с.

158. Хорев, Б.С. Расселение населения / Б.С. Хорев, С.Г. Смидович. М., 1981.

159. Хорев, Б.С. Проблемы миграции населения / Б.С. Хорев, В.Н. Чапек. -М., 1978.198Лепляев, B.JT. Социальная адаптация военнослужащих / B.JI Чепляев // Человеческие ресурсы. 1999. № 1-2.

160. Чепляев, B.JI. Социальная трансформация: адаптационный аспект / B.JI. Чепляев // Человеческие ресурсы. 1998. № 1.

161. Черныш М.Ф. Социальная мобильность и массовое сознание. // Социологические исследования. 1995. — № 1. — С. 134-138.

162. Шабанова М. А. Добровольные и вынужденные адаптации // Свободная мысль. 1998. — № 1. — С. 34-45.

163. Шабанова М.А. Социальная адаптация в контексте свободы // Социологические исследования. 1995. — № 9.203 .Шевченко A.M. Понятие и природа социально-психологической адаптации личности // Юридический вестник. 1997. — № 2. — С. 78-84.

164. Шеляг Т.В. Толерантность как принцип социальной работы // Российский журнал социальной работы. 1995. — № 2.

165. Шпак, JI. JI. Социокультурная адаптация: сущность, направление, механизм реализации: дисс. . д-ра социол. наук / JL Л. Шпак. Кемерово, 1992.-353 с.

166. Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Пер. с англ. М., Центр общечеловеческих ценностей, 1994-1995.

167. Этнофункциональный подход к психологическим показателям адаптации человека / A.B. Сухарев, И.Л. Степанов, А.Н. Струкова и др. // Психологический журнал. 1997. — № 6. — С. 64-72.

168. Юдина Т.Н. Модели миграционных процессов в условиях глобализации // Социальная политика и социология. 2003. — № 4 (20). — С. 157-168.

Теоретические подходы к изучению проблем миграции населения и правовые основы ее регулирования. Особенности миграционных процессов и связанных с ними проблем в России в 1990-2000 гг. Значение трудовой миграции для социально-экономического развития РФ.

Читайте так же:  Влияние цвета на человека

Отношения русскоязычных мигрантов с местным населением также складываются не лучшим образом: не оправдываются надежды на теплый прием на исторической родине. Русские мигранты характеризуют представителей местного населения в Центральной России как равнодушных, холодных, ленивых, завистливых, лицемерных, грубых, продажных, невнимательных. Лишь совсем немногие отмечают у местных жителей положительные качества: отзывчивость, добродушие, порядочность. В свою очередь, в глазах местных жителей переселенцы выглядят агрессивными, раздражительными, нервными, недоброжелательными, недоверчивыми, неуверенными, забитыми, приспособленцами, высокомерными, наглыми. Подобные представления отражают высокую степень взаимного неприятия и обостряют отношения между мигрантами и местными жителями, являясь важнейшим фактором, осложняющим социокультурную адаптацию. Отсутствие полноценного общения и взаимодействия с местным населением приводит к возникновению характерного для большинства мигрантов чувства отчужденности, ненужности и бесполезности.

Проблема культурного шока

Исследователи все больше внимания стали уделять изучению результатов столкновения мигрантов с чужой культурой. Состояние, которое переселенцы нередко испытывали в другой стране, американский антрополог К.Оберг назвал ‘культурным шоком’, утверждая, что вхождение в новую культуру для каждого человека является запутывающим, смущающим и дезорганизуюшим переживанием (Oberg, 1960). Такое сильное нервное потрясение может произойти под влиянием новых условий, когда сенсорные, символические, вербальные и невербальные системы, бесперебойно обеспечивавшие нормальную жизнь на родине, отказываются адекватно работать.

Концепция культурного шока в том виде, в котором она была сформулирована Обергом, опиралась на так называемый клинический подход к изучению процессов адаптации в другой культуре. В дальнейшем культурный шок стали рассматривать как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к новому культурному окружению.

Многие исследователи пытались уточнить понимание культурного шока, подчеркивая различные стороны пребывания в другой культуре. Для этого использовались термины ‘культурное утомление’ (Guthrie, 1975), ‘языковой шок’ (Smalley, 1963), ‘ролевой шок’ (Byrnes, 1966) и др. П. Бок описал культурный шок как эмоциональную реакцию, возникающую вследствие неспособности понять, проконтролировать и предсказать поведение других (Bock, 1970). Другие авторы связывали культурный шок с неопределенностью норм и ожиданий и, следовательно, с трудностями контроля над ситуацией и ее прогнозирования. В связи с этим возникает тревожность, замешательство и апатия, продолжающиеся до тех пор, пока не сформируются новые когнитивные конструкты для понимания другой культуры и выработки соответствующих моделей поведения.

Оберг выделял шесть основных психологических признаков культурного шока:

· Напряжение, сопровождающее усилия, необходимые для психологической адаптации.

· Чувство потери или лишения (статуса, друзей, родины, профессии, имущества).

· Чувство отверженности (неприятие новой культурой) и чувство отвержения (неприятие новой культуры).

· Сбой в ролевой структуре (ролях, ожиданиях), путаница с самоидентификацией, ценностях, чувствах.

· Чувство тревоги, основанное на различных эмоциях (удивление, отвращение, возмущение, негодование), возникающих в результате осознания культурных различий.

· Чувство неполноценности вследствие неспособности справиться с новой ситуацией. Однако известно, что некоторые мигранты не ощущают депрессии и тревоги, иногда даже с удовольствием переживают новый опыт и успешно адаптируются к условиям другой культуры с первых дней пребывания.

Например, П. Адлер (Adler, 1975) и К. Девид (David, 1972) установили, что хотя культурный шок часто ассоциируется с негативными последствиями, он в определенных дозах оказывает положительное влияние на личностный рост. Результатом культурного шока может быть приобретение новых ценностей, установок и паттернов поведения. В столкновении с другой культурой индивид получает знания опытным путем, начиная понимать источники своего собственного этноцентризма и приобретая новые взгляды на природу человеческого многообразия.

С. Бочнер в 1982 г. выделил четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а также для описания стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов:

· интеграция — аккомодация собственных культурных ценностей и ценностей принимающего общества;

· ассимиляция — отказ от собственных культурных норм и ценностей и добровольное или вынужденное принятие норм и ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворения;

· сегрегация — раздельное существование и развитие культурных групп;

· геноцид — намеренное уничтожение другой группы.

На основе выделенных категорий Бочнер предложил четыре стратегии адаптации в новой культуре:

· ‘посредничество’: ‘посредники’ синтезируют особенности двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции;

· ‘переход’: ‘перебежчики’ практически переходят в другую культуру, изменяя своей собственной; такая стратегия характерна для процесса ассимиляции;

· ‘маргинальный синдром’: ‘маргиналы’ остаются на границах двух культур, переживая в результате этого тяжелые внутриличностные конфликты; эта стратегия характерна для процесса сегрегации;
· ‘шовинизм’: ‘шовинисты’, или ‘националисты’, отрицают чужую культуру Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с..

Глава 3. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

3.1 Зарубежный опыт адаптации мигрантов

Зарубежный опыт в сфере регулирования миграционных процессов свидетельствует, что хотя миграция иностранной рабочей силы является важным источником пополнения трудовых ресурсов в США, Германии, Франции и Великобритании, большинство развитых стран проводит в последние годы протекционистскую миграционную политику, призванную защитить интересы своего населения и экономики.

В связи с ростом политической и демографической нестабильности в 90-е годы, усложнением процесса адаптации и трудоустройства иммигрантов ужесточили свое иммиграционное законодательство как США (с 1995 г. ежегодно допускается на въезд в страну не более 675 тыс. человек), так и европейские страны. Например, Франция ограничила въезд новых иммигрантов, а Германия приняла решение не предоставлять вид на жительство претендентам на въезд, а также гражданство детям мигрантов, работающих по контракту, преимущественно турецкого происхождения (раньше это разрешалось законом). Аналогичные ужесточения иммиграционного законодательства ввели Австрия, Италия, Испания, Португалия.

Наиболее последовательно по мере возникновения новых реалий развивается миграционное законодательство США. Формирование миграционной политики США происходит на основании серии законов об иммиграции, которые принимались Конгрессом, начиная с 1906 г. В настоящее время основными законами в этой области является Закон об иммиграции (1995г.) и Закон о реформе нелегальной иммиграции и ответственности иммигрантов (1996г.). Первым из названных законов установлены гибкие ежегодные лимиты на допуск иммигрантов в страну. Лимиты определяются исходя из статистических прогнозов потребности американской экономики в квалифицированной рабочей силе.

Второй закон ужесточил уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконной иммиграцией. Был полностью изменен порядок удаления незаконных мигрантов из страны, включая введение ускоренной процедуры их выдворения в местах въезда в США.

С другой стороны, Конгресс в декабре 2000 г. принял активно лоббировавшийся испаноязычными диаспорами Закон «О правах членов семей легальных иммигрантов», предусматривающий значительное смягчение положений действующего иммиграционного законодательства в отношении возможности приобретения официального статуса иностранными гражданами, которые долгое время нелегально проживали на территории США. Была упрощена и процедура решения вопроса о предоставлении официального статуса (визы) родственникам и членам семей американских граждан, проживающим за рубежом.

Одной из целей данного Закона явилось проведение так называемой «иммиграционной амнистии», предусматривающей, что свыше 400 тыс. нелегальных иммигрантов, въехавших в США до 1 января 1986 г., будут иметь возможность, в случае если за ними не числится никаких серьезных правонарушений, после прохождения соответствующих процедур получить легальное право на постоянное проживание и трудовую деятельность в США. Кроме того, право на постоянное проживание смогут получить также до 600 тыс. человек, вынужденных ожидать предоставления американских виз за рубежом.

С этой целью были введены два новых типа виз — визы «V» (для детей и членов семей иностранцев, постоянно проживающих в США, с правом заниматься трудовой деятельностью) и визы «К» (для супругов и несовершеннолетних детей граждан США, которые 1,5 года до этого были вынуждены ожидать предоставления права на въезд).

Право на постоянное проживание в США (т.н. «Грин-карта») может быть предоставлено лицам, въехавшим в США по действительным визам («рабочим» или «семейным») и подавшим во время пребывания в США документы на изменение своего статуса (а это еще 250 тыс. человек).

Исполнение иммиграционных законов и контроль за их соблюдением возложен на Службу иммиграции и натурализации. Служба отвечает за выдачу разрешений на въезд и проживание в стране, оформление разрешений на работу, ведет борьбу против незаконной иммиграции, осуществляет пограничный контроль на границах и пунктах въезда-выезда в страну. На обеспечение деятельности службы из бюджета ежегодно выделяется более 4,5 млрд. долларов.

Вместе с тем примером положительного влияния процесса иммиграции на экономику США могут служить следующие показатели: иммигрантами были 40% пришедших на рынок труда США докторов наук в области инженерных и компьютерных дисциплин и 25% преподавателей технических дисциплин в вузах Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с..

В целом, анализ зарубежного опыта регулирования миграционных процессов в целях социально-экономического развития показывает, что страны, принимающие иностранную рабочую силу, используют следующие инструменты регулирования:

· предъявление требований к качеству рабочей силы (наличие сертификата об образовании, стаж работы по специальности);

· введение возрастного ценза для въезжающих;

· проверка состояния здоровья потенциальных мигрантов (предварительное медицинское и психологическое тестирования иностранных кандидатов);[4]

· прямое квотирование импорта рабочей силы, выражающееся в законодательно устанавливаемом соотношении численности иностранных работников и местного населения или в других критериях;
· национально-географические приоритеты, отражающие как предпочтительные страны выхода иммигрантов, так и регионы их вселения в принимающей стране;

· специальные программы, направленные на привлечение иммигрантов;

· система санкций, действующая в отношении незаконных трудящихся-мигрантов, а также лиц, занятых незаконным импортом рабочей силы и работодателей, незаконно использующих труд мигрантов.

При этом общим для всех принимающих стран является положение о том, что, несмотря на имеющееся законодательство, его применение зависит от колебаний конъюнктуры рынка труда, специальности и квалификации мигранта, от страны его происхождения.

3.2 Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

Массовая иммиграция, необходимость которой доказана в исследовании, приводит к ряду проблем экономического, социального, психологического характера. Исследования социальной адаптации позволяют классифицировать эти проблемы, а также анализировать способы адаптации — пассивная, активная, патологическая. Следовательно, задача рекомендаций — свести на нет патологическую форму, ввести некоторые ограничения на активную адаптацию (когда мигрант изменяет среду под себя, например диаспорализация) и развивать пассивную адаптацию, приближенную к ассимиляции.

Таблица 4. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в РФ

Проблемные блоки социальной адаптации

Меры, рекомендуемые для совершенствования социальной адаптации мигрантов

Правовой статус

1. упрощение процедуры регистрации мигрантов;

2. расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев;

3. формирование механизма «отложенного гражданства»;

4. использование «форс-мажорного гражданства»

Трудоустройство

1. легализация трудовой деятельности мигрантов;

2. усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Быт

1. создание общежитий и центров временного пребывания

Рекреация

1. организация проведения семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам;

2. проведение для переселенцев социально-психологических тренингов межкультурного взаимодействия

В первую очередь необходимо внести следующие изменения в организацию правового регулирования миграционных процессов.

1. Упрощение процедуры регистрации мигрантов — иностранных граждан.

Рост нелегальной миграции, а соответственно, и проблемы адаптации мигрантов, обусловлен и тем, что на сегодняшний день регистрация по месту проживания, в отличие от регистрации по месту пребывания, является долгим и сложным процессом, требующим привлечения собственников жилья, которые часто, даже будучи законопослушными гражданами, не в состоянии соблюсти закон. Таким образом, сложность процесса регистрации по месту жительства является серьезной основной причиной роста числа незарегистрированных мигрантов и, как следствие, потери контроля над массовыми перемещениями и снижения управляемости процессами миграции.

Кроме того, существующие барьеры порождают и поддерживают коррупционный климат, начиная с мелкого вымогательства на местах и заканчивая крупными «сделками» с работодателями, которым выгоден нелегальный труд.

Предложение. Процедура регистрации по месту жительства должна быть максимально упрощена и сведена к той форме, когда мигрантам будет проще (потенциальным гражданам) и выгоднее (приехавшим только на заработки) зарегистрировать свое пребывание, чем не зарегистрировать. Наряду с этим необходимо ужесточение мер, предъявляемых к нарушителям порядка регистрации. В том числе ответственности работодателей за привлечение к труду нелегальных мигрантов. Штрафные санкции при этом должны быть весьма ощутимыми (например за одного принятого на работу нелегального мигранта работодатель при первом случае должен уплатить в виде штрафных санкций до 500 кратного размера МРОТ, при повторном случае — 1000 кратный размер МРОТ).

2. Расширение круга социальных прав и гарантий для мигрантов

В настоящее время социальные права и гарантии мигрантов сильно ограничены. Скорая помощь — едва ли не единственная услуга, которой они могут бесплатно воспользоваться. Анализируя зарубежный опыт (например, в королевстве Бельгия мигрантам предоставляют обязательное медицинское страхование, а также пенсионное обеспечение для тех, кто утрачивает трудоспособность во время пребывания в этой стране), можно рекомендовать предоставление мигрировавшим в Российскую Федерацию людям подобных услуг.

3. Формирование механизма «отложенного гражданства».

Россия должна быть заинтересована в привлечении и удержании людей в сфере своего влияния. Причем это относится не только к соотечественникам, но и вообще к гражданам других стран, являющихся потенциальными мигрантами в Россию. Если применение двойного гражданства невозможно, можно задействовать механизм т.н. «отложенного гражданства». Т.е. пока человек живет за пределами страны и является гражданином страны проживания, его гражданство является «спящим», а активизируется только при изменении обстоятельств — например, при переезде в страну в силу особых обстоятельств.

Предложение. Статус «отложенного гражданства» мог бы в первую очередь быть предоставлен: этническим русским за пределами России, представителям титульных народов субъектов Российской Федерации, бывшим гражданам СССР, получившим гражданство стран пребывания, эмигрантам всех волн и их потомкам. То есть тем, кто не собирается пока перебираться в Россию, но хотел бы сохранить с ней связь. Например, потомки эмигрантов первой волны, сохранившие в инокультурном окружении русскую, российскую идентичность, желающие сотрудничать с Россией, помогать ей, видеть в ней свою «вторую Родину», заслуживают в рассматриваемом смысле всяческого поощрения и поддержки.

4. Использование «форс-мажорного гражданства».

Необходимость такой формы предоставления гражданства стала очевидной после событий в Туркменистане весной — летом 2003 года. Договор России с этой страной о двойном гражданстве, заключенный в декабре 1993 года, был расторгнут в мае 2003 г. Туркменистаном в одностороннем порядке. Несмотря на то, что по общепринятой логике международные договоры обратной силы не имеют, туркменские жители, имеющие двойное гражданство, по указу президента Туркменистана должны были выбрать одно гражданство и в случае выбора российского резко ограничивались в правах, становясь иностранцами. Подобная ситуация может повториться в любой момент и не только в странах СНГ.

Предложение. Необходимо гарантировать людям, вынужденным отказаться от российского гражданства по «форс-мажорным» обстоятельствам под угрозой своему существованию, немедленное (а не через 3 года по Закону о гражданстве) восстановление этого гражданства в предельно облегченной (лучше всего — заявительной) форме либо при переезде в Россию, либо по месту проживания в консульских отделах посольств Российской Федерации, а также распространить такой порядок на их близких родственников.

5. Легализация трудовой деятельности мигранта — иностранного гражданина, усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Предприятия страны уже сегодня сталкиваются с проблемой нехватки рабочей силы. Заполняется эта ниша в большей части за счет нелегального сектора, так как процедура оформления привлеченного работника еще сложнее и дольше, чем процедура регистрации. Работодатель должен сначала получить разрешение на привлечение иностранной рабочей силы, а затем получить разрешения на работу для каждого работника отдельно. При условии, что все документы, которые должны быть легализованы в российских дипломатических представительствах или консульских учреждениях за рубежом, переведены на русский язык и нотариально заверены, оформлены правильно, срок рассмотрения заявления составляет не менее полутора месяцев. При малейшей ошибке круг повторяется. Полученное разрешение работодатель должен передать работнику до начала его трудовой деятельности. Т.е. все это время потенциальные работники находятся или за границей или в России в качестве нелегалов, так как приехавшие хотят работать сразу, а не ждать месяцы. При этом расходы работодателя на каждого работника составляют около 5-6 тыс. рублей в виде пошлин плюс внесение средств, необходимых для обеспечения выезда каждого работника из Российский Федерации.

Предложения. Предоставить иностранным гражданам, легально прибывшим в Российскую Федерацию и зарегистрированным по месту проживания, право осуществлять трудовую деятельность, но только в качестве наемного работника. Для получения разрешения на право заниматься трудовой деятельностью можно также использовать залоговый механизм. Т.е. вместо 1,5-2 месяцев ожидания (в качестве безработного нелегала) разрешения на работу человек заплатит определенную сумму (например, средний подоходный налог за 1-12 месяцев в зависимости от продолжительности работы), получит разрешение работать, а затем, по представлению документа о выплате соответствующей суммы в качестве налога, получит деньги обратно. Вносить такой залог за нужного работника может и работодатель, для которого такой механизм намного проще и дешевле существующего.

А так как иммигрант будет легализован, упростится и механизм его проверки по линии органов внутренних дел.

Процедура продления разрешения на нужный срок (до года) также может быть упрощена. Если залоговые суммы оставлять в местном бюджете, в упрощенной процедуре предоставления права на работу окажутся заинтересованы как работодатели и органы местного самоуправления, так и органы внутренних дел.

6. Создание гостиниц, общежитий или центров временного пребывания

На наш взгляд, можно рассматривать строительство гостиниц, общежитий или центров временного пребывания как решение проблемы обеспеченности мигрантов жильем. Этот вариант должен помочь мигрантам обустроиться хотя бы в первое время их пребывания на территории РФ и ускорить процесс их социальной адаптации к российской среде.

7. Проведение практических занятий/организация семинаров, направленных на повышение толерантности к мигрантам, как для работников миграционных служб и МВД, так и для местного населения.

Система профессиональной подготовки сотрудников МВД не предусматривает глубокого изучения проблем миграции, взаимодействия мигрантов и представителей принимающего сообщества, этнологии. Отсутствуют практические занятия, направленные на разрушение негативных стереотипов иноэтничных сообществ, что наиболее эффективно происходит в процессе совместной деятельности (например, проведения совместных мероприятий с представителями национальных объединений).

Предложение. Организовать проведение краткого курса лекций или семинаров, круглых столов или деловых игр, обязательных для всех приезжих. Затраты на финансирование можно включить в гос. пошлину.

8. Существует группа потребностей, связанная с развитием духовности человека, его самореализации в области религии, искусства, политики, экологии. Также существенное место занимают религиозные потребности, такие как посещение храмов, выполнение религиозных обрядов, чтение религиозной литературы. Возрастает значение и общественно-политической активности — это участие в политических акциях, различных политических и общественных объединениях, благотворительная деятельность.

Принимая во внимание всю важность вышеописанных потребностей, были разработаны дополнительные рекомендации по снижению межэтнического противостояния.

А. Для снижения интенсивности проявления негативных межгрупповых процессов и уменьшения силы противостояния представителей различных этнических групп, нужна работа по включению мигрантов в совместную деятельность с местным населением. При этом целесообразно начинать с глав диаспор и старейшин.

Б. Для снижения влияния культурных различий на уровень этнической интолерантности необходим социально-психологический тренинг межкультурного взаимодействия, направленный на выработку навыков межкультурного диалога. Проведение таких тренингов в первую очередь целесообразно начать с главами диаспор и старейшинами, со всеми лицами, занимающими руководящие посты, учителями школ, и затем с другими категориями населения.

В. Для обучения правильной интерпретации проведения представителей инокультурных групп целесообразным будет создание специальных социально-психологических методик обучения конструктивному межэтническому взаимодействию, например, получивших уже широкое распространение за рубежом т.н. «культурных ассимиляторов».

Г. Некоторые исследования позволяют предположить, что сама по себе длительность взаимодействия мигрантов с коренным населением связана с мобилизационными процессами в среде мигрантов. Эти процессы нежелательно выпускать из-под контроля.

Д. Важно готовить работников органов образования, особенно школ, к работе с полиэтничными коллективами учащихся таким образом, чтобы они избегали и предотвращали дискриминационные практики и конфликты.

Е. Поскольку основой этнической толерантности является социально-психологическая общность, образованная по региональному (территориальному), а не по этническому признаку, было бы неплохо в поликультурных регионах отказаться от дихотомии «титульные — нетитульные» и «коренные — некоренные». Невольная иерархия, задаваемая этой дихотомией, может привести к обостренной борьбе за статус и влияние на территории, соперничеству национальных кланов и к тому, что борьба за политическое и экономическое доминирование в любой момент может перерасти в межэтнические конфликты и столкновения.

Заключение

Как показало углубленное изучение проблем миграции, на динамику миграционных процессов в Российской Федерации серьезное влияние оказывают два основных блока факторов: различного рода деструктивные этнополитические и социально-экономические процессы, вызывающие приток трудовых мигрантов, а также позитивные — развитие рыночных отношений и демократизация России, что ведет к облегчению перемещений людей. Социальная адаптация мигрантов приобретает все большее значение в связи с масштабами миграционных процессов.

Социальная адаптация мигрантов к иной социокультурной среде представляет собой процесс их вхождения в эту социальную среду, сопровождающийся овладением навыками, умениями взаимодействовать с окружающей средой, усвоением норм, установок, ценностей и принятием их для создания собственной линии поведения в новой сфере. Она является одной из важнейших проблем, связанных с миграционными процессами.

Являясь многосторонним, многоуровневым, многоэтапным процессом, социальная адаптация включает в себя адаптацию социально-психологическую, профессиональную и культурную. Соответственно этим видам у мигрантов и возникают определенные проблемы, рассмотренные в данном дипломе, а именно: проблема трудоустройства, проблема обеспеченности жильем, проблема диаспорализации мигрантов, проблема их психического здоровья, проблема культурного шока.

В свете выявленных проблем были предложены рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов. В отношении правового регулирования это упрощение процедуры регистрации мигрантов, расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев, формирование механизма «отложенного гражданства», а также использование «форс-мажорного гражданства». Касательно трудоустройства, на наш взгляд, необходимы легализация трудовой деятельности мигрантов и усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов. Решая проблемы обеспеченности жильем, для мигрантов целесообразно создавать гостиницы, общежития и центры временного пребывания. Не менее важно удовлетворять духовные потребности. Соответственно, следует организовывать проведение семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам, а также проводить для самих переселенцев социально-психологические тренинги межкультурного взаимодействия.

В этой связи разрабатываемые и реализуемые в России программы социально-экономического развития должны более тесно увязываться с решением проблем миграции, имея в виду, прежде всего, создание для мигрантов в регионах вселения достойных условий обустройства и социальной адаптации. Эти меры могут быть реализованы государством только на основе консолидации усилий всего общества, средств федерального и местных бюджетов, внебюджетных источников, благотворительных и общественных организаций, а также более активного участия в решении проблем самих мигрантов.

Список использованной литературы

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: ООО «Издательство АСТ, 2000. — 64 с.

2. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: ФЗ от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ. в ред. Фед. закона от 15.01.2007

Читайте так же:  Парень сказал что не хочет серьезных отношений

3. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию: ФЗ РФ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ в ред. Фед. закона от 10.01.2007

4. Указ Президента Российской Федераций от 19 июля 2004 г. №927 (в ред. от 21 марта 2007 г.) «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

5. Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. №649 (в ред. от 12 марта 2007 г.) «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти»

6. Указ Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 г. №928 (в ред. от 20 апреля 2007 г.) «Вопросы Федеральной миграционной службы»

7. О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве: Постановление Правительства Москвы от 29 июля 2003 г. № 615-ПП

8. Постановления Правительства РФ №1021 от 8 сентября 1994 г. «О мерах по предупреждению и сокращению внешней неконтролируемой миграции»
9. Постановления Правительства Российской Федерации от 21 мая 2002 г. №327 «Некоторые вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

10. Положение о Федеральной миграционной службе Министерства внутренних дел Российской Федерации // СЗ РФ. — 2002. — № 8. — 370 с.

11. Международная Конвенция ООН 1990 г. «О защите прав всех трудящихся — мигрантов и членов их семей»

Книги, монографии, сборники статей

12. Долгопятова Т. Неформальный сектор экономики. — М., 1999. — 301 с.

13. Дятлов В.И. Современные торговые меньшинства: фактор стабильности и конфликта. — М., 2000. — 140 с.

14. Ионцев В.А. Международная миграция населения: Теория и история изучения. — М., 1999. — 246 с.

15. Ковалева А.И. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1064 с.

16. Методология и методы изучения миграционных процессов. Под ред. Ж. Зайончковской, И. Молодчиковой, В. Мукомеля. — Центр миграционных исследований, М., 2007. — 370 с.

17. Милославский Ю.А. Энциклопедический социологический словарь. — М., 1995. — 1274 с.

18. Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с.

19. Новый энциклопедический словарь — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. — 1456 с.: ил.

20. Рыбаковский Л.Л. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1281 с.

21. Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М.: Смысл, 2002. — 120 с.

22. Соловьев Э.Г. Политическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 1999. — 641 с.

23. Тарасевич С.В. Миграция и рынки труда постсоветской России. — М., 1998. — 239 с.

24. Трудовая миграция глазами молодых исследователей. — Смоленск; М., 2001. — 247 с.

25. Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с.

26. Юдин Б.Г. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1130 с.

Статистическая информация

27. Население России за 100 лет: 1897-2003: Статистический сборник Государственного комитета по статистике. -М., 2003.- 627 с.

28. Предположительная численность населения РФ до 2025 года. Статистический сборник Росстата, М., 2005. — 104 с.

Авторефераты

29. Прокушева Н.В. Социальная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в современном российском обществе: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. — Улан-Удэ, 2007. — 24 с.

Статьи из газет, журналов

30. Возможности по оказанию помощи в трудоустройстве вынужденных мигрантов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области // Материалы парламентских слушаний. — 1999. — февраль — С. 13-14
[/stextbox]

31. Гасанова Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации // Социс. — 1995. — № 11 — С. 21-25

32. Гимпельсон В.Г. Дефицит квалификации и навыков на рынке труда: недостаток предложения, ограничения спроса или ложные сигналы работодателей? Препринт //ГУ Высшая школа экономики. М., 2004. — С. 36

33. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социс. — 1994. — № 8-9. — С. 3-15

34. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ. // Российская газета, 2007. — №4 — С.3

35. Молодикова И.Н., Ноздрина Н.Н. Миграционные потоки в Россию и их влияние на территориальное распределение населения // Проблемы прогнозирования. — М., 1998. — Вып.6. — C.121-133

36. Назаров А.Д. Вынужденная миграция или репатриация? // Федерация и народы России. — 1996. — № 3(8). — С. 30-31.

37. Поляков Ю.А. Проблемы эмиграции и адаптации в свете исторического опыта // Новая и новейшая история. — 1995. — № 3. — С.8

38. Свиридов Н.А. Адаптационные процессы среди молодежи // Социс. — 2002. — № 1 — С. 27-30

39. Сметанин Е.Н. Население в современной экономической ситуации: проблемы адаптации // Общество и экономика. — 1994. — № 11-12

40. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ФМС России в 2006 году. -М., 2007. — С. 54-56

41. Стельмах В.Г. «Москва этническая» и «Москва чиновничья»: взаимосотрудничество или игнорирование друг друга? Конфликт-диалог-сотрудничество. // Бюллетень, 2000. — №2 — С. 11-12

42. Чепляев В.Л. Социальная адаптация военнослужащих // Человеческие ресурсы, 1999. — №2 — С. 4-6

Интернет-источники

43. www.chelt.ru

44. www.council.gov.ru

45. www.demographia.ru

46. www.migrocenter.ru

В.В. Кашпур, И.Г. Поправко

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ МИГРАНТОВ:

ПРОБЛЕМЫ И СТРАТЕГИИ (ТОМСКИЙ КЕЙС)

Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», мероприятие 1.5.

Анализируются проблемы социокультурной адаптации мигрантов разных категорий в условиях Томска и Томской области. Рассматриваются адаптационные стратегии мигрантов, инструменты и способы решения проблем адаптации. Затронут вопрос сохранения и трансформации этнической идентичности мигрантов.

Ключевые слова: социокультурная адаптация; этническая идентичность; диаспора; миграция.

В настоящее время процессы миграции являются важнейшим фактором изменений в экономической, социальной и культурной сферах. По мнению Э. Гид-денса, миграция влияет на преобразование пространственных социальных отношений . Социальные изменения на макро- и микроуровне, происходящие под влиянием миграционных процессов, можно определить как преобразования в социальной структуре принимающего сообщества, социально-демографическую трансформацию этого сообщества, перемены в социально-ролевых и социально-культурных структурах общества иммигрантов. Например, расширение «иммиграционной экспансии» во второй половине ХХ в. привело к тому, что появились сообщества с большим культурным и этническим разнообразием. Каждой из принимающих мигрантов стран пришлось выбирать свой собственный путь регулирования этого процесса.

Исследователи концептуально выделяют 4 модели-реакции принимающей страны на мигрантов: полное исключение, дифференциальное исключение (сегрегация), ассимиляция и плюрализм (он имеет две разновидности — невмешательство и мультикультурализм) . Кроме этого, неизбежным результатом массовых международных миграций являются различные варианты интеракций мигрантов с принимающим сообществом, реализующиеся как на групповом, так и на индивидуальном уровнях. К сожалению, характер данных интеракций не всегда со знаком «плюс» — многие из них приобретают форму этноцентризма, ксенофобии, структурной дискриминации по этническому признаку. Указанные факторы подчеркивают актуальность рассмотрения проблемы социокультурной адаптации этнических (прежде всего ми-грантских) групп, оказавшихся в иной, «чуждой» им этнокультурной среде.

Россия, как и многие страны в мире, столкнулась в конце ХХ — начале ХХ1 в. с мощным миграционным потоком, обусловленным новой политической и социокультурной обстановкой: распад СССР, усиление процессов глобализации. Сибирь как один из «принимающих» мигрантов регионов может выступать вполне репрезентативной исследовательской площадкой для рассмотрения проблем специфики адаптационного процесса. Мигранты Томска («новые этнические группы»), объединенные в этнические диаспоры, как особое сообщество были выбраны в качестве случая в контексте методологии кейс-стади в силу следующего основания. Томск, как и многие сибирские города,

принимает ежегодно большое количество мигрантов, как трудовых, так и приезжающих для получения высшего образования (студенты). В Томской области 41 671 человек были поставлены на миграционный учет в 2010 г., что превышает на 19,4% прошлогодний показатель . Поэтому процесс социокультурной адаптации этих сообществ, а также механизмы формирования и транслирования их собственной групповой идентичности (в нашем случае это проблема, носителем которой и является случай) в принимающий социум вполне могут быть экстраполированы и на другие города Сибири.

Кейс-стади как нельзя лучше применим для описания сложных процессов и явлений, которые трудно изучать количественными методами. В отличие от количественных исследований, стратегия кейс-стади позволяет ответить на качественные вопросы: как и почему происходят те или иные явления. Кроме того, кейс стади предпочтителен при проведении исследований не исторических событий, а современных. Самое главное в кейс-стади — прямое наблюдение и систематическое интервьюирование .

Следует подчеркнуть взаимосвязь феноменов социокультурной адаптации и этнической идентичности. И то, и другое понятие можно рассматривать, с одной стороны, как продолжающиеся социальные процессы, а с другой — как результат. Социокультурную адаптацию можно определить как процесс и результат активного приспособления этнических групп к условиям другой социокультурной среды. Источником актуализации социокультурной адаптации в иноэтнической среде является объективно складывающееся противоречие между интернализованным этнокультурным фреймом, привычными потребностями, интересами мигрантов, устоявшейся моделью их социальной активности (групповая этническая идентичность мигрантов) и новыми общественными условиями их жизнедеятельности, изменившимися статусными характеристиками (идентичность принимающего сообщества) . Групповую этническую идентичность лучше всего определить в терминах теории самореферентных систем

Н. Лумана как процесс и результат самоописания и самонаблюдения самореферентной системы, каковой является сообщество мигрантов .

Структурообразующей составляющей социокультурной адаптации выступает базовая интерактивная матрица «субъекты адаптации — адаптивная среда». Принято выделять 4 базовые адаптационные стратегии, которые используются мигрантами:

1. Стратегия «геттоизации» (пассивной автаркии), реализующаяся в ситуациях, когда адаптанты, оказавшись в новом окружении, стремятся избежать прямых контактов с чужой культурой и тем самым устранить негативные симптомы культурного шока. Следующие данной модели мигранты создают свой особый микромир, в котором присутствует исключительно «родная» этнокультурная среда, живут свои соотечественники и соплеменники. Пассивная автаркия, как правило, характерна для представителей этнических меньшинств (переселенцев и беженцев), проживающих в крупных городах, индустриальных центрах, мегаполисах.

2. Стратегия «культурной колонизации» (агрессивной автаркии) характеризуется активным проявлением у «пришельцев» этноцентризма и интолерантности. В данном случае новая реальность воспринимается крайне неадекватно, другая культура резко критикуется и отвергается. Более того, мигранты (колонизаторы) активно стремятся перенести свои атрибуты культуры и этнические стереотипы в новую среду, навязать принимающему окружению собственное мировосприятие и образ жизни.

3. Ассимиляция, предполагающая отказ мигрантов (добровольный или вынужденный) от родной культуры и полную идентификацию («растворение») с новым этнокультурным сообществом.

4. Интеграция (аккультурация) — наиболее предпочтительная и успешная стратегия адаптации, заключающаяся в сохранении этноменьшинствами приверженности своей культуре и параллельной интернализации ими инокультурных атрибутов. Данная модель предполагает также активизацию паритетного межкультурного диалога между мигрантами и доминирующим этническим большинством, взаимное приспособление последних: когда меньшинствам необходимо усвоить базовые ценности, нормы, знания и образцы новой социокультурной среды, а принимающему сообществу — адаптировать свои социальные институты к потребностям и запросам всех составляющих его этнических групп . Выбор той или иной стратегии зависит от целого ряда факторов: микро- и макросоциальных.

К микросоциальным факторам следует отнести: а) индивидуально-личностные характеристики адап-тантов (возраст, уровень образования и профессиональной подготовки, коммуникабельность, ценностные ориентации, мотивация, личностная самооценка, характер ожиданий и притязаний, жизненный опыт и др.); б) характеристики взаимодействующих культурных фреймов этногрупп, прежде всего культурную дистанцию (объективно существующая и субъективно воспринимаемая степень сходств или различий между этническими культурами).

Макросоциальные факторы следующие: 1) политическая и социально-экономическая ситуация в принимающей стране и в мире; 2) характер иммиграционной и этнонациональной политики властей; 3) правовой статус мигрантов; 4) наличие (или отсутствие) общественных организаций и объединений соотечественников (землячеств, национально-культурных автономий, ассоциаций и т.п.), масштабы их деятельности; 5) уровень коррупции и преступности и др. .

Устойчивый рост числа мигрантов и их доли в населении Сибирского региона имеет свои экономические и общественно-политические последствия. В контексте проведенного исследования наиболее важными были следующие вопросы: 1) как организован процесс взаимодействия и включения мигрантов — представителей новых этнических групп в местный социум? 2) какие факторы способствуют сохранению или трансформации элементов самосознания и идентичности мигрантов? С целью ответа на них было проведено этносоцио-логическое исследование методами экспертного интервью, фокус-групп и открытой групповой дискуссии с руководителями и активными участниками диаспор, объединяющих представителей наиболее крупных новых этнических групп, проживающих на территории Томской области (азербайджанцы, армяне, киргизы, таджики, узбеки, а также представители кавказских народов России, прежде всего чеченцы и ингуши). Кроме того, в качестве экспертов выступили уполномоченные представители Управления федеральной миграционной службы России по Томской области, а также руководители структурных подразделений томских вузов, занимающихся вопросами образовательной миграции. Исследование проводилось в январе — феврале 2011 г.

В Российской Федерации в качестве структур коммуникации, в которых осуществляются аутопойэтиче-ские процедуры новых этнических групп, выступают диаспоральные сообщества мигрантов, оформленные в статусе национально-культурных автономий. В настоящее время в Томской области можно выделить три типа мигрантов: 1) приехавшие на работу или учебу еще в советский период; 2) трудовые мигранты и беженцы из кавказских республик в 1990-х и из Средней Азии в 2000-х гг.; 3) мигранты, приехавшие на обучение (студенты) или воссоединение с семьей и родственниками в настоящий период. Можно утверждать, что для большинства мигрантов адаптивной стратегией является интеграция (аккультурация). Но для таких сообществ, как узбекская и киргизская этнические группы, столь же актуальной выступает и стратегия геттоиза-ции. Это связано с тем, что мигранты указанных национальностей приезжают в Томск лишь на сезонные работы и в большинстве своем не связывают будущее с нашим городом. Однако сходство обеих стратегий состоит в том, что процесс адаптации всех мигрантов сопровождается рядом проблем.

Как показали результаты экспертных интервью, проблемы адаптации у приехавших из стран с небольшой культурной дистанцией (например, из стран Ближнего зарубежья) возникают чаще всего в правовом поле. Это проблемы легализации своего пребывания, а отсюда — вытекающие проблемы с официальным трудоустройством, получением социальной и медицинской помощи. Проблемы эти, по мнению экспертов, носят системный характер и силами только общественных организаций, а также неформальными связями решены быть не могут. Несовершенство законодательства в отношении мигрантов — вот главная проблема, называемая экспертами.

В отношении же культурной адаптации главной остается проблема освоения языка: не многие владеют им на уровне, достаточном для обеспечения порой пер-

вичных потребностей. Особенно это касается молодежи, не заставшей СССР и не имеющей даже небольшого опыта владения русским языком. Другая проблемная категория — дети мигрантов, которые, однако, быстро учатся русскому языку (иногда в ущерб родному), но не каждая школа приспособлена к подобной практике.

В целом стоит отметить, что уровень адаптации мигрантов напрямую зависит от мотивов их пребывания в Томске и жизненных планов. Приезжающие на сезонные заработки, как правило, не мотивированы на погружение в культуру и среду принимающего сообщества, их главный мотив — экономический. То же касается тех, кто приехал в Томск получать образование, но не собирается оставаться здесь жить. Конечно, мы не говорим здесь о языковом барьере, потому что если человек — представитель страны бывшего СССР — приезжает получать высшее образование, это означает, что в языковом плане он достаточно продвинут. Многие, особенно из молодежной среды, не хотели бы оставаться в Томске после окончания вуза по двум причинам: Томск — хорошее место для получения образования, но с рабочими местами здесь напряженно; вторая причина — желание дать своим детям традиционное воспитание, в том смысле, что ценности, базовые установки, должны, по мнению большинства, быть впитаны в родной культуре (ценность семьи, уважение к старшим, воздержанность). Дополнительной причиной нежелания оставаться здесь является климат.

Однако климат представляет более серьезную проблему адаптации приехавших из стран дальнего зарубежья, как с востока, так и с запада. И здесь также целый комплекс, который можно было бы обозначить как проблему физиологической адаптации. Суровые климатические условия провоцируют частые заболевания. Разница в системе питания также не способствует успешной адаптации в первые периоды пребывания. Как правило, иностранцам (речь идет, в первую очередь, о студентах) требуется в среднем год только на то, чтобы привыкнуть к этим новым условиям и адаптироваться на физиологическом уровне. К тому же параллельно идет адаптация в языковом и коммуникативном плане.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Единственный плюс, который можно выделить, говоря об иностранных студентах, приехавших из дальнего зарубежья, это их защищенность в правовом плане: как правило, они приезжают по специальным программам, за ними закреплены кураторы, помогающие им решать разного рода проблемы и информационно погружаться в культуру принимающего общества. В этом смысле вузы делают много, хотя не в равной степени. Стоит отметить «продвинутость» Томского политехнического университета: в то время, как ТГУ только строит общежитие для иностранных студентов и силами отдельных энтузиастов помогает им успешно адаптироваться, ТПУ уже говорит о таких имиджевых вещах, как создание позитивных образов как Томска за рубежом, так и иностранца в Томске. Последнее особенно важно, поскольку, по мнению экспертов, общественное мнение — это на сегодняшний день, пожалуй, самое слабое звено в миграционной политике.

Как уже отмечалось выше, именно диаспоры в первую очередь выступают той коммуникативной структурой, в которой осуществляются аутопойэтические

процедуры новых этнических групп (мигрантов), в том числе и процедура сохранения и поддержания их этнической идентичности как важная составляющая процесса социокультурной адаптации.

Оценки уровня включенности и адаптированности мигрантов в местный социум различаются в зависимости от национальности. Наиболее высоко степень собственной включенности и уровень адаптивности мигрантов оценивают руководители азербайджанской и армянской диаспор. Высокие оценки лидеров диаспор подтверждаются объективной ситуацией. Так, именно представители азербайджанской и армянской диаспор представлены в органах исполнительной и законодательной власти Томской области, а также являются владельцами крупных предприятий (ОАО «Томлес-строй», ООО «ЗИП Томский»). Руководитель армянской диаспоры, оценивая степень адаптивности армян, даже употребляет выражение «коренные армяне»: «Я бы не сказал, что у нас, коренных армян, есть какие-то проблемы. Я вполне серьезно говорю, откровенно». Они указывают, что приехавшие в Сибирь еще в советское время прожили большую часть жизни здесь и связаны профессиональными, товарищескими и родственными узами с местным населением. Лидеры диаспор говорят о том, что многие из таких мигрантов имеют русских жен и родственников. В результате происходит процесс интеграции и ассимиляции данной части диаспор. Как указывают лидеры диаспор, многие дети азербайджанцев и армян уже не знают национального языка и культуры и, по сути, являются такими же томичами, что и остальное население. Об этом говорит лидер азербайджанской диаспоры: «Молодежь, о которой мы говорим, у них родители русские, они родились здесь, многие из них ни разу не были в Азербайджане. Они представления не имеют, что есть национальная родина». В то же время мигранты, приехавшие из Кавказа в Сибирь в 1990-е и 2000-е гг., отличаются тем, что сознательно стараются сохранить свою семейную сплоченность, национальное и религиозное самосознание. Мигранты, приехавшие во второй половине 2000-х гг., также не испытывают проблем с адаптацией, так как едут целенаправленно к родственникам или друзьям, которые им помогают обустроиться на новом месте и получить легальное рабочее место. В целом же представители армянской и азербайджанской диаспор говорят о том, что свое будущее их соплеменники связывают с Томском.

Из среднеазиатских диаспор наиболее адаптивна киргизская. Приехавшие из Киргизии, как отмечает лидер диаспоры, достаточно легко включаются в местный социум, особенно дети. В этом диаспора видит своего рода проблему, связанную с размыванием национальной идентичности: «В школе, насколько я знаю, тоже проблема адаптации, они махом овладевают русским языком и забывают как раз киргизский. Новое поколение детей, которые приезжают с родителями, теряют свой родной язык, общаясь только на русском, скажем, в школе». Менее адаптивны и включены в местный социум узбекская и таджикская диаспоры. Большинство таджиков сохраняют свою национальную и религиозную идентичность, видя в России скорее не место реализации собственного будущего и будущего

своих детей, а место для заработка. Представитель узбекской диаспоры тоже говорит о том, что узбек приезжает в Россию зарабатывать деньги, а не обретать новую Родину. Он же указывает, что среди узбеков распространена практика возвращения пожилых людей, проработавших долгое время в России, обратно в Узбекистан, что связано с желанием жить в обществе «своей» культуры: «Те же старики почему возвращаются в Узбекистан? Потому что условия не те. В Узбекистане принято веками, что старики в почете, а здесь отношение к старикам другое, их пинают, нечаянно задевают машинами, не уступают место в транспорте. И каждый для себя делает вывод, и я для себя знаю, что я также на старости лет уеду, это связано с обычаем, культурой».

Оценивая отношение к мигрантам со стороны местного населения, руководители диаспор отмечают, что сейчас оно изменилось по сравнению с советским временем. В пример можно привести характерное высказывание руководителя азербайджанской диаспоры: «Я с полной уверенностью могу сказать, что в советское время было лучше, потому что такой вопрос, как национальный, никогда не стоял. Раньше судили по поступкам: если он был плохой человек, то он был плохой для всех. А если человек был, как я или Аликбер Алиевич, он работал, приносил пользу себе, обществу, он всегда понимал, где находится, куда приехал и что делает».

В 1990-е гг. отношение местного населения к мигрантам начало меняться в худшую сторону, по мнению представителей диаспор. Лидер таджикской диаспоры: «Вы знаете, я живу с 1990 г. и раньше никогда не чувствовал давления… К сожалению, в последнее время это есть, и неприязнь, и давление, это все чувствуют». Причинами ухудшения назывались, во-первых, распад единого государства, после чего азербайджанцы, таджики и другие народы в России оказались в статусе граждан другого государства; во-вторых, криминализация части самих мигрантов в 1990-е гг., которые стали заниматься рэкетом, разбоем и т.д.; в-третьих, усиление конкуренции между мигрантами и местным населением в сферах рынка труда и бизнеса.

Оценки современной ситуации в сфере межнациональных отношений представлены в виде двух типов суждений. Представители кавказских диаспор говорят о том, что ситуация в сфере межнациональных отношений переламывается в сторону большего взаимопонимания. В результате отношения членов своих диаспор с местным населением оцениваются как позитивные и бесконфликтные. Конфликтные ситуации между кавказцами и русскими если и случаются, то носят бытовой, а не националистический характер. Данную позицию также озвучивают представители официальной власти. Сотрудник УФМС: «Томская область — не приграничный регион и удалена от юга России. У соседей спокойный менталитет, серьезных проявлений со стороны иностранных граждан и в отношении иностранных граждан нет, так, точечные явления, недовольство местного населения и иностранных граждан. Серьезные моменты почти полностью отсутствуют». В то же время представители среднеазиатских диаспор говорят о том, что отношения местного населения и мигрантов

Читайте так же:  Как вернуть любимую женщину?

продолжают ухудшаться. Ириведем характерное мнение лидера киргизской диаспоры: «Возрастает негативная оценка мигрантов. Позитивно редко кто оценивает, больше негатив. К сожалению, эти процессы усиливаются… года четыре назад мигрантов было гораздо меньше здесь, в Томске».

Именно представители среднеазиатских диаспор говорят о том, что их члены являются жертвами националистических и экстремистских молодежных группировок. Руководитель таджикской диаспоры: «Это было в прошлом году. Три дня подряд происходили избиения наших сограждан молодыми экстремистами, которые кричали: “Бей мигрантов”, “Бей черных”».

Отсутствие информационного поля на эту тему приводит к таким неприятным примерам, о которых упоминали эксперты: грубое отношение, оскорбление иностранцев в общественных местах, не говоря уже об актах физического насилия. Безусловно, на отношении принимающей стороны к иностранцам сказываются разные факторы: «железный занавес», закрытость нашего города в прошлом, а также социально-экономическая и социально-психологическая нестабильность общества в настоящем, что, конечно же, способствует проявлению интолерантного отношения (поиск «козла отпущения», как правило, начинается в среде «чужих»).

Какими путями следует решать подобные проблемы адаптации? Эксперты называли самые разные. Наиболее проблемной группой, как показывает практика, являются трудовые мигранты. Предложения были такие: открытие своего рода «перевалочного пункта» для приезжих трудовых мигрантов, который бы обеспечил их на первое время необходимыми условиями — бытовыми, информационными; установление более тесных контактов с правительствами стран пребывания и местных диаспор (не только на уровне консульств); прозрачность многих юридических и экономических процедур (самое болезненное место) в отношении мигрантов; создание позитивного отношения со стороны принимающего общества посредством информационных каналов. В отношении же студентов, приезжающих из стран дальнего зарубежья, можно сказать, что расширение коммуникативного круга означает их более активное вовлечение в жизнь за пределами вуза и общежития. Кроме этого, создание еще более привлекательных для их приезда условий как в социально-психологическом плане, так и в правовом поле (например, разрешение иностранным студентам работать во время каникул не только в вузе, но и за его пределами). Диаспора выступает в этом случае наиболее реальным инструментом в решении указанных проблем.

Руководители диаспор ставят задачу поддержания порядка в качестве одной из главных, определяющих направления деятельности диаспоры. Поддержание порядка предполагает пресечение противоправных действий и преступлений, как со стороны самих мигрантов, так и по отношению к ним. Чаще всего механизмом поддержания порядка является неформальное воздействие (беседа) на нарушителя со стороны авторитетных членов диаспоры, однако в некоторых случаях диаспоры применяют практику остракизма. Необходимо отметить, что руководители некоторых диаспор

(армянская, азербайджанская) прямо говорят о необходимости усиления сотрудничества с властью в процессе решения задачи поддержания порядка. Руководитель армянской диаспоры: «Я всегда говорю, что многие не понимают. или вот только сейчас начали понимать, что руководитель диаспоры — это, в первую очередь, помощник властям. Вот в Москве. только сейчас поняли, что надо ближе работать с диаспорой».

Другой важной задачей для любой диаспоры декларируется поддержка вновь прибывших и давно живущих на территории региона людей своей национальности. По итогам анализа результатов экспертных интервью можно выделить следующие направления поддержки.

1. Экономическая поддержка. Данное направление декларируется в качестве основного представителями диаспор народов Средней Азии. Экономическая поддержка реализуется в первую очередь путем решения проблемы трудоустройства вновь прибывающих в регион мигрантов. Чаще всего поиск работы осуществляется через родственников и знакомых. Кроме того, экономическая поддержка проявляется в том, что вновь прибывшим мигрантам диаспора помогает решать проблему с жильем, предоставляя временные помещения (общежития, технические помещения) в качестве первоначального места жительства.

2. Обеспечение безопасности и правовая поддержка. Это направление деятельности диаспор подразумевает прежде всего правовую поддержку трудовых мигрантов в процессе их регистрации и получения рабочего места. Представители узбекской, таджикской и киргизской диаспор указывают, что данный этап жизни мигранта является наиболее проблемным по причине постоянного снижения квот на рабочие места за последние три года, в результате чего сложно найти официальную работу. Несколько ослабила проблему система патентов на индивидуальную трудовую деятельность для мигрантов, когда человек может работать на частника. Также в настоящее время существуют сложности с регистрацией, которую необходимо осуществить в первые три дня по приезде в Россию. Как указывают лидеры диаспор, в основном рынок аренды жилья нелегален, хозяева сдают квартиры «вчерную», не регистрируя приезжих. Ситуацию осложняет наличие рынка «серых» посредников, которые берут деньги, обещая решить проблемы с регистрацией и трудоустройством, и зачастую «кидают» мигрантов. Руководители кавказских диаспор (азербайджанцы, армяне) также указывают на то, что их диаспоры занимаются поддержкой своих соплеменников, попавших в конфликты, с целью минимизации их издержек.

3. Образовательная деятельность. Представители диаспор указывают на два направления собственной образовательной деятельности. Первое — это обучение родному языку, религии и родной культуре детей своей национальности. Руководитель армянской диаспоры: «У нас есть воскресные школы, где мы изучаем армянский язык, основы христианства, культуру армянскую». Фактически, реализуя данную функцию, диаспора выступает в качестве центра, сохраняющего и воспроизводящего национальную идентичность в условиях другой культурной среды. Второе направление —

обучение вновь прибывших мигрантов русскому языку — реализуется в рамках узбекской и таджикской диаспор. Их лидеры говорят о том, что если трудовые мигранты более старшего поколения еще достаточно хорошо знают русский язык, то приезжающая молодежь может вообще на нем не разговаривать. Поэтому данные диаспоры периодически организуют воскресные курсы русского языка.

4. Культурная деятельность. Сохранение и развитие национальной культуры также указывается лидерами диаспор в качестве важного направления их деятельности. Оно реализуется, во-первых, за счет создания и поддержки самодеятельных коллективов, занимающихся народными танцами, пением, и отдельных артистов и художников. Во-вторых, это организация и совместное проведение национальных и религиозных праздников и дней культуры того или иного народа. Например, в Городском саду Томска ежегодно проводится День Узбекистана.

5. Информационная деятельность выражается в создании собственных регулярных печатных изданий и сайтов. В качестве целей данного направления обозначается информирование членов диаспоры о предстоящих событиях и мероприятиях, а также презентация общественно-политической и культурной жизни народа.

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы: в качестве структур коммуникации, в которых осуществляются аутопойэтиче-ские процедуры новых этнических групп, выступают диаспоральные сообщества мигрантов, оформленные в статусе национально-культурных автономий. Наиболее характерными адаптивными стратегиями, выбираемыми мигрантами, являются стратегии геттоизации и интеграции (аккультурации). Причем стратегия гет-тоизации в большей степени характерна для выходцев из Средней Азии, что опровергает «миф о засилии мигрантов» (они хотят приехать и жить на нашей земле, занять наши рабочие места). Причин выбора подобной стратегии среднеазиатскими мигрантами можно выделить несколько. Во-первых, экономическая: они приезжают лишь на сезонные работы, зарабатывают на год и уезжают к семье. Долго оставаться в Томске им невыгодно. Во-вторых, сам российский социум и идентичность не привлекательны для мигрантов из-за общей социально-экономической нестабильности, размытости ценностных ориентиров. В таких условиях ценности «своей» (традиционной) культуры и общества являются для приезжих более предпочтительными.

Основные проблемы социокультурной адаптации мигрантов можно ранжировать следующим образом: 1) проблемы в правовом и экономическом поле; 2) проблемы в культурно-коммуникативном пространстве; 3) проблемы физиологической адаптации. Однако существуют и проблемы принятия мигрантов, которые выражаются в обострении социальной конкуренции, а также в повышении уровня интолерантности в принимающем сообществе. В настоящее время диаспора выступает основным инструментом, помогающим мигрантам решать указанные проблемы. Свою деятельность в решении указанных проблем она осуществляет в нескольких направлениях: экономическом, правовом, образовательном, культурном и информационном.

Можно выделить две тенденции: сохранения и трансформации национальной идентичности различных типов мигрантов. Первая тенденция характерна для новых поколений мигрантов из Средней Азии. Количественно мощный приток трудовых мигрантов увеличивает размер диаспоры, в результате чего вновь прибывшие замыкаются на общении с соплеменниками. В итоге растет культурная дистанция между мигрантами и местным населением. Мигранты все хуже знают русский язык и культуру. Снижаются образовательный уровень трудовых мигрантов и их способность к интеграции и социальной мобильности. Возрастают социокультурный изоляционизм и ценностно-мировоззренческая отчужденность местного и пришлого населения. Вторая тенденция — трансформация национальной идентично-

сти — характерна для мигрантов из государств Закавказья. Она проявляется в постепенном размывании идентичности укоренившихся мигрантов, которые сохраняют чувство принадлежности к своему народу, но в то же время утрачивают национальный язык, культуру и образ жизни.

Обе выделенные тенденции влияют, в свою очередь, и на идентичность регионального социума, трансформируя ее. Примером может послужить Томский Политехнический университет, который давно и целенаправленно занимается организацией международного студенческого обмена. Руководители отдельных подразделений вуза уже говорят о том, что необходимо работать над собственным имиджем, делая его более привлекательным для образовательных мигрантов, менять себя и свое отношение к этому явлению.

ЛИТЕРАТУРА

1. Giddens A. Consequences of Modernity. Cambridge : Polity Press. 1990.

2. Юдина Т.Н. Социология миграции : учеб. пособие для вузов. М. : Академический Проект, 2006.

3. Краткий анализ служебной деятельности УФМС России по Томской области за 2010 год. URL:

2011/02/17/632.htm, свободный.

4. Киблицкая М.В., Масалков И.К. Методология и дизайн исследований в стиле кейс стадии. М. : Изд-во Международного университета бизне-

са и управления, 2003.

5. Южанин М.А. О социокультурной адаптации в иноэтнической среде: концептуальные подходы к анализу. URL:

Socis/ 2007-05/Yuzhanin.pdf , свободный.

6. Луман Н. Введение в системную теорию : пер. с нем / под ред. Дирка Беккера. М., 2007.

7. Луман Н. Эволюция : пер. с нем. / А. Антоновский. М., 2005.

8. Луман Н. Дифференциация : пер. с нем. / Б. Скуратов. М., 2006.

Статья представлена научной редакцией «История» 23 ноября 2011 г.

Теоретические подходы к изучению проблем миграции населения и правовые основы ее регулирования. Особенности миграционных процессов и связанных с ними проблем в России в 1990-2000 гг. Значение трудовой миграции для социально-экономического развития РФ.

Отношения русскоязычных мигрантов с местным населением также складываются не лучшим образом: не оправдываются надежды на теплый прием на исторической родине. Русские мигранты характеризуют представителей местного населения в Центральной России как равнодушных, холодных, ленивых, завистливых, лицемерных, грубых, продажных, невнимательных. Лишь совсем немногие отмечают у местных жителей положительные качества: отзывчивость, добродушие, порядочность. В свою очередь, в глазах местных жителей переселенцы выглядят агрессивными, раздражительными, нервными, недоброжелательными, недоверчивыми, неуверенными, забитыми, приспособленцами, высокомерными, наглыми. Подобные представления отражают высокую степень взаимного неприятия и обостряют отношения между мигрантами и местными жителями, являясь важнейшим фактором, осложняющим социокультурную адаптацию. Отсутствие полноценного общения и взаимодействия с местным населением приводит к возникновению характерного для большинства мигрантов чувства отчужденности, ненужности и бесполезности.

Проблема культурного шока

Исследователи все больше внимания стали уделять изучению результатов столкновения мигрантов с чужой культурой. Состояние, которое переселенцы нередко испытывали в другой стране, американский антрополог К.Оберг назвал ‘культурным шоком’, утверждая, что вхождение в новую культуру для каждого человека является запутывающим, смущающим и дезорганизуюшим переживанием (Oberg, 1960). Такое сильное нервное потрясение может произойти под влиянием новых условий, когда сенсорные, символические, вербальные и невербальные системы, бесперебойно обеспечивавшие нормальную жизнь на родине, отказываются адекватно работать.

Концепция культурного шока в том виде, в котором она была сформулирована Обергом, опиралась на так называемый клинический подход к изучению процессов адаптации в другой культуре. В дальнейшем культурный шок стали рассматривать как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к новому культурному окружению.

Многие исследователи пытались уточнить понимание культурного шока, подчеркивая различные стороны пребывания в другой культуре. Для этого использовались термины ‘культурное утомление’ (Guthrie, 1975), ‘языковой шок’ (Smalley, 1963), ‘ролевой шок’ (Byrnes, 1966) и др. П. Бок описал культурный шок как эмоциональную реакцию, возникающую вследствие неспособности понять, проконтролировать и предсказать поведение других (Bock, 1970). Другие авторы связывали культурный шок с неопределенностью норм и ожиданий и, следовательно, с трудностями контроля над ситуацией и ее прогнозирования. В связи с этим возникает тревожность, замешательство и апатия, продолжающиеся до тех пор, пока не сформируются новые когнитивные конструкты для понимания другой культуры и выработки соответствующих моделей поведения.

Оберг выделял шесть основных психологических признаков культурного шока:

· Напряжение, сопровождающее усилия, необходимые для психологической адаптации.

· Чувство потери или лишения (статуса, друзей, родины, профессии, имущества).

· Чувство отверженности (неприятие новой культурой) и чувство отвержения (неприятие новой культуры).

· Сбой в ролевой структуре (ролях, ожиданиях), путаница с самоидентификацией, ценностях, чувствах.

· Чувство тревоги, основанное на различных эмоциях (удивление, отвращение, возмущение, негодование), возникающих в результате осознания культурных различий.

· Чувство неполноценности вследствие неспособности справиться с новой ситуацией. Однако известно, что некоторые мигранты не ощущают депрессии и тревоги, иногда даже с удовольствием переживают новый опыт и успешно адаптируются к условиям другой культуры с первых дней пребывания.

Например, П. Адлер (Adler, 1975) и К. Девид (David, 1972) установили, что хотя культурный шок часто ассоциируется с негативными последствиями, он в определенных дозах оказывает положительное влияние на личностный рост. Результатом культурного шока может быть приобретение новых ценностей, установок и паттернов поведения. В столкновении с другой культурой индивид получает знания опытным путем, начиная понимать источники своего собственного этноцентризма и приобретая новые взгляды на природу человеческого многообразия.

С. Бочнер в 1982 г. выделил четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а также для описания стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов:

· интеграция — аккомодация собственных культурных ценностей и ценностей принимающего общества;

· ассимиляция — отказ от собственных культурных норм и ценностей и добровольное или вынужденное принятие норм и ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворения;

· сегрегация — раздельное существование и развитие культурных групп;

· геноцид — намеренное уничтожение другой группы.

На основе выделенных категорий Бочнер предложил четыре стратегии адаптации в новой культуре:

· ‘посредничество’: ‘посредники’ синтезируют особенности двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции;

· ‘переход’: ‘перебежчики’ практически переходят в другую культуру, изменяя своей собственной; такая стратегия характерна для процесса ассимиляции;

· ‘маргинальный синдром’: ‘маргиналы’ остаются на границах двух культур, переживая в результате этого тяжелые внутриличностные конфликты; эта стратегия характерна для процесса сегрегации;
· ‘шовинизм’: ‘шовинисты’, или ‘националисты’, отрицают чужую культуру Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с..

Глава 3. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

3.1 Зарубежный опыт адаптации мигрантов

Зарубежный опыт в сфере регулирования миграционных процессов свидетельствует, что хотя миграция иностранной рабочей силы является важным источником пополнения трудовых ресурсов в США, Германии, Франции и Великобритании, большинство развитых стран проводит в последние годы протекционистскую миграционную политику, призванную защитить интересы своего населения и экономики.

В связи с ростом политической и демографической нестабильности в 90-е годы, усложнением процесса адаптации и трудоустройства иммигрантов ужесточили свое иммиграционное законодательство как США (с 1995 г. ежегодно допускается на въезд в страну не более 675 тыс. человек), так и европейские страны. Например, Франция ограничила въезд новых иммигрантов, а Германия приняла решение не предоставлять вид на жительство претендентам на въезд, а также гражданство детям мигрантов, работающих по контракту, преимущественно турецкого происхождения (раньше это разрешалось законом). Аналогичные ужесточения иммиграционного законодательства ввели Австрия, Италия, Испания, Португалия.

Наиболее последовательно по мере возникновения новых реалий развивается миграционное законодательство США. Формирование миграционной политики США происходит на основании серии законов об иммиграции, которые принимались Конгрессом, начиная с 1906 г. В настоящее время основными законами в этой области является Закон об иммиграции (1995г.) и Закон о реформе нелегальной иммиграции и ответственности иммигрантов (1996г.). Первым из названных законов установлены гибкие ежегодные лимиты на допуск иммигрантов в страну. Лимиты определяются исходя из статистических прогнозов потребности американской экономики в квалифицированной рабочей силе.

Второй закон ужесточил уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконной иммиграцией. Был полностью изменен порядок удаления незаконных мигрантов из страны, включая введение ускоренной процедуры их выдворения в местах въезда в США.

С другой стороны, Конгресс в декабре 2000 г. принял активно лоббировавшийся испаноязычными диаспорами Закон «О правах членов семей легальных иммигрантов», предусматривающий значительное смягчение положений действующего иммиграционного законодательства в отношении возможности приобретения официального статуса иностранными гражданами, которые долгое время нелегально проживали на территории США. Была упрощена и процедура решения вопроса о предоставлении официального статуса (визы) родственникам и членам семей американских граждан, проживающим за рубежом.

Одной из целей данного Закона явилось проведение так называемой «иммиграционной амнистии», предусматривающей, что свыше 400 тыс. нелегальных иммигрантов, въехавших в США до 1 января 1986 г., будут иметь возможность, в случае если за ними не числится никаких серьезных правонарушений, после прохождения соответствующих процедур получить легальное право на постоянное проживание и трудовую деятельность в США. Кроме того, право на постоянное проживание смогут получить также до 600 тыс. человек, вынужденных ожидать предоставления американских виз за рубежом.

С этой целью были введены два новых типа виз — визы «V» (для детей и членов семей иностранцев, постоянно проживающих в США, с правом заниматься трудовой деятельностью) и визы «К» (для супругов и несовершеннолетних детей граждан США, которые 1,5 года до этого были вынуждены ожидать предоставления права на въезд).

Право на постоянное проживание в США (т.н. «Грин-карта») может быть предоставлено лицам, въехавшим в США по действительным визам («рабочим» или «семейным») и подавшим во время пребывания в США документы на изменение своего статуса (а это еще 250 тыс. человек).

Исполнение иммиграционных законов и контроль за их соблюдением возложен на Службу иммиграции и натурализации. Служба отвечает за выдачу разрешений на въезд и проживание в стране, оформление разрешений на работу, ведет борьбу против незаконной иммиграции, осуществляет пограничный контроль на границах и пунктах въезда-выезда в страну. На обеспечение деятельности службы из бюджета ежегодно выделяется более 4,5 млрд. долларов.

Вместе с тем примером положительного влияния процесса иммиграции на экономику США могут служить следующие показатели: иммигрантами были 40% пришедших на рынок труда США докторов наук в области инженерных и компьютерных дисциплин и 25% преподавателей технических дисциплин в вузах Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с..

В целом, анализ зарубежного опыта регулирования миграционных процессов в целях социально-экономического развития показывает, что страны, принимающие иностранную рабочую силу, используют следующие инструменты регулирования:

· предъявление требований к качеству рабочей силы (наличие сертификата об образовании, стаж работы по специальности);

· введение возрастного ценза для въезжающих;

· проверка состояния здоровья потенциальных мигрантов (предварительное медицинское и психологическое тестирования иностранных кандидатов);[4]

· прямое квотирование импорта рабочей силы, выражающееся в законодательно устанавливаемом соотношении численности иностранных работников и местного населения или в других критериях;
· национально-географические приоритеты, отражающие как предпочтительные страны выхода иммигрантов, так и регионы их вселения в принимающей стране;

· специальные программы, направленные на привлечение иммигрантов;

· система санкций, действующая в отношении незаконных трудящихся-мигрантов, а также лиц, занятых незаконным импортом рабочей силы и работодателей, незаконно использующих труд мигрантов.

При этом общим для всех принимающих стран является положение о том, что, несмотря на имеющееся законодательство, его применение зависит от колебаний конъюнктуры рынка труда, специальности и квалификации мигранта, от страны его происхождения.

3.2 Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

Массовая иммиграция, необходимость которой доказана в исследовании, приводит к ряду проблем экономического, социального, психологического характера. Исследования социальной адаптации позволяют классифицировать эти проблемы, а также анализировать способы адаптации — пассивная, активная, патологическая. Следовательно, задача рекомендаций — свести на нет патологическую форму, ввести некоторые ограничения на активную адаптацию (когда мигрант изменяет среду под себя, например диаспорализация) и развивать пассивную адаптацию, приближенную к ассимиляции.

Таблица 4. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в РФ

Проблемные блоки социальной адаптации

Меры, рекомендуемые для совершенствования социальной адаптации мигрантов

Правовой статус

1. упрощение процедуры регистрации мигрантов;

2. расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев;

3. формирование механизма «отложенного гражданства»;

4. использование «форс-мажорного гражданства»

Трудоустройство

1. легализация трудовой деятельности мигрантов;

2. усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Быт

1. создание общежитий и центров временного пребывания

Рекреация

1. организация проведения семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам;

2. проведение для переселенцев социально-психологических тренингов межкультурного взаимодействия

В первую очередь необходимо внести следующие изменения в организацию правового регулирования миграционных процессов.

1. Упрощение процедуры регистрации мигрантов — иностранных граждан.

Рост нелегальной миграции, а соответственно, и проблемы адаптации мигрантов, обусловлен и тем, что на сегодняшний день регистрация по месту проживания, в отличие от регистрации по месту пребывания, является долгим и сложным процессом, требующим привлечения собственников жилья, которые часто, даже будучи законопослушными гражданами, не в состоянии соблюсти закон. Таким образом, сложность процесса регистрации по месту жительства является серьезной основной причиной роста числа незарегистрированных мигрантов и, как следствие, потери контроля над массовыми перемещениями и снижения управляемости процессами миграции.

Кроме того, существующие барьеры порождают и поддерживают коррупционный климат, начиная с мелкого вымогательства на местах и заканчивая крупными «сделками» с работодателями, которым выгоден нелегальный труд.

Предложение. Процедура регистрации по месту жительства должна быть максимально упрощена и сведена к той форме, когда мигрантам будет проще (потенциальным гражданам) и выгоднее (приехавшим только на заработки) зарегистрировать свое пребывание, чем не зарегистрировать. Наряду с этим необходимо ужесточение мер, предъявляемых к нарушителям порядка регистрации. В том числе ответственности работодателей за привлечение к труду нелегальных мигрантов. Штрафные санкции при этом должны быть весьма ощутимыми (например за одного принятого на работу нелегального мигранта работодатель при первом случае должен уплатить в виде штрафных санкций до 500 кратного размера МРОТ, при повторном случае — 1000 кратный размер МРОТ).

2. Расширение круга социальных прав и гарантий для мигрантов

В настоящее время социальные права и гарантии мигрантов сильно ограничены. Скорая помощь — едва ли не единственная услуга, которой они могут бесплатно воспользоваться. Анализируя зарубежный опыт (например, в королевстве Бельгия мигрантам предоставляют обязательное медицинское страхование, а также пенсионное обеспечение для тех, кто утрачивает трудоспособность во время пребывания в этой стране), можно рекомендовать предоставление мигрировавшим в Российскую Федерацию людям подобных услуг.

Читайте так же:  Психологические особенности инвалидов

3. Формирование механизма «отложенного гражданства».

Россия должна быть заинтересована в привлечении и удержании людей в сфере своего влияния. Причем это относится не только к соотечественникам, но и вообще к гражданам других стран, являющихся потенциальными мигрантами в Россию. Если применение двойного гражданства невозможно, можно задействовать механизм т.н. «отложенного гражданства». Т.е. пока человек живет за пределами страны и является гражданином страны проживания, его гражданство является «спящим», а активизируется только при изменении обстоятельств — например, при переезде в страну в силу особых обстоятельств.

Предложение. Статус «отложенного гражданства» мог бы в первую очередь быть предоставлен: этническим русским за пределами России, представителям титульных народов субъектов Российской Федерации, бывшим гражданам СССР, получившим гражданство стран пребывания, эмигрантам всех волн и их потомкам. То есть тем, кто не собирается пока перебираться в Россию, но хотел бы сохранить с ней связь. Например, потомки эмигрантов первой волны, сохранившие в инокультурном окружении русскую, российскую идентичность, желающие сотрудничать с Россией, помогать ей, видеть в ней свою «вторую Родину», заслуживают в рассматриваемом смысле всяческого поощрения и поддержки.

4. Использование «форс-мажорного гражданства».

Необходимость такой формы предоставления гражданства стала очевидной после событий в Туркменистане весной — летом 2003 года. Договор России с этой страной о двойном гражданстве, заключенный в декабре 1993 года, был расторгнут в мае 2003 г. Туркменистаном в одностороннем порядке. Несмотря на то, что по общепринятой логике международные договоры обратной силы не имеют, туркменские жители, имеющие двойное гражданство, по указу президента Туркменистана должны были выбрать одно гражданство и в случае выбора российского резко ограничивались в правах, становясь иностранцами. Подобная ситуация может повториться в любой момент и не только в странах СНГ.

Предложение. Необходимо гарантировать людям, вынужденным отказаться от российского гражданства по «форс-мажорным» обстоятельствам под угрозой своему существованию, немедленное (а не через 3 года по Закону о гражданстве) восстановление этого гражданства в предельно облегченной (лучше всего — заявительной) форме либо при переезде в Россию, либо по месту проживания в консульских отделах посольств Российской Федерации, а также распространить такой порядок на их близких родственников.

5. Легализация трудовой деятельности мигранта — иностранного гражданина, усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Предприятия страны уже сегодня сталкиваются с проблемой нехватки рабочей силы. Заполняется эта ниша в большей части за счет нелегального сектора, так как процедура оформления привлеченного работника еще сложнее и дольше, чем процедура регистрации. Работодатель должен сначала получить разрешение на привлечение иностранной рабочей силы, а затем получить разрешения на работу для каждого работника отдельно. При условии, что все документы, которые должны быть легализованы в российских дипломатических представительствах или консульских учреждениях за рубежом, переведены на русский язык и нотариально заверены, оформлены правильно, срок рассмотрения заявления составляет не менее полутора месяцев. При малейшей ошибке круг повторяется. Полученное разрешение работодатель должен передать работнику до начала его трудовой деятельности. Т.е. все это время потенциальные работники находятся или за границей или в России в качестве нелегалов, так как приехавшие хотят работать сразу, а не ждать месяцы. При этом расходы работодателя на каждого работника составляют около 5-6 тыс. рублей в виде пошлин плюс внесение средств, необходимых для обеспечения выезда каждого работника из Российский Федерации.

Предложения. Предоставить иностранным гражданам, легально прибывшим в Российскую Федерацию и зарегистрированным по месту проживания, право осуществлять трудовую деятельность, но только в качестве наемного работника. Для получения разрешения на право заниматься трудовой деятельностью можно также использовать залоговый механизм. Т.е. вместо 1,5-2 месяцев ожидания (в качестве безработного нелегала) разрешения на работу человек заплатит определенную сумму (например, средний подоходный налог за 1-12 месяцев в зависимости от продолжительности работы), получит разрешение работать, а затем, по представлению документа о выплате соответствующей суммы в качестве налога, получит деньги обратно. Вносить такой залог за нужного работника может и работодатель, для которого такой механизм намного проще и дешевле существующего.

А так как иммигрант будет легализован, упростится и механизм его проверки по линии органов внутренних дел.

Процедура продления разрешения на нужный срок (до года) также может быть упрощена. Если залоговые суммы оставлять в местном бюджете, в упрощенной процедуре предоставления права на работу окажутся заинтересованы как работодатели и органы местного самоуправления, так и органы внутренних дел.

6. Создание гостиниц, общежитий или центров временного пребывания

На наш взгляд, можно рассматривать строительство гостиниц, общежитий или центров временного пребывания как решение проблемы обеспеченности мигрантов жильем. Этот вариант должен помочь мигрантам обустроиться хотя бы в первое время их пребывания на территории РФ и ускорить процесс их социальной адаптации к российской среде.

7. Проведение практических занятий/организация семинаров, направленных на повышение толерантности к мигрантам, как для работников миграционных служб и МВД, так и для местного населения.

Система профессиональной подготовки сотрудников МВД не предусматривает глубокого изучения проблем миграции, взаимодействия мигрантов и представителей принимающего сообщества, этнологии. Отсутствуют практические занятия, направленные на разрушение негативных стереотипов иноэтничных сообществ, что наиболее эффективно происходит в процессе совместной деятельности (например, проведения совместных мероприятий с представителями национальных объединений).

Предложение. Организовать проведение краткого курса лекций или семинаров, круглых столов или деловых игр, обязательных для всех приезжих. Затраты на финансирование можно включить в гос. пошлину.

8. Существует группа потребностей, связанная с развитием духовности человека, его самореализации в области религии, искусства, политики, экологии. Также существенное место занимают религиозные потребности, такие как посещение храмов, выполнение религиозных обрядов, чтение религиозной литературы. Возрастает значение и общественно-политической активности — это участие в политических акциях, различных политических и общественных объединениях, благотворительная деятельность.

Принимая во внимание всю важность вышеописанных потребностей, были разработаны дополнительные рекомендации по снижению межэтнического противостояния.

А. Для снижения интенсивности проявления негативных межгрупповых процессов и уменьшения силы противостояния представителей различных этнических групп, нужна работа по включению мигрантов в совместную деятельность с местным населением. При этом целесообразно начинать с глав диаспор и старейшин.

Б. Для снижения влияния культурных различий на уровень этнической интолерантности необходим социально-психологический тренинг межкультурного взаимодействия, направленный на выработку навыков межкультурного диалога. Проведение таких тренингов в первую очередь целесообразно начать с главами диаспор и старейшинами, со всеми лицами, занимающими руководящие посты, учителями школ, и затем с другими категориями населения.

В. Для обучения правильной интерпретации проведения представителей инокультурных групп целесообразным будет создание специальных социально-психологических методик обучения конструктивному межэтническому взаимодействию, например, получивших уже широкое распространение за рубежом т.н. «культурных ассимиляторов».

Г. Некоторые исследования позволяют предположить, что сама по себе длительность взаимодействия мигрантов с коренным населением связана с мобилизационными процессами в среде мигрантов. Эти процессы нежелательно выпускать из-под контроля.

Д. Важно готовить работников органов образования, особенно школ, к работе с полиэтничными коллективами учащихся таким образом, чтобы они избегали и предотвращали дискриминационные практики и конфликты.

Е. Поскольку основой этнической толерантности является социально-психологическая общность, образованная по региональному (территориальному), а не по этническому признаку, было бы неплохо в поликультурных регионах отказаться от дихотомии «титульные — нетитульные» и «коренные — некоренные». Невольная иерархия, задаваемая этой дихотомией, может привести к обостренной борьбе за статус и влияние на территории, соперничеству национальных кланов и к тому, что борьба за политическое и экономическое доминирование в любой момент может перерасти в межэтнические конфликты и столкновения.

Заключение

Как показало углубленное изучение проблем миграции, на динамику миграционных процессов в Российской Федерации серьезное влияние оказывают два основных блока факторов: различного рода деструктивные этнополитические и социально-экономические процессы, вызывающие приток трудовых мигрантов, а также позитивные — развитие рыночных отношений и демократизация России, что ведет к облегчению перемещений людей. Социальная адаптация мигрантов приобретает все большее значение в связи с масштабами миграционных процессов.

Социальная адаптация мигрантов к иной социокультурной среде представляет собой процесс их вхождения в эту социальную среду, сопровождающийся овладением навыками, умениями взаимодействовать с окружающей средой, усвоением норм, установок, ценностей и принятием их для создания собственной линии поведения в новой сфере. Она является одной из важнейших проблем, связанных с миграционными процессами.

Являясь многосторонним, многоуровневым, многоэтапным процессом, социальная адаптация включает в себя адаптацию социально-психологическую, профессиональную и культурную. Соответственно этим видам у мигрантов и возникают определенные проблемы, рассмотренные в данном дипломе, а именно: проблема трудоустройства, проблема обеспеченности жильем, проблема диаспорализации мигрантов, проблема их психического здоровья, проблема культурного шока.

В свете выявленных проблем были предложены рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов. В отношении правового регулирования это упрощение процедуры регистрации мигрантов, расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев, формирование механизма «отложенного гражданства», а также использование «форс-мажорного гражданства». Касательно трудоустройства, на наш взгляд, необходимы легализация трудовой деятельности мигрантов и усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов. Решая проблемы обеспеченности жильем, для мигрантов целесообразно создавать гостиницы, общежития и центры временного пребывания. Не менее важно удовлетворять духовные потребности. Соответственно, следует организовывать проведение семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам, а также проводить для самих переселенцев социально-психологические тренинги межкультурного взаимодействия.

В этой связи разрабатываемые и реализуемые в России программы социально-экономического развития должны более тесно увязываться с решением проблем миграции, имея в виду, прежде всего, создание для мигрантов в регионах вселения достойных условий обустройства и социальной адаптации. Эти меры могут быть реализованы государством только на основе консолидации усилий всего общества, средств федерального и местных бюджетов, внебюджетных источников, благотворительных и общественных организаций, а также более активного участия в решении проблем самих мигрантов.

Список использованной литературы

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: ООО «Издательство АСТ, 2000. — 64 с.

2. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: ФЗ от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ. в ред. Фед. закона от 15.01.2007

3. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию: ФЗ РФ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ в ред. Фед. закона от 10.01.2007

4. Указ Президента Российской Федераций от 19 июля 2004 г. №927 (в ред. от 21 марта 2007 г.) «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

5. Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. №649 (в ред. от 12 марта 2007 г.) «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти»

6. Указ Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 г. №928 (в ред. от 20 апреля 2007 г.) «Вопросы Федеральной миграционной службы»

7. О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве: Постановление Правительства Москвы от 29 июля 2003 г. № 615-ПП

8. Постановления Правительства РФ №1021 от 8 сентября 1994 г. «О мерах по предупреждению и сокращению внешней неконтролируемой миграции»
9. Постановления Правительства Российской Федерации от 21 мая 2002 г. №327 «Некоторые вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

10. Положение о Федеральной миграционной службе Министерства внутренних дел Российской Федерации // СЗ РФ. — 2002. — № 8. — 370 с.

11. Международная Конвенция ООН 1990 г. «О защите прав всех трудящихся — мигрантов и членов их семей»

Книги, монографии, сборники статей

12. Долгопятова Т. Неформальный сектор экономики. — М., 1999. — 301 с.

13. Дятлов В.И. Современные торговые меньшинства: фактор стабильности и конфликта. — М., 2000. — 140 с.

14. Ионцев В.А. Международная миграция населения: Теория и история изучения. — М., 1999. — 246 с.

15. Ковалева А.И. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1064 с.

16. Методология и методы изучения миграционных процессов. Под ред. Ж. Зайончковской, И. Молодчиковой, В. Мукомеля. — Центр миграционных исследований, М., 2007. — 370 с.

17. Милославский Ю.А. Энциклопедический социологический словарь. — М., 1995. — 1274 с.

18. Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с.

19. Новый энциклопедический словарь — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. — 1456 с.: ил.

20. Рыбаковский Л.Л. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1281 с.

21. Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М.: Смысл, 2002. — 120 с.

22. Соловьев Э.Г. Политическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 1999. — 641 с.

23. Тарасевич С.В. Миграция и рынки труда постсоветской России. — М., 1998. — 239 с.

24. Трудовая миграция глазами молодых исследователей. — Смоленск; М., 2001. — 247 с.

25. Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с.

26. Юдин Б.Г. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1130 с.

Статистическая информация

27. Население России за 100 лет: 1897-2003: Статистический сборник Государственного комитета по статистике. -М., 2003.- 627 с.

28. Предположительная численность населения РФ до 2025 года. Статистический сборник Росстата, М., 2005. — 104 с.

Авторефераты

29. Прокушева Н.В. Социальная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в современном российском обществе: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. — Улан-Удэ, 2007. — 24 с.

Статьи из газет, журналов

30. Возможности по оказанию помощи в трудоустройстве вынужденных мигрантов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области // Материалы парламентских слушаний. — 1999. — февраль — С. 13-14
[/stextbox]

31. Гасанова Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации // Социс. — 1995. — № 11 — С. 21-25

32. Гимпельсон В.Г. Дефицит квалификации и навыков на рынке труда: недостаток предложения, ограничения спроса или ложные сигналы работодателей? Препринт //ГУ Высшая школа экономики. М., 2004. — С. 36

33. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социс. — 1994. — № 8-9. — С. 3-15

34. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ. // Российская газета, 2007. — №4 — С.3

35. Молодикова И.Н., Ноздрина Н.Н. Миграционные потоки в Россию и их влияние на территориальное распределение населения // Проблемы прогнозирования. — М., 1998. — Вып.6. — C.121-133

36. Назаров А.Д. Вынужденная миграция или репатриация? // Федерация и народы России. — 1996. — № 3(8). — С. 30-31.

37. Поляков Ю.А. Проблемы эмиграции и адаптации в свете исторического опыта // Новая и новейшая история. — 1995. — № 3. — С.8

38. Свиридов Н.А. Адаптационные процессы среди молодежи // Социс. — 2002. — № 1 — С. 27-30

39. Сметанин Е.Н. Население в современной экономической ситуации: проблемы адаптации // Общество и экономика. — 1994. — № 11-12

40. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ФМС России в 2006 году. -М., 2007. — С. 54-56

41. Стельмах В.Г. «Москва этническая» и «Москва чиновничья»: взаимосотрудничество или игнорирование друг друга? Конфликт-диалог-сотрудничество. // Бюллетень, 2000. — №2 — С. 11-12

42. Чепляев В.Л. Социальная адаптация военнослужащих // Человеческие ресурсы, 1999. — №2 — С. 4-6

Интернет-источники

43. www.chelt.ru

44. www.council.gov.ru

45. www.demographia.ru

46. www.migrocenter.ru

Теоретические подходы к изучению проблем миграции населения и правовые основы ее регулирования. Особенности миграционных процессов и связанных с ними проблем в России в 1990-2000 гг. Значение трудовой миграции для социально-экономического развития РФ.

Отношения русскоязычных мигрантов с местным населением также складываются не лучшим образом: не оправдываются надежды на теплый прием на исторической родине. Русские мигранты характеризуют представителей местного населения в Центральной России как равнодушных, холодных, ленивых, завистливых, лицемерных, грубых, продажных, невнимательных. Лишь совсем немногие отмечают у местных жителей положительные качества: отзывчивость, добродушие, порядочность. В свою очередь, в глазах местных жителей переселенцы выглядят агрессивными, раздражительными, нервными, недоброжелательными, недоверчивыми, неуверенными, забитыми, приспособленцами, высокомерными, наглыми. Подобные представления отражают высокую степень взаимного неприятия и обостряют отношения между мигрантами и местными жителями, являясь важнейшим фактором, осложняющим социокультурную адаптацию. Отсутствие полноценного общения и взаимодействия с местным населением приводит к возникновению характерного для большинства мигрантов чувства отчужденности, ненужности и бесполезности.

Проблема культурного шока

Исследователи все больше внимания стали уделять изучению результатов столкновения мигрантов с чужой культурой. Состояние, которое переселенцы нередко испытывали в другой стране, американский антрополог К.Оберг назвал ‘культурным шоком’, утверждая, что вхождение в новую культуру для каждого человека является запутывающим, смущающим и дезорганизуюшим переживанием (Oberg, 1960). Такое сильное нервное потрясение может произойти под влиянием новых условий, когда сенсорные, символические, вербальные и невербальные системы, бесперебойно обеспечивавшие нормальную жизнь на родине, отказываются адекватно работать.

Концепция культурного шока в том виде, в котором она была сформулирована Обергом, опиралась на так называемый клинический подход к изучению процессов адаптации в другой культуре. В дальнейшем культурный шок стали рассматривать как нормальную реакцию, как часть обычного процесса адаптации к новому культурному окружению.

Многие исследователи пытались уточнить понимание культурного шока, подчеркивая различные стороны пребывания в другой культуре. Для этого использовались термины ‘культурное утомление’ (Guthrie, 1975), ‘языковой шок’ (Smalley, 1963), ‘ролевой шок’ (Byrnes, 1966) и др. П. Бок описал культурный шок как эмоциональную реакцию, возникающую вследствие неспособности понять, проконтролировать и предсказать поведение других (Bock, 1970). Другие авторы связывали культурный шок с неопределенностью норм и ожиданий и, следовательно, с трудностями контроля над ситуацией и ее прогнозирования. В связи с этим возникает тревожность, замешательство и апатия, продолжающиеся до тех пор, пока не сформируются новые когнитивные конструкты для понимания другой культуры и выработки соответствующих моделей поведения.

Оберг выделял шесть основных психологических признаков культурного шока:

· Напряжение, сопровождающее усилия, необходимые для психологической адаптации.

· Чувство потери или лишения (статуса, друзей, родины, профессии, имущества).

· Чувство отверженности (неприятие новой культурой) и чувство отвержения (неприятие новой культуры).

· Сбой в ролевой структуре (ролях, ожиданиях), путаница с самоидентификацией, ценностях, чувствах.

· Чувство тревоги, основанное на различных эмоциях (удивление, отвращение, возмущение, негодование), возникающих в результате осознания культурных различий.

· Чувство неполноценности вследствие неспособности справиться с новой ситуацией. Однако известно, что некоторые мигранты не ощущают депрессии и тревоги, иногда даже с удовольствием переживают новый опыт и успешно адаптируются к условиям другой культуры с первых дней пребывания.

Например, П. Адлер (Adler, 1975) и К. Девид (David, 1972) установили, что хотя культурный шок часто ассоциируется с негативными последствиями, он в определенных дозах оказывает положительное влияние на личностный рост. Результатом культурного шока может быть приобретение новых ценностей, установок и паттернов поведения. В столкновении с другой культурой индивид получает знания опытным путем, начиная понимать источники своего собственного этноцентризма и приобретая новые взгляды на природу человеческого многообразия.

С. Бочнер в 1982 г. выделил четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а также для описания стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов:

· интеграция — аккомодация собственных культурных ценностей и ценностей принимающего общества;

· ассимиляция — отказ от собственных культурных норм и ценностей и добровольное или вынужденное принятие норм и ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворения;

· сегрегация — раздельное существование и развитие культурных групп;

· геноцид — намеренное уничтожение другой группы.

На основе выделенных категорий Бочнер предложил четыре стратегии адаптации в новой культуре:

· ‘посредничество’: ‘посредники’ синтезируют особенности двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции;

· ‘переход’: ‘перебежчики’ практически переходят в другую культуру, изменяя своей собственной; такая стратегия характерна для процесса ассимиляции;

· ‘маргинальный синдром’: ‘маргиналы’ остаются на границах двух культур, переживая в результате этого тяжелые внутриличностные конфликты; эта стратегия характерна для процесса сегрегации;
· ‘шовинизм’: ‘шовинисты’, или ‘националисты’, отрицают чужую культуру Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с..

Глава 3. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

3.1 Зарубежный опыт адаптации мигрантов

Зарубежный опыт в сфере регулирования миграционных процессов свидетельствует, что хотя миграция иностранной рабочей силы является важным источником пополнения трудовых ресурсов в США, Германии, Франции и Великобритании, большинство развитых стран проводит в последние годы протекционистскую миграционную политику, призванную защитить интересы своего населения и экономики.

В связи с ростом политической и демографической нестабильности в 90-е годы, усложнением процесса адаптации и трудоустройства иммигрантов ужесточили свое иммиграционное законодательство как США (с 1995 г. ежегодно допускается на въезд в страну не более 675 тыс. человек), так и европейские страны. Например, Франция ограничила въезд новых иммигрантов, а Германия приняла решение не предоставлять вид на жительство претендентам на въезд, а также гражданство детям мигрантов, работающих по контракту, преимущественно турецкого происхождения (раньше это разрешалось законом). Аналогичные ужесточения иммиграционного законодательства ввели Австрия, Италия, Испания, Португалия.

Наиболее последовательно по мере возникновения новых реалий развивается миграционное законодательство США. Формирование миграционной политики США происходит на основании серии законов об иммиграции, которые принимались Конгрессом, начиная с 1906 г. В настоящее время основными законами в этой области является Закон об иммиграции (1995г.) и Закон о реформе нелегальной иммиграции и ответственности иммигрантов (1996г.). Первым из названных законов установлены гибкие ежегодные лимиты на допуск иммигрантов в страну. Лимиты определяются исходя из статистических прогнозов потребности американской экономики в квалифицированной рабочей силе.

Второй закон ужесточил уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконной иммиграцией. Был полностью изменен порядок удаления незаконных мигрантов из страны, включая введение ускоренной процедуры их выдворения в местах въезда в США.

С другой стороны, Конгресс в декабре 2000 г. принял активно лоббировавшийся испаноязычными диаспорами Закон «О правах членов семей легальных иммигрантов», предусматривающий значительное смягчение положений действующего иммиграционного законодательства в отношении возможности приобретения официального статуса иностранными гражданами, которые долгое время нелегально проживали на территории США. Была упрощена и процедура решения вопроса о предоставлении официального статуса (визы) родственникам и членам семей американских граждан, проживающим за рубежом.

Одной из целей данного Закона явилось проведение так называемой «иммиграционной амнистии», предусматривающей, что свыше 400 тыс. нелегальных иммигрантов, въехавших в США до 1 января 1986 г., будут иметь возможность, в случае если за ними не числится никаких серьезных правонарушений, после прохождения соответствующих процедур получить легальное право на постоянное проживание и трудовую деятельность в США. Кроме того, право на постоянное проживание смогут получить также до 600 тыс. человек, вынужденных ожидать предоставления американских виз за рубежом.

Читайте так же:  Как вести себя после ссоры с девушкой?

С этой целью были введены два новых типа виз — визы «V» (для детей и членов семей иностранцев, постоянно проживающих в США, с правом заниматься трудовой деятельностью) и визы «К» (для супругов и несовершеннолетних детей граждан США, которые 1,5 года до этого были вынуждены ожидать предоставления права на въезд).

Право на постоянное проживание в США (т.н. «Грин-карта») может быть предоставлено лицам, въехавшим в США по действительным визам («рабочим» или «семейным») и подавшим во время пребывания в США документы на изменение своего статуса (а это еще 250 тыс. человек).

Исполнение иммиграционных законов и контроль за их соблюдением возложен на Службу иммиграции и натурализации. Служба отвечает за выдачу разрешений на въезд и проживание в стране, оформление разрешений на работу, ведет борьбу против незаконной иммиграции, осуществляет пограничный контроль на границах и пунктах въезда-выезда в страну. На обеспечение деятельности службы из бюджета ежегодно выделяется более 4,5 млрд. долларов.

Вместе с тем примером положительного влияния процесса иммиграции на экономику США могут служить следующие показатели: иммигрантами были 40% пришедших на рынок труда США докторов наук в области инженерных и компьютерных дисциплин и 25% преподавателей технических дисциплин в вузах Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с..

В целом, анализ зарубежного опыта регулирования миграционных процессов в целях социально-экономического развития показывает, что страны, принимающие иностранную рабочую силу, используют следующие инструменты регулирования:

· предъявление требований к качеству рабочей силы (наличие сертификата об образовании, стаж работы по специальности);

· введение возрастного ценза для въезжающих;

· проверка состояния здоровья потенциальных мигрантов (предварительное медицинское и психологическое тестирования иностранных кандидатов);[4]

· прямое квотирование импорта рабочей силы, выражающееся в законодательно устанавливаемом соотношении численности иностранных работников и местного населения или в других критериях;
· национально-географические приоритеты, отражающие как предпочтительные страны выхода иммигрантов, так и регионы их вселения в принимающей стране;

· специальные программы, направленные на привлечение иммигрантов;

· система санкций, действующая в отношении незаконных трудящихся-мигрантов, а также лиц, занятых незаконным импортом рабочей силы и работодателей, незаконно использующих труд мигрантов.

При этом общим для всех принимающих стран является положение о том, что, несмотря на имеющееся законодательство, его применение зависит от колебаний конъюнктуры рынка труда, специальности и квалификации мигранта, от страны его происхождения.

3.2 Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в Российской Федерации

Массовая иммиграция, необходимость которой доказана в исследовании, приводит к ряду проблем экономического, социального, психологического характера. Исследования социальной адаптации позволяют классифицировать эти проблемы, а также анализировать способы адаптации — пассивная, активная, патологическая. Следовательно, задача рекомендаций — свести на нет патологическую форму, ввести некоторые ограничения на активную адаптацию (когда мигрант изменяет среду под себя, например диаспорализация) и развивать пассивную адаптацию, приближенную к ассимиляции.

Таблица 4. Рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов в РФ

Проблемные блоки социальной адаптации

Меры, рекомендуемые для совершенствования социальной адаптации мигрантов

Правовой статус

1. упрощение процедуры регистрации мигрантов;

2. расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев;

3. формирование механизма «отложенного гражданства»;

4. использование «форс-мажорного гражданства»

Трудоустройство

1. легализация трудовой деятельности мигрантов;

2. усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Быт

1. создание общежитий и центров временного пребывания

Рекреация

1. организация проведения семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам;

2. проведение для переселенцев социально-психологических тренингов межкультурного взаимодействия

В первую очередь необходимо внести следующие изменения в организацию правового регулирования миграционных процессов.

1. Упрощение процедуры регистрации мигрантов — иностранных граждан.

Рост нелегальной миграции, а соответственно, и проблемы адаптации мигрантов, обусловлен и тем, что на сегодняшний день регистрация по месту проживания, в отличие от регистрации по месту пребывания, является долгим и сложным процессом, требующим привлечения собственников жилья, которые часто, даже будучи законопослушными гражданами, не в состоянии соблюсти закон. Таким образом, сложность процесса регистрации по месту жительства является серьезной основной причиной роста числа незарегистрированных мигрантов и, как следствие, потери контроля над массовыми перемещениями и снижения управляемости процессами миграции.

Кроме того, существующие барьеры порождают и поддерживают коррупционный климат, начиная с мелкого вымогательства на местах и заканчивая крупными «сделками» с работодателями, которым выгоден нелегальный труд.

Предложение. Процедура регистрации по месту жительства должна быть максимально упрощена и сведена к той форме, когда мигрантам будет проще (потенциальным гражданам) и выгоднее (приехавшим только на заработки) зарегистрировать свое пребывание, чем не зарегистрировать. Наряду с этим необходимо ужесточение мер, предъявляемых к нарушителям порядка регистрации. В том числе ответственности работодателей за привлечение к труду нелегальных мигрантов. Штрафные санкции при этом должны быть весьма ощутимыми (например за одного принятого на работу нелегального мигранта работодатель при первом случае должен уплатить в виде штрафных санкций до 500 кратного размера МРОТ, при повторном случае — 1000 кратный размер МРОТ).

2. Расширение круга социальных прав и гарантий для мигрантов

В настоящее время социальные права и гарантии мигрантов сильно ограничены. Скорая помощь — едва ли не единственная услуга, которой они могут бесплатно воспользоваться. Анализируя зарубежный опыт (например, в королевстве Бельгия мигрантам предоставляют обязательное медицинское страхование, а также пенсионное обеспечение для тех, кто утрачивает трудоспособность во время пребывания в этой стране), можно рекомендовать предоставление мигрировавшим в Российскую Федерацию людям подобных услуг.

3. Формирование механизма «отложенного гражданства».

Россия должна быть заинтересована в привлечении и удержании людей в сфере своего влияния. Причем это относится не только к соотечественникам, но и вообще к гражданам других стран, являющихся потенциальными мигрантами в Россию. Если применение двойного гражданства невозможно, можно задействовать механизм т.н. «отложенного гражданства». Т.е. пока человек живет за пределами страны и является гражданином страны проживания, его гражданство является «спящим», а активизируется только при изменении обстоятельств — например, при переезде в страну в силу особых обстоятельств.

Предложение. Статус «отложенного гражданства» мог бы в первую очередь быть предоставлен: этническим русским за пределами России, представителям титульных народов субъектов Российской Федерации, бывшим гражданам СССР, получившим гражданство стран пребывания, эмигрантам всех волн и их потомкам. То есть тем, кто не собирается пока перебираться в Россию, но хотел бы сохранить с ней связь. Например, потомки эмигрантов первой волны, сохранившие в инокультурном окружении русскую, российскую идентичность, желающие сотрудничать с Россией, помогать ей, видеть в ней свою «вторую Родину», заслуживают в рассматриваемом смысле всяческого поощрения и поддержки.

4. Использование «форс-мажорного гражданства».

Необходимость такой формы предоставления гражданства стала очевидной после событий в Туркменистане весной — летом 2003 года. Договор России с этой страной о двойном гражданстве, заключенный в декабре 1993 года, был расторгнут в мае 2003 г. Туркменистаном в одностороннем порядке. Несмотря на то, что по общепринятой логике международные договоры обратной силы не имеют, туркменские жители, имеющие двойное гражданство, по указу президента Туркменистана должны были выбрать одно гражданство и в случае выбора российского резко ограничивались в правах, становясь иностранцами. Подобная ситуация может повториться в любой момент и не только в странах СНГ.

Предложение. Необходимо гарантировать людям, вынужденным отказаться от российского гражданства по «форс-мажорным» обстоятельствам под угрозой своему существованию, немедленное (а не через 3 года по Закону о гражданстве) восстановление этого гражданства в предельно облегченной (лучше всего — заявительной) форме либо при переезде в Россию, либо по месту проживания в консульских отделах посольств Российской Федерации, а также распространить такой порядок на их близких родственников.

5. Легализация трудовой деятельности мигранта — иностранного гражданина, усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов.

Предприятия страны уже сегодня сталкиваются с проблемой нехватки рабочей силы. Заполняется эта ниша в большей части за счет нелегального сектора, так как процедура оформления привлеченного работника еще сложнее и дольше, чем процедура регистрации. Работодатель должен сначала получить разрешение на привлечение иностранной рабочей силы, а затем получить разрешения на работу для каждого работника отдельно. При условии, что все документы, которые должны быть легализованы в российских дипломатических представительствах или консульских учреждениях за рубежом, переведены на русский язык и нотариально заверены, оформлены правильно, срок рассмотрения заявления составляет не менее полутора месяцев. При малейшей ошибке круг повторяется. Полученное разрешение работодатель должен передать работнику до начала его трудовой деятельности. Т.е. все это время потенциальные работники находятся или за границей или в России в качестве нелегалов, так как приехавшие хотят работать сразу, а не ждать месяцы. При этом расходы работодателя на каждого работника составляют около 5-6 тыс. рублей в виде пошлин плюс внесение средств, необходимых для обеспечения выезда каждого работника из Российский Федерации.

Предложения. Предоставить иностранным гражданам, легально прибывшим в Российскую Федерацию и зарегистрированным по месту проживания, право осуществлять трудовую деятельность, но только в качестве наемного работника. Для получения разрешения на право заниматься трудовой деятельностью можно также использовать залоговый механизм. Т.е. вместо 1,5-2 месяцев ожидания (в качестве безработного нелегала) разрешения на работу человек заплатит определенную сумму (например, средний подоходный налог за 1-12 месяцев в зависимости от продолжительности работы), получит разрешение работать, а затем, по представлению документа о выплате соответствующей суммы в качестве налога, получит деньги обратно. Вносить такой залог за нужного работника может и работодатель, для которого такой механизм намного проще и дешевле существующего.

А так как иммигрант будет легализован, упростится и механизм его проверки по линии органов внутренних дел.

Процедура продления разрешения на нужный срок (до года) также может быть упрощена. Если залоговые суммы оставлять в местном бюджете, в упрощенной процедуре предоставления права на работу окажутся заинтересованы как работодатели и органы местного самоуправления, так и органы внутренних дел.

6. Создание гостиниц, общежитий или центров временного пребывания

На наш взгляд, можно рассматривать строительство гостиниц, общежитий или центров временного пребывания как решение проблемы обеспеченности мигрантов жильем. Этот вариант должен помочь мигрантам обустроиться хотя бы в первое время их пребывания на территории РФ и ускорить процесс их социальной адаптации к российской среде.

7. Проведение практических занятий/организация семинаров, направленных на повышение толерантности к мигрантам, как для работников миграционных служб и МВД, так и для местного населения.

Система профессиональной подготовки сотрудников МВД не предусматривает глубокого изучения проблем миграции, взаимодействия мигрантов и представителей принимающего сообщества, этнологии. Отсутствуют практические занятия, направленные на разрушение негативных стереотипов иноэтничных сообществ, что наиболее эффективно происходит в процессе совместной деятельности (например, проведения совместных мероприятий с представителями национальных объединений).

Предложение. Организовать проведение краткого курса лекций или семинаров, круглых столов или деловых игр, обязательных для всех приезжих. Затраты на финансирование можно включить в гос. пошлину.

8. Существует группа потребностей, связанная с развитием духовности человека, его самореализации в области религии, искусства, политики, экологии. Также существенное место занимают религиозные потребности, такие как посещение храмов, выполнение религиозных обрядов, чтение религиозной литературы. Возрастает значение и общественно-политической активности — это участие в политических акциях, различных политических и общественных объединениях, благотворительная деятельность.

Принимая во внимание всю важность вышеописанных потребностей, были разработаны дополнительные рекомендации по снижению межэтнического противостояния.

А. Для снижения интенсивности проявления негативных межгрупповых процессов и уменьшения силы противостояния представителей различных этнических групп, нужна работа по включению мигрантов в совместную деятельность с местным населением. При этом целесообразно начинать с глав диаспор и старейшин.

Б. Для снижения влияния культурных различий на уровень этнической интолерантности необходим социально-психологический тренинг межкультурного взаимодействия, направленный на выработку навыков межкультурного диалога. Проведение таких тренингов в первую очередь целесообразно начать с главами диаспор и старейшинами, со всеми лицами, занимающими руководящие посты, учителями школ, и затем с другими категориями населения.

В. Для обучения правильной интерпретации проведения представителей инокультурных групп целесообразным будет создание специальных социально-психологических методик обучения конструктивному межэтническому взаимодействию, например, получивших уже широкое распространение за рубежом т.н. «культурных ассимиляторов».

Г. Некоторые исследования позволяют предположить, что сама по себе длительность взаимодействия мигрантов с коренным населением связана с мобилизационными процессами в среде мигрантов. Эти процессы нежелательно выпускать из-под контроля.

Д. Важно готовить работников органов образования, особенно школ, к работе с полиэтничными коллективами учащихся таким образом, чтобы они избегали и предотвращали дискриминационные практики и конфликты.

Е. Поскольку основой этнической толерантности является социально-психологическая общность, образованная по региональному (территориальному), а не по этническому признаку, было бы неплохо в поликультурных регионах отказаться от дихотомии «титульные — нетитульные» и «коренные — некоренные». Невольная иерархия, задаваемая этой дихотомией, может привести к обостренной борьбе за статус и влияние на территории, соперничеству национальных кланов и к тому, что борьба за политическое и экономическое доминирование в любой момент может перерасти в межэтнические конфликты и столкновения.

Заключение

Как показало углубленное изучение проблем миграции, на динамику миграционных процессов в Российской Федерации серьезное влияние оказывают два основных блока факторов: различного рода деструктивные этнополитические и социально-экономические процессы, вызывающие приток трудовых мигрантов, а также позитивные — развитие рыночных отношений и демократизация России, что ведет к облегчению перемещений людей. Социальная адаптация мигрантов приобретает все большее значение в связи с масштабами миграционных процессов.

Социальная адаптация мигрантов к иной социокультурной среде представляет собой процесс их вхождения в эту социальную среду, сопровождающийся овладением навыками, умениями взаимодействовать с окружающей средой, усвоением норм, установок, ценностей и принятием их для создания собственной линии поведения в новой сфере. Она является одной из важнейших проблем, связанных с миграционными процессами.

Являясь многосторонним, многоуровневым, многоэтапным процессом, социальная адаптация включает в себя адаптацию социально-психологическую, профессиональную и культурную. Соответственно этим видам у мигрантов и возникают определенные проблемы, рассмотренные в данном дипломе, а именно: проблема трудоустройства, проблема обеспеченности жильем, проблема диаспорализации мигрантов, проблема их психического здоровья, проблема культурного шока.

В свете выявленных проблем были предложены рекомендации по совершенствованию социальной адаптации мигрантов. В отношении правового регулирования это упрощение процедуры регистрации мигрантов, расширение круга социальных прав и гарантий для переселенцев, формирование механизма «отложенного гражданства», а также использование «форс-мажорного гражданства». Касательно трудоустройства, на наш взгляд, необходимы легализация трудовой деятельности мигрантов и усиление ответственности работодателей за нелегальное использование труда мигрантов. Решая проблемы обеспеченности жильем, для мигрантов целесообразно создавать гостиницы, общежития и центры временного пребывания. Не менее важно удовлетворять духовные потребности. Соответственно, следует организовывать проведение семинаров для работников миграционных служб и органов образования для повышения толерантности населения к мигрантам, а также проводить для самих переселенцев социально-психологические тренинги межкультурного взаимодействия.

В этой связи разрабатываемые и реализуемые в России программы социально-экономического развития должны более тесно увязываться с решением проблем миграции, имея в виду, прежде всего, создание для мигрантов в регионах вселения достойных условий обустройства и социальной адаптации. Эти меры могут быть реализованы государством только на основе консолидации усилий всего общества, средств федерального и местных бюджетов, внебюджетных источников, благотворительных и общественных организаций, а также более активного участия в решении проблем самих мигрантов.

Список использованной литературы

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: ООО «Издательство АСТ, 2000. — 64 с.

2. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: ФЗ от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ. в ред. Фед. закона от 15.01.2007

3. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию: ФЗ РФ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ в ред. Фед. закона от 10.01.2007

4. Указ Президента Российской Федераций от 19 июля 2004 г. №927 (в ред. от 21 марта 2007 г.) «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

5. Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. №649 (в ред. от 12 марта 2007 г.) «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти»

6. Указ Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 г. №928 (в ред. от 20 апреля 2007 г.) «Вопросы Федеральной миграционной службы»

7. О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве: Постановление Правительства Москвы от 29 июля 2003 г. № 615-ПП

8. Постановления Правительства РФ №1021 от 8 сентября 1994 г. «О мерах по предупреждению и сокращению внешней неконтролируемой миграции»
9. Постановления Правительства Российской Федерации от 21 мая 2002 г. №327 «Некоторые вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»

10. Положение о Федеральной миграционной службе Министерства внутренних дел Российской Федерации // СЗ РФ. — 2002. — № 8. — 370 с.

11. Международная Конвенция ООН 1990 г. «О защите прав всех трудящихся — мигрантов и членов их семей»

Книги, монографии, сборники статей

12. Долгопятова Т. Неформальный сектор экономики. — М., 1999. — 301 с.

13. Дятлов В.И. Современные торговые меньшинства: фактор стабильности и конфликта. — М., 2000. — 140 с.

14. Ионцев В.А. Международная миграция населения: Теория и история изучения. — М., 1999. — 246 с.

15. Ковалева А.И. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1064 с.

16. Методология и методы изучения миграционных процессов. Под ред. Ж. Зайончковской, И. Молодчиковой, В. Мукомеля. — Центр миграционных исследований, М., 2007. — 370 с.

17. Милославский Ю.А. Энциклопедический социологический словарь. — М., 1995. — 1274 с.

18. Мировой опыт миграционной политики: ретроспектива и новейшие тенденции. — М., 2004.- 201 с.

19. Новый энциклопедический словарь — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. — 1456 с.: ил.

20. Рыбаковский Л.Л. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1281 с.

21. Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М.: Смысл, 2002. — 120 с.

22. Соловьев Э.Г. Политическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 1999. — 641 с.

23. Тарасевич С.В. Миграция и рынки труда постсоветской России. — М., 1998. — 239 с.

24. Трудовая миграция глазами молодых исследователей. — Смоленск; М., 2001. — 247 с.

25. Тюркин М.Л. Историко-правовой анализ миграционных систем России, США, Франции, ФРГ. — М., 2004.- 381 с.

26. Юдин Б.Г. Социологическая энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — 1130 с.

Статистическая информация

27. Население России за 100 лет: 1897-2003: Статистический сборник Государственного комитета по статистике. -М., 2003.- 627 с.

28. Предположительная численность населения РФ до 2025 года. Статистический сборник Росстата, М., 2005. — 104 с.

Авторефераты

29. Прокушева Н.В. Социальная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в современном российском обществе: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. — Улан-Удэ, 2007. — 24 с.

Статьи из газет, журналов

30. Возможности по оказанию помощи в трудоустройстве вынужденных мигрантов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области // Материалы парламентских слушаний. — 1999. — февраль — С. 13-14
[/stextbox]

31. Гасанова Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации // Социс. — 1995. — № 11 — С. 21-25

32. Гимпельсон В.Г. Дефицит квалификации и навыков на рынке труда: недостаток предложения, ограничения спроса или ложные сигналы работодателей? Препринт //ГУ Высшая школа экономики. М., 2004. — С. 36

33. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социс. — 1994. — № 8-9. — С. 3-15

34. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ. // Российская газета, 2007. — №4 — С.3

35. Молодикова И.Н., Ноздрина Н.Н. Миграционные потоки в Россию и их влияние на территориальное распределение населения // Проблемы прогнозирования. — М., 1998. — Вып.6. — C.121-133

36. Назаров А.Д. Вынужденная миграция или репатриация? // Федерация и народы России. — 1996. — № 3(8). — С. 30-31.

37. Поляков Ю.А. Проблемы эмиграции и адаптации в свете исторического опыта // Новая и новейшая история. — 1995. — № 3. — С.8

38. Свиридов Н.А. Адаптационные процессы среди молодежи // Социс. — 2002. — № 1 — С. 27-30

39. Сметанин Е.Н. Население в современной экономической ситуации: проблемы адаптации // Общество и экономика. — 1994. — № 11-12

40. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ФМС России в 2006 году. -М., 2007. — С. 54-56

41. Стельмах В.Г. «Москва этническая» и «Москва чиновничья»: взаимосотрудничество или игнорирование друг друга? Конфликт-диалог-сотрудничество. // Бюллетень, 2000. — №2 — С. 11-12

42. Чепляев В.Л. Социальная адаптация военнослужащих // Человеческие ресурсы, 1999. — №2 — С. 4-6

Интернет-источники

43. www.chelt.ru

44. www.council.gov.ru

45. www.demographia.ru

46. www.migrocenter.ru

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Энциклопедия русской и европейской кухни. В трех книгах. Книга 3. — М.: Дорваль, ЛИГА, 2017. — 208 c.
  2. Зберовский Андрей Викторович Если изменил или ушел муж, а вы желаете вернуть его обратно в семью / Зберовский Андрей Викторович. — М.: Поликом, 2015. — 511 c.
  3. Хигир, Борис Имя и счастье в браке. Путеводитель по именам / Борис Хигир. — М.: Яуза, Константа, 2011. — 224 c.
  4. Шеламова, Г. М. Деловая культура и психология общения / Г.М. Шеламова. — М.: Академия, 2016. — 192 c.
  5. Гиперактивный ребенок — это навсегда? Мамочка, пожалуйста. Ошибки аиста (комплект из 3 книг). — М.: ИГ «Весь», 2014. — 608 c.
  6. Чекалова, Елена Первый год замужем. Счастье есть и любить (с автографом автора) / Елена Чекалова , Юлия Рублева. — М.: АСТ, 2015. — 304 c.
  7. Геген, Николя Наука нравиться. Любовь и флирт в зеркале психологии / Николя Геген. — М.: Ломоносов, 2012. — 192 c.
Социальная адаптация мигрантов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here