Методы психологического воздействия

Сегодня предлагаем разобраться с темой: "Методы психологического воздействия". Мы подготовили актуальный материал, полностью описывающий тему. Если у вас возникли вопросы, то их можно задать в комментариях.

Эффект психологического воздействия на человека зави­сит от того, какие механизмы воздействия использовались: убеждение, внушение или заражение.

Самый древний механизм воздействия — это заражение. Он представляет собой передачу определенного эмоционально-психического настроя от одного человека к другому, основан на апелляции к эмоционально-бессознательной сфере человека (заражение паникой, раздражением, смехом и т. п.). Эффект зависит от степени интенсивности эмоционального состояния воздействующего человека (условно будем называть его оратором) и количества слушателей. Чем выше эмоциональный на­строй оратора, тем сильнее эффект. Число людей должно быть достаточно большим, чтобы возникало чувство единства с тол­пой под влиянием эмоционального транса оратора.

Внушение также основано на апелляции к бессознатель­ному, к эмоциям человека, но уже вербальными, словесными средствами, причем оратор не должен быть в эмоциональном трансе, а должен быть в рассудочном состоянии, уверенный и авторитетный. Внушение основано главным образом на авто­ритетности источника информации, если внушающий не авто­ритетен, то внушение обречено на провал. Внушение носит вер­бальный характер, т. е. внушать можно только через слова, но это вербальное сообщение имеет сокращенный характер и уси­ленный экспрессивный момент. Очень велика здесь роль интонации голоса (90 % эффективности зависит от интонации, которая выражает убедительность, авторитетность, значи­тельность слов). Внушаемость — степень податливости вну­шению, способность к некритическому восприятию посту­пающей информации, различна у разных людей.

Выделяют три основные формы внушения: 1) гипнотическое внушение (в состоянии гипноза); 2) внушение в состоянии релаксации — мышечной и психической расслабленности; 3) внушение при активном состоянии бодрствования человека. Приемы внушения направле­ны на снижение критичности человека при приеме информа­ции и использовании эмоционального переноса. Так, прием переноса предполагает, что при передаче сообщения новый факт связывают с хорошо знакомыми фактами, явлениями, людь­ми, к которым человек эмоционально положительно относит­ся, для того чтобы произошел перенос этого эмоционального состояния на новую информацию (возможен перенос и отри­цательного отношения, в этом случае поступающая информация отторгается). Приемы свидетельств (цитирование известного лица, ученого, мыслителя) и «апелляция ко всем» («большин­ство людей считает, что…») снижают критичность и повыша­ют податливость человека получаемой информации.

Убеждение апеллирует к логике, разуму человека, предпо­лагает достаточно высокий уровень развития логического мыш­ления. На людей, которые малоразвиты, порой невозможно логически воздействовать. Содержание и форма убеждения должны соответствовать уровню развития личности, его мыш­ления. Требования к источнику и содержанию убеждающего воздействия: 1) убеждающая речь должна строиться с учетом индивидуальных особенностей слушателей; 2) она должна быть последовательной, логичной, максимально доказательной, дол­жна содержать как обобщающие положения, так и конкретные примеры: 3) необходимо анализировать факты, известные слушателям; 4) убеждающий и сам должен быть глубоко убеж­ден в том, что доказывает. Малейшая неточность, логическое несоответствие могут резко снизить эффект убеждения.

Процесс убеждения начинается с восприятия и оценки ис­точника информации: 1) слушатель сравнивает получаемую ин­формацию с имеющейся у него информацией и в результате создается представление о том, как оратор преподносит инфор­мацию, откуда он ее черпает, — если человеку кажется, что оратор не правдив, скрывает факты, допускает ошибки, то до­верие к нему резко падает; 2) создается общее представление об авторитетности убеждающего, но, если оратор допускает ло­гические ошибки, никакой официальный статус и авторитет ему не помогут; 3) сравниваются установки оратора и слушателя: если расстояние между ними очень велико, то убеждение мо­жет быть неэффективным. Таким образом, убеждение — метод воздействия, основан­ный на логических приемах, к которым примешиваются соци­ально-психологические давления разного рода (влияние авто­ритетности источника информации, групповое влияние). Убеж­дение более эффективно, когда убеждается группа, а не инди­вид. Убеждение основано на логических приемах доказательств, с помощью которых истинность какой-либо мысли обосновы­вается через посредство других мыслей.

Важным социально-психологическим феноменом является подражание — воспроизведение деятельности, поступков, ка­честв другого человека, на которого хочется походить. Условия подражания: 1) наличие положительного эмо­ционального отношения, восхищения или уважения к этому человеку — объекту подражания; 2) меньшая опытность чело­века по сравнению с объектом подражания в каком-то отноше­нии; 3) ясность, выразительность, привлекательность образца; 4) доступность образца, хотя бы в некоторых качествах; 5) со­знательная направленность желаний и воли человека на объект подражания (хочется быть таким же). Подражание — важней­ший фактор в развитии личности ребенка, но присуще и взрос­лым в определенной степени. Молодежь подражает прежде всего тому, что социально ново, и предпочтение часто отдается не только образцам социально значимым, но и образцам внеш­не динамичным, ярким (образцам кино, моды), хотя социаль­но незначимым или даже социально негативным по своей сути.

Психологическое воздействие, которое оказывают люди друг на друга, предполагает, что происходит изменение меха­низмов регуляции поведения и деятельности человека. В каче­стве средств воздействия используются:

1) вербальная инфор­мация, слово, но следует учитывать, что значение и смысл слова могут быть разными для разных людей и оказывать разное воздействие (тут влияют уровень самооценки, широта опыта, интеллектуальные способности, особенности характера и типа личности);

2) невербальная информация (интонация речи, ми­мика, жесты, позы приобретают знаковый характер и влияют на настроение, поведение, степень доверия собеседника);

3) во­влечение человека в специально организованную деятельность, ибо в рамках любой деятельности человек занимает опреде­ленный статус и тем самым закрепляет определенный тип по­ведения (так, изменение статуса во взаимодействии приводит к изменению поведения, а также реальные переживания, свя­занные с реализацией определенной деятельности, могут из­менить человека, его состояние и поведение);

4) регуляция сте­пени и уровня удовлетворения потребности (если человек при­знает право за другим человеком или группой регулировать свой уровень удовлетворения своей потребности, тогда изменения могут происходить; если не признает, воздействия не будет как такового).

Каждый тип воздействия (убеждение или внушение) имеет несколько разных средств воздействия; так, заражение = невербальное эмоциональное воздействие + частично вер­бальный компонент, а убеждение = вербальное речевое воз­действие + эмоциональный компонент-)- вовлеченность в дея­тельность.

Целью речевого воздействия является: 1) ввести новую ин­формацию в систему взглядов, установок человека; 2) изме­нить структурные отношения в системе установок, т. е. вво­дить такую информацию, которая вскрывает объективные свя­зи между объектами, изменяет или устанавливает новые связи между установками, взглядами человека; 3) изменить отноше­ние человека, т. е. произвести сдвиг мотивов, сдвиг в системе ценностей слушателя.

Социально-психологические установки есть состояние пси­хологической готовности, складывающейся на основе опыта и оказывающей влияние на реакции человека относительно тех объектов и ситуаций, с которыми он связан и которые социально значимы. Выделяют четыре функции установок: Функция приспособления — связана с необходимостью обеспечить мак­симально благоприятное положение человека в социальной среде, и поэтому человек приобретает положительные установки к полезным, положительным, благоприятным для себя стиму­лам, ситуациям, и отрицательные установки — к источникам неприятных отрицательных стимулов. Эгозащитная функция установки связана с необходимостью поддержать внутреннюю устойчивость личности, вследствие чего человек приобретает отрицательную установку к тем лицам, действиям, которые могут послужить источником опасности для целостности лич­ности. Если какое-то значимое лицо отрицательно оценивает нас, то это может привести к понижению самооценки, поэтому мы склонны выработать отрицательную установку к этому че­ловеку. При этом источником отрицательной установки могут являться не сами по себе качества человека, а его отношение к нам. Ценностно-выразительная функция связана с потреб­ностями в личностной устойчивости и заключается в том, что положительные установки, как правило, вырабатываются по отношению к представителям нашего личностного типа (если мы оцениваем свой личностный тип достаточно положитель­но). Если человек считает себя сильным, независимым чело­веком, то будет положительно относиться к таким же людям и достаточно «прохладно» или даже отрицательно к противопо­ложным. Функция организации мировоззрения: установки вырабатываются по отношению к тем или иным знаниям о мире; каждый человек имеет определенное представление о мире, часть из них — научные представления, часть — обыден­ные. Все эти знания образуют систему, т. е. система устано­вок — это совокупность эмоционально окрашенных элементов знания о мире, о людях. Но человек может встречаться с таки­ми фактами и информацией, которые противоречат устояв­шимся установкам. И функция таких установок заключается в том, чтобы не доверять или отторгать такие «опасные факты», к подобной «опасной» информации вырабатывается отрицатель­ное эмоциональное отношение, недоверие, скепсис. По этой причине новые научные теории, новшества первоначально встре­чают отпор, непонимание, недоверие.

Манипулятор — человек, который старается ввести «жертву» в заблуждение своими слова­ми и действиями, которые имеют всегда двойной смысл: один внешний смысл, предназначенный для другого человека, и вто­рой, скрытый, тайный, порой коварный смысл. Анализ манипуляций показывает, что при всех различиях они имеют много общего, что и позволяет выстроить довольно надежную защиту от них. Осуществить ее можно по следую­щей блок-схеме:

1. Не показывайте слабостей. Желание произвести впечатление, покрасоваться также исполь­зуется манипуляторами.

2. Осознайте, что вами манипулируют. Признаком мани­пуляции является чувство неудобства: вам не хочется что-то делать, говорить, а приходится — иначе неудобно, вы будете «плохо выглядеть».

3. Примените пассивную либо активную защиту. Пассив­ной защитой рекомендуется пользоваться, если вы не знаете, что делать, как ответить манипулятору.

Не говорите ничего. Сделайте вид, что не расслышали, не поняли или вообще спросите о чем-то другом.

4. В активной защите: «Расставьте точки над «i»», либо осу­ществляйте «контрманипуляцию». Смысл контрманипуляции — сделать вид, что не понима­ешь, что тобой пытаются манипулировать, начать встречную игру и завершить ее внезапным вопросом, показывающим ма­нипулятору ваше психологическое превосходство.

Например, манипулятор говорит: «А слабо тебе?» и пред­лагает что-то опасное или преступное. Ответ: «А ты сам мо­жешь это сделать? Сделай».

Среди западных исследователей проблемы духовного ма­нипулирования можно выделить приверженцев двух основных направлений. Сторонники апологетического направления рас­сматривают манипулирование как необходимый способ управ­ления сознанием масс и стремятся оправдать его. Они убежде­ны, что современное общество не может существовать без це­ленаправленного манипулирования сознанием масс, что раци­онально-техническая организация современного общества и массовый характер потребления, вызванный техническим про­грессом индустриального общества, делает необходимым и реально осуществимым процесс управления массовым созна­нием людей и социальными процессами в целом. Характер­ным является утверждение, что современный человек страдает от бремени собственной индивидуальности, и поэтому он пы­тается избавиться от нее, начинает поступать «как все». Представители социально-критического направления утвер­ждают, что практика манипулирования массовым сознанием чужда подлинным человеческим интересам. Духовное мани­пулирование способствует формированию человека-обывателя, удовлетворенного своим положением, человека-конформиста, довольствующего товарами массового потребления. Основные социальные функции духовного манипулирования можно оха­рактеризовать как функции организации, подчинения и ил­люзорной компенсации.

В пропагандистских кампаниях широко ( весьма наглядно, например, в политической борьбе на Украине) используют прие­мы и принципы обработки массового сознания: принцип «на­клеивания ярлыков» — наделение какой-либо личности или идеи оскорбительной кличкой для подрыва их авторитета; прин­цип «рекомендаций» — использование в целях усиления эф­фекта внушения популярных актеров, певцов, спортсменов, которые должны своей личной популярностью привлечь вни­мание к какому-то другому лицу или идее; принцип «перено­са» — идентификация качеств какого-либо известного объекта с качествами малоизвестного объекта, т. е. оценка по ассоциа­ции; принцип «простые люди» — идентификация интересов самого информатора или передаваемой им информации с ин­тересами «простых» людей, большинства населения страны; принцип «подтасовки карт» — откровенная фальсификация действительных фактов с помощью приемов, незаметных для массовой аудитории; принцип «блестящей посредственнос­ти» — оперирование привычными, хорошо знакомыми, но в то же время достаточно абстрактными понятиями, над содер­жанием которых обычно не задумываются («закон и порядок», «права человека», «гуманизм, свобода, справедливость» и т. п.); принцип «общего вагона» — стимулирование определенной реакции путем внушения мысли о ее общепринятости («все так думают», «все так делают»). Для манипуляции массовым сознанием людей использу­ется и прием «внедрение мифов». Мифы создаются для того, чтобы держать людей в повиновении. Когда мифы удается незаметно внедрить в сознание масс, они обретают огромную силу, ибо большинство людей не подозревают о происходящей ма­нипуляции.

Читайте так же:  Как развить отношения?

Для управления сознанием людей используются разнооб­разные приемы: например, приемы «дробления», или локали­зация (когда передаются многочисленные не связанные друг с другом сообщения, или бесконечно прерывают телепрограм­мы рекламными вставками). Все это снижает способность че­ловека сосредоточиться и оценивать тотальный характер осве­щаемой проблемы или события, в результате накапливается непонимание, неосведомленность, апатия и безразличие лю­дей, а раз у людей отсутствует свое собственное взвешенное суждение, то им можно «внедрить нужное суждение».

Прием «немедленности подачи информации», когда про­водят репортаж с места событий, создает скорость подачи быст­ро чередующихся сообщений, содержащих непроверенные све­дения и интерпретации, способствующих нагнетанию напря­женности и истерии. При использовании этого приема у теле­зрителей и радиослушателей ослабевает способность разграни­чивать информацию по степени важности, им не дают возмож­ности составить суждение, поскольку идет распыление и ли­шение смысла информации, что в конечном счете мешает мас­сам понять и осмыслить суть происходящих событий, приво­дит людей к пассивности, к состоянию инертности, которое предотвращает и индивидуальное и массовое действие. Таким образом, для сохранения существующего социального порядка предпринимаются все меры по снижению физической и ум­ственной активности людей, которые часами смотрят телеви­зор, по «убаюкиванию зрителей», для усыпления обеспокоен­ности социальной и экономической действительностью. Широко используются приемы введения в заблуждение благодаря безграмотности и малоинформированности масс. В этом случае применяется скрытое нарушение и искажение правил логики за счет подмены одного другим, за счет ложной аналогии, осуществления выводов без достоверного основания, за счет подмены причины следствием. В политике махинации и системы психологического воз­действия, ориентированные на внедрение иллюзорных пред­ставлений, применяются достаточно широко. Основной целью является искусственное заблуждение масс посредством воздей­ствия на общественное мнение, для того, чтобы изменить взгля­ды и политическое поведение людей в нужном для манипуля­торов направлении, сформировать у людей нужные установки, цели, стереотипы. Все это достигается с помощью пропаганды предрассудков различного политического, религиозного и экономического плана, различных нереальных или реальных социальных идей, удобных политических образов и оценок, массовой политичес­кой культуры. Особое место в практике манипуляций занима­ют телевидение и другие средства массовой информации. Техника манипуляций на телевидении опирается на массо­вые чувства, представления, подсознательные чувства и фан­тазии людей, на знания коллективного воображения телезри­телей, их потенциальной склонности к иллюзиям и подсозна­тельным, невротическим формам поведения. Манипулирова­ние может быть связано с умолчанием нежелательной информа­ции, с апелляциями к секретности или, напротив, сочетаться с избыточной информацией, превратными интерпретациями, препарированием фактов и измышлением «нужных» сценариев.

Экономические, политические и духовные виды манипуля­ций способны достаточно сильно изменять массовое сознание людей.

Основные характеристики манипуляторов и актуализаторов.

МАНИПУЛЯТОРЫ

АКТУАЛИЗАТОРЫ

1. ЛОЖЬ (фальшь, мошенничест­во). Манипулятор использует приемы, методы, маневры. Он ломает комедию и разыгрывает роли, долженствующие произве­сти впечатление, выражаемые им чувства выбираются в зависимо­сти от обстоятельств.

1. ЧЕСТНОСТЬ (прозрачность, искренность, застенчивость). Актуализатор способен к честному проявлению своих чувств, какими бы они ни были. Ему присущи чистосердечность, выразитель­ность, он по-настоящему бывает самим собой.

2. НЕОСОЗНАННОСТЬ (апатия, скука). Манипулятор не осознает действительного значения жизни. Он видит и слышит лишь то, что хочет видеть и слышать.

2. ОСОЗНАНИЕ (охотник, жизненаполненность, интерес). Актуализатор хорошо видит и слышит себя и других людей. Он восприимчив к искусству, музыке и другим прояв­лениям жизни.

3. КОНТРОЛЬ (закрытость, наро­читость). Для Манипулятора жизнь подобна шахматной доске. Он кажется спокойным, однако держит себя под постоянным кон­тролем и других тоже, скрывая от них свои мотивы.

3. СВОБОДА (спонтанность, от­крытость). Актуализатор спонта­нен. Он способен к свободному выражению присущих ему воз­можностей. Он хозяин своей жизни — субъект, а не объект.

4. ЦИНИЗМ (безверие). Манипу­лятор не доверяет себе и другим, он испытывает глубокое недове­рие к человеческой природе как таковой. Он полагает, что в отно­шениях между людьми существу­ет только две возможности: управлять или быть управляемым.

4. ДОВЕРИЕ (вера, убежденность). Актуализатор обладает глубокой верой в себя и других, в возмож­ность установить связь с жизнью и справиться с трудностями здесь и сейчас.

Актуализатор понимает ценность своей неповторимости. Каждый человек обязан «…знать и учитывать, что он уника­лен, что никогда прежде не было никого подобного ему, ибо если бы это было не так, не было бы нужды в нем. Каждый отдельный человек — нечто новое в мире и призван осуществить здесь свою особенность…» (В. Франкл).

Манипулятор — это многогранная личность с антагонисти­ческими противоположностями, Актуализатор — это многогранная личность со взаимодополняющими противоположностями.

Психологическое воздействие осуществляется людьми с различными целями: совершенствования условия существования, в интересах создания благоприятных предпосылок для взаимодействия и совместной деятельности, в политических и педагогических целях, часто из эгоистических и других соображений, но всегда основными его методами, которые всеми используются, являются убеждение, внушение и манипулирование.

Специфика применения убеждения. Убеждение — это метод воздействия на сознание людей, обращенный к их собственному критическому восприятию.

Используя метод убеждения, психологи исходят из того, что оно ориентировано на интеллектуально-познавательную сферу человеческой психики. Его суть заключается в том, чтобы с помощью логических аргументов сначала добиться от человека внутреннего согласия с определенными умозаключениями, а затем на этой основе сформировать и закрепить новые установки (или трансформировать старые), соответствующие поставленной цели.

Убеждая, необходимо следовать определенным правилам:

• логика убеждения должна быть доступной интеллекту объекта воздействия;

• убеждать надо доказательно, опираясь на факты, известные объекту;

• помимо конкретных фактов и примеров (без них нельзя убедить тех, кому недостает широты кругозора, развитого абстрактного мышления), информация должна содержать и обобщенные положения (идеи, принципы);

• убеждающая информация должна выглядеть максимально правдоподобной;

• сообщаемые факты и общие положения должны быть такими, чтобы вызывать эмоциональную реакцию объекта воздействия.

Критерием результативности убеждающего воздействия является убежденность. Это глубокая уверенность в истинности усвоенных идей, представлений, понятий, образов. Она позволяет принимать однозначные решения и осуществлять их без колебаний, занимать твердую позицию в оценках тех или иных фактов и явлений. Благодаря убежденности формируются установки людей, определяющие их поведение в конкретных ситуациях. Важная характеристика убежденности — ее глубина. Она прямо связана с предыдущим воспитанием людей, их информированностью, жизненным опытом, способностью анализировать явления окружающей действительности. Глубокая уверенность характеризуется большой устойчивостью.

Эффективность убеждения зависит от многих факторов. Во-первых, от того, насколько оно доказательно и убедительно. Доказательность основывается на логичности, правдоподобии и непротиворечивости изложенного материала. Иначе говоря, важно не только то, что сообщается, но и то, каким образом это делается. Убедительность зависит в большой степени от учета присущих объекту воздействия установок, убеждений, интересов, потребностей, его образа мышления, национально-психологических особенностей и своеобразия языка. Доказательность не включает в себя убедительность автоматически. Ее может обеспечить только правильная пропорция между логическим и эмоциональным компонентами информационного сообщения. Психологи исходят из того, что:

• содержание убеждающего воздействия должно быть хорошо продумано и соответствовать законам формальной логики;

• конкретное в его содержании всегда воспринимается убедительнее абстрактного;

• чем динамичнее убеждающее воздействие, чем ярче и разнообразнее содержащиеся в нем факты, тем больше оно привлекает внимание;

• лучше воспринимается то, что близко интересам и потребностям объекта воздействия;

• лучше осмысливается то, что преподносится небольшими смысловыми частями (блоками);

• лучше усваивается то, что вызывает эмоциональный отклик у объекта воздействия;

• лучше воспринимается, осмысливается и усваивается та информация, которая преподносится в соответствии с национальными особенностями восприятия объекта.

Во-вторых, влияние убеждающего воздействия во многом зависит от того, как подобрана, построена и подана его аргументация.

Убеждение ни в коем случае не может сводиться к простому изложению той информации, в истинности которой стремятся убедить людей, и к последующему приведению доводов в ее подтверждение, как того требуют правила формальной логики. Существует гораздо больше способов убеждать людей.

Психологи выделяют три основные категории аргументов для убеждения.

1. Истинные факты. Содержащаяся в убеждающем воздействии неопровержимая информация настраивает людей на оценку его содержания (в том числе его рекомендаций) как правильного.

2. Аргументы, дающие своего рода «психологическое удовлетворение», поскольку они апеллируют к позитивным ожиданиям. Характерный пример — информационно-пропагандистские материалы, рекламирующие хорошие условия жизни (полноценное питание, медицинское обслуживание, возможности для совершенствования людей и т.д.).

3. Аргументы, апеллирующие к негативным ожиданиям. Убеждающее воздействие может предупреждать те или иные отрицательные настроения или отношения людей и тем самым способствовать завоеванию их доверия.

В-третьих, эффективность убеждающего воздействия во многом зависит от правильного выбора его формы. Этот выбор обусловлен его целями и задачами, конкретными условиями обстановки и некоторыми другими факторами.

Так, радиовещание гарантирует высокую оперативность, легкость восприятия информации, однако возможности для ее восприятия существуют далеко не всегда. Печатную продукцию можно хранить длительное время, неоднократно изучать (что способствует лучшему запоминанию), передавать из рук в руки. Однако она значительно уступает в оперативности.

В-четвертых, эффективность убеждающего воздействия зависит от ситуации информирования. Под ситуацией информирования психологи понимают те условия, в которых оно осуществляется, а также характер реакции объекта на содержание сообщения. Обычно ситуацию информирования с целью убеждения делят на индивидуальную и массовую.

Индивидуальная ситуация складывается тогда, когда воздействие удается осуществить на какую-то конкретную аудиторию, с учетом ее психологических характеристик. В индивидуальной ситуации воздействия с целью убеждения легче определить приемлемый стиль подачи информации, легче выстроить аргументацию, легче подобрать необходимую лексику и т.д. Поэтому эффективность воздействия в этом случае значительно выше, чем в массовой ситуации.

Массовая ситуация имеет место тогда, когда информирование с целью убеждения осуществляется одновременно на многочисленную разнородную аудиторию. В этом случае обеспечить надлежащую адресность воздействия очень сложно. И тогда приходится исходить только из общих психологических закономерностей восприятия, к которым относятся следующие:

• убеждающее воздействие, содержащее аргументы против какого-то сильного мнения, которого придерживается адресат, более эффективно тогда, когда его внимание чем-то отвлечено (музыкальным сопровождением, выступлениями артистов на митинге, видеорядом в телепрограмме);

• эффект «контрастной оценки далеко отстоящих позиций», суть которого заключается в том, что если содержание убеждающего воздействия кажется резко отличным от позиций его объекта, то оно оценивается как совершенно неприемлемое;

• эффект «ассимилятивной оценки далеко отстоящих взглядов», при котором если содержание убеждающего воздействия кажется незначительно отличающимся от взглядов адресата, то последний часто отождествляет собственные взгляды с содержанием убеждающего воздействия.

Для получения максимального эффекта убеждающее воздействие должно соответствовать определенным требованиям.

1. Быть правильно сориентированным и плановым. Убеждающее воздействие надо проводить в соответствии с целями конкретных мероприятий на основе тщательно продуманных планов.

2. Быть направленным на конкретный объект. Убеждающее воздействие должно готовиться и осуществляться на определенные группы населения, с учетом их важнейших индивидуальных, социальных, религиозных, национальных и культурных характеристик.

3. Быть ориентированным преимущественно на интеллектуально-познавательную сферу психики объекта. Убеждающее воздействие должно строиться путем логичного изложения материала, убедительной аргументации, с опорой на достоверные факты.

4. Быть направленным на инициирование определенного поведения. Конечной целью убеждающего воздействия является формирование такого поведения (действия или бездействия) людей, которое отвечает целям психологического воздействия.

Читайте так же:  Встречаюсь с женатым

Специфика применения внушения. Внушение — это метод психологического воздействия на сознание личности или группы людей, основанный на некритическом (и часто неосознанном) восприятии информации.

При внушении сначала происходит восприятие информации, содержащей готовые выводы, а затем на ее основе формируются мотивы и установки определенного поведения. В процессе внушения интеллектуальная (аналитико-синтезирующая) активность сознания либо отсутствует, либо она значительно ослаблена, а восприятие информации, настроений, чувств, шаблонов поведения базируется на механизмах заражения и подражания.

Внушению должны быть присущи следующие характеристики.

1. Целенаправленность и плановость. Внушающее воздействие осуществляется на основе конкретных целей и задач, соответствующим планам его организаторов и тем условиям, в которых они проводятся.

2. Конкретность объекта внушения. Внушающее воздействие эффективно в отношении строго определенных групп и слоев населения, при обязательном учете их важнейших социально-психологических, национальных и других особенностей.

3. Некритическое восприятие информации объектом внушения. Внушающее воздействие предполагает очень низкий уровень критичности и сознательности объекта. В отличие от убеждения, внушение основывается не на логике и разуме человека, а на его способности воспринимать слова другого лица как должное, как инструкцию к действию. Поэтому оно не нуждается ни в системе логических доказательств, ни в активной мыслительной деятельности.

4. Определенность инициируемого поведения. Конечной целью внушения является формирование определенных реакций и поступков людей, соответствующих намерениям его инициаторов.

Эффективность внушающего воздействия обычно зависит:

а) от способностей субъекта к внушению, связанных с такими его качествами, как:

• интеллект и находчивость;

• воля и уверенность в себе;

• кругозор и компетентность;

• доброжелательность к объекту;

• собственная убежденность в том, что внушается;

б) от содержания внушения, определяемого:

• характером внушаемой информации;

• ее местом в информационном потоке (если внушаемая информация расположена в его начале, то восприимчивость к внушению условно можно оценить в 50%, в середине — в 30, в конце — в 70%);

в) от внушаемости объекта воздействия, связанной с отношением объекта к субъекту. Объект внушения всегда изучает субъект (большей частью неосознанно), причем в следующей последовательности:

• сначала происходит оценка качеств субъекта, определяющих его способность внушать (т.е. его интеллекта, компетентности, находчивости, воли, доброжелательности, убежденности), на основе которой устанавливается мера «доверия-недоверия» к нему;

• затем объект как бы выясняет для себя, имеет ли субъект психологическое превосходство над ним (установлено, что при общем положительном отношении к субъекту объект может приписывать ему даже такие психологические качества, которыми тот в действительности не обладает, а при общем отрицательном отношении объект «лишает» субъекта и тех качеств, которые ему действительно присущи).

Внушение основано на использовании внушаемости (суггестивности) людей. Это свойство психики, проявляющееся в ее податливости психологическому воздействию. Оно связано с возрастными (дети более внушаемы, чем взрослые), половыми (женщины более внушаемы, чем мужчины), индивидуальными психическими особенностями людей, с их силой воли, жизненным опытом, а также с широтой кругозора, компетентностью и рядом других факторов. По мере накопления жизненного опыта, научных и профессиональных знаний восприимчивость человека к внушению снижается, однако и в зрелом возрасте люди в той или иной мере подвержены ему.

Общая внушаемость обусловлена особенностями психического развития конкретной личности, она свойственна всем людям, хотя в разной степени. Ситуативная внушаемость возникает как следствие аномальных состояний психики, дефицита информации и т.д.,

Внушаемость также разделяют на индивидуальную и групповую. Групповая внушаемость обеспечивается взаимовнушением (заражением) между членами группы. Под психическим заражением понимают процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта — помимо смыслового воздействия или дополнительно к нему. Например, посредством заражения передается такое психическое состояние, как паника, в результате которой организованная группа превращается в неуправляемую толпу. В процессе заражения на каждого члена группы действует не только внушающий субъект, но и другие члены группы, что заметно увеличивает общий эффект внушения.

Внушаемость усиливают следующие особенности психического развития конкретной личности: привычка повиноваться, безответственность, робость, стеснительность, застенчивость, доверчивость, повышенная эмоциональность, впечатлительность, мечтательность, тревожность, слабость логического мышления, склонность к подражанию, склонность к фантазированию, суеверность и религиозность.

Внушаемость усиливают следующие ситуативные факторы: телесное расслабление, сонливость, утомление (общее, органов чувств, мышления), боль, сильное эмоциональное возбуждение, озабоченность, ощущение безвыходности положения, скука, симпатия к субъекту, слабая воля, низкая критичность мышления, слабые монотонные раздражители; некомпетентность в обсуждаемом вопросе или выполняемом виде деятельности; малая степень их значимости для людей; отсутствие опыта действий в сложной или незнакомой обстановке; дефицит времени для принятия решения; неожиданность внушения.

Внушаемость усиливают некоторые заболевания (или определенные состояния) объекта: умственная отсталость, физическое истощение, нервно-психическая астения (повышенная утомляемость, неустойчивость настроения, нарушение сна), наркомания, алкоголизм, импотенция.

Объект может оказывать сопротивление внушающему воздействию субъекта, которое называется контрсуггестией. Способность к нему зависит от особенностей интеллектуальной и эмоционально-волевой сфер личности.

Сопротивляемость внушению подразделяется, во-первых, на намеренную и ненамеренную. Основой ненамеренной сопротивляемости является свойственная многим людям склонность во всем сомневаться, недоверчивость и другие проявления общей критичности. Намеренная сопротивляемость внушению действует на осознаваемом уровне психики: объект воздействия сознательно анализирует то, что ему пытаются внушить, сопоставляет содержание внушения со своими знаниями, взглядами, убеждениями и т.п.

Во-вторых, различают индивидуальную и групповую сопротивляемость внушению. Индивидуальная сопротивляемость представляет собой противодействие внушению со стороны одного человека. Установлена положительная зависимость этой разновидности сопротивляемости от индивидуальных и возрастных особенностей психики (стойкости взглядов и убеждений, богатства жизненного опыта, общей критичности, соотношения между рациональными и эмоциональными сторонами психики и т.п.).

Под групповой сопротивляемостью понимается сопротивление внушению со стороны группы как целого. Эта разновидность сопротивляемости внушению зависит от качественного состава группы: степени ее сплоченности, единства целей и мотивов деятельности и других факторов. Чем менее развиты межгрупповые связи и отношения, тем слабее групповая сопротивляемость. Установлено также, что общая сопротивляемость группы всегда ниже сопротивляемости отдельных, наиболее устойчивых ее членов.

В-третьих, различают общую и специальную сопротивляемость внушению. Общая обусловлена таким качеством, как критичность людей по отношению к попыткам что-то внушить им. В целом, она широка по спектру действия, но слаба по силе (хотя имеются существенные различия между людьми по этим параметрам). Специальная сопротивляемость внушению имеет более узкую сферу действия, вплоть до отношения к конкретному человеку или конкретной внушаемой информации. Например, человек, воспитанный на определенных принципах, не воспримет противоречащую им информацию (предать Родину, отказаться от своих убеждений и т.д.).

Сопротивляемость внушению изменчива. Один и тот же объект обнаруживает разную степень сопротивляемости внушению по отношению к разным субъектам внушения и разному содержанию внушаемой информации.

Сопротивляемость внушению характеризуется динамизмом. Величина реальной сопротивляемости внушению постоянно колеблется как в сторону понижения, так и в сторону повышения. При своем росте она может привести к такой величине, когда любое внушающее воздействие бесполезно. Так, высокой сопротивляемостью внушению обладает солдат в атаке. В это время что-либо внушать ему не имеет ни малейшего смысла.

Процесс внушения представляет собой замкнутую систему «субъект-объект», которая включает в себя три взаимосвязанных структурных компонента:

• операциональный (т.е. воздействие субъекта);

• процессуальный (т.е. принятие внушающего содержания объектом);

• результативный (т.е. ответные реакции объекта).

В сложном акте взаимодействия субъекта и объекта внушения обычно выделяют два этапа: подготовительный и исполнительный. На подготовительном этапе субъект воздействия сначала психологически готовит объект к восприятию последующего содержания внушения, т.е. снижает его сопротивляемость внушению и повышает внушаемость. Для этого он использует приемы релаксации (психофизического расслабления), а также опирается на нечто жизненно значимое для объекта внушения, укоренившееся в его психике. Потом субъект «вводит» в психику объекта и закрепляет в ней нужные ему образцы мышления, психических состояний, поведения.

Основным содержанием психологического воздействия в этом случае является использование способов и приемов специфического и неспецифического внушения.

Специфическое внушение осуществляется посредством распространения конкретных идей, представлений, образов и другой информации с целью замещения существующей установки и провоцирования определенной поведенческой реакции объекта воздействия.

При специфическом внушении используют только вербальные (речевые) средства влияния, и оно обычно является составной частью убеждения, значительно усиливающего его эффективность.

Различают следующие основные способы специфического внушения.

1. «Приклеивание ярлыков». Используется для того, чтобы опорочить какую-то идею, личность или явление посредством оскорбительных эпитетов или метафор, вызывающих негативное отношение.

2. «Сияющее обобщение». Заключается в обозначении конкретной идеи или личности обобщающим родовым именем, имеющим положительную эмоциональную окраску. Цель — побудить объект воздействия принять и одобрить преподносимое понятие или суждение. Этот способ позволяет скрывать отрицательные последствия усвоения содержания внушения и тем самым не провоцировать негативные ассоциации.

3. «Перенос» (трансфер). Суть его — вызвать через преподносимый образ (понятие, лозунг, идею) ассоциацию с чем-либо или кем-либо, имеющим в глазах объекта бесспорный престиж (ценность), чтобы сделать содержание воздействия приемлемым.

4. «Свидетельство». Заключается в цитировании высказываний личности, которую уважает или, наоборот, ненавидит объект воздействия. Высказывание, как правило, содержит положительную оценку преподносимой идеи (понятия, суждения) и ставит своей целью побуждение объекта воздействия к принятию навязываемого ему положительного или отрицательного мнения по этому поводу. Обычно используется как элемент манипулирования сознанием противника.

5. «Игра в простонародность». Основана на побуждении объекта внушения к отождествлению субъекта и преподносимых им идей (понятий, суждений) с позитивными ценностями вследствие «народности» этих идей либо вследствие принадлежности источника информации к так называемым простым людям.

6. «Перетасовка фактов». Заключается в тенденциозном подборе только положительных или только отрицательных реальных фактов для доказательства справедливости позитивной либо негативной оценки какой-то идеи (суждения, понятия, явления).

7. «Общая платформа». Этот способ основан на побуждении объекта воздействия принять содержащуюся в информации идею (суждение, оценку, мнение) на том основании, что якобы большинство представителей данной социальной группы разделяют ее.

Неспецифическое внушение осуществляется путем провоцирования у объекта воздействия отрицательных психических состояний, вызывающих определенное поведение. В процессе его осуществления речевые (вербальные) факторы сочетаются с неречевыми (невербальными). Основная цель неспецифического внушения — формирование у объекта воздействия астенических состояний.

В основе формирования астенических состояний лежит феномен фрустрации. Под ним понимают переживание неудачи, возникающее при наличии реальных или мнимых непреодолимых препятствий на пути к цели. Фрустрация возникает у людей вследствие реального или кажущегося неудовлетворения их потребностей в физической и социальной безопасности, в общении, в пище, в бытовых удобствах и т.д.

Видео (кликните для воспроизведения).

Цель неспецифического внушения как раз и заключается в том, чтобы посредством акцентирования фрустрации спровоцировать у объекта астенические психологические состояния (беспокойство, депрессию, страх, панику и т.д.). Основными способами неспецифического внушения выступают устрашение, эмоциональное подавление, инициирование агрессивных эмоциональных состояний.

Устрашение (инициирование страха) — это формирование состояний беспокойства, депрессии или апатии; пробуждение чувства страха перед реальной или вымышленной опасностью, а также перед неизвестностью.

Необходимо различать страх перед реальной и вымышленной опасностью. Страх перед реальной опасностью (допустим, перед угрозой гибели или превращения в калеку) глубже, так как базируется на определенном жизненном опыте. Однако страх перед вымышленной опасностью также может существенно снизить состояние уверенности людей.

Эмоциональное подавление используется в основном для формирования у людей таких астенических психических состояний, как тревога, депрессия, апатия.

Тревога — это эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях с неясным исходом и связанное с ожиданием неблагополучного развития событий. Тревога может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, как преувеличение их могущества и опасности. Поведенческие проявления тревоги заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направленность и продуктивность.

Читайте так же:  Как извиниться перед девушкой оригинально?

Депрессия — это аффективное эмоциональное состояние, характеризующееся отрицательным фоном. Человек в состоянии депрессии испытывает тяжелые, мучительные переживания подавленности, тоски, отчаяния. Его влечения, мотивы, волевая активность, самооценка резко снижены. Измененным оказывается и восприятие времени, которое течет мучительно медленно. Для поведения людей в состоянии депрессии характерны замедленность, безынициативность, быстрая утомляемость, что в совокупности приводит к резкому падению продуктивности деятельности.

Апатия — это эмоциональное состояние, возникающее вследствие потери перспектив, эмоциональной подавленности, утраты веры в конечные цели, в руководство, в успех кампании и т.д. Апатия характеризуется эмоциональной пассивностью, безразличием, равнодушием к событиям окружающей действительности и развивается на фоне снижения физической и психической активности.

Способы специфического и неспецифического внушения применяются людьми в корыстных целях, в интересах завоевания власти над ними или из политических соображений. То же самое относится и к использованию особых способов и приемов воздействия, к которым относятся дезинформирование (обман) и манипулирование, распространение слухов и мифов.

Особенности манипулирования. Манипулирование представляет собой способ психологического воздействия, нацеленный на изменение направления активности других людей и осуществляемый настолько искусно, что остается незамеченным ими. Манипулирование в то же время — это такое применение власти, при которой обладающий ею влияет на поведение других, не объясняя им, чего он от них ожидает. Манипуляция сознанием — это своеобразное господство над духовным состоянием людей, управление путем навязывания людям идей, установок, мотивов, стереотипов поведения, выгодных субъекту воздействия.

Выделяют три уровня манипулирования:

• первый уровень — усиление существующих в сознании людей нужных манипулятору идей, установок, мотивов, ценностей, норм;

• второй уровень связан с частными, малыми изменениями взглядов на то или иное событие, процесс, факт, что также оказывает воздействие на эмоциональное и практическое отношение к конкретному явлению;

• третий уровень — коренное, кардинальное изменение жизненных установок путем сообщения объекту.

Манипулирование осуществляется при помощи следующих приемов:

• дозирования информации (сообщается только часть сведений, а остальные тщательно скрываются, в результате картина реальности искажается в ту или иную сторону либо вообще становится непонятной);

• смешивания истинных фактов со всевозможными предположениями, допущениями, гипотезами, слухами (в этом случае становится невозможным отличить правду от вымысла);

• затягивания времени (все сводится к тому, чтобы под различными предлогами оттягивать обнародование действительно важных сведений до того момента, когда будет уже поздно что-то изменить);[1]

• ответного удара (вымышленную версию тех или иных событий через подставных лиц распространяют в органах СМИ, нейтральных по отношению к обеим конфликтующим сторонам; пресса обычно повторяет эту версию, так как она считается более «объективной», чем мнения прямых участников конфликта);

• своевременной лжи (способ заключается в сообщении совершенно лживой, но чрезвычайно ожидаемой в данный момент информации; чем больше содержание сообщения отвечает настроенииям объекта, тем эффективнее его результат; потом обман раскрывается, но за это время острота ситуации спадает либо определенный процесс принимает необратимый характер).

Манипулирование сознанием людей обычно используется в корыстных целях или же это имеет место в ходе политических и избирательных кампаний, когда «грязные технологии» применяются для победы или завоевания власти любым способом.[2]

Оглавление

Введение …………………………………………………………………………… 3

Глава 1. Понятие психологического воздействия……………………………… 4

Глава 2. Классификация методов психологического воздействия…………… 11

Заключение……………………………………………………………………….22

Список нормативных актов и литературы …………………………………… 23

Введение

Актуальность темы контрольной работы определяется тем, что в сфере управления довольно часто возникает вопрос как заставить людей добровольно, т.е. без дополнительных санкций, выполнять то, что необходимо для пользы дела, но порой, в сложившихся ситуациях вызывает у определенной влиятельной части коллектива возражения. Другими словами, как в этой ситуации можно оказать психологическое воздействие на людей, так как ни административных, ни юридических рычагов для решения проблем, оказывается недостаточно.

«Повторяемость» подобных запросов стала основой размышлений о месте психологического воздействия в деятельности самых различных профессионалов и тех проблемах, которые в связи с его использованием возникают. Естественен вопрос: у кого возникают проблемы в связи с наличием возможности и стремления использовать психологическое воздействие для достижение своих целей конкретными профессионалами? Оказывается, что проблемы в рамках этой практики могут быть у всех: у самих профессионалов, у психологов, у общества в целом или его отдельных групп в связи с проблемой обеспечения и защиты прав человека

Цель данной работы – наиболее полно рассмотреть применение методов психологического воздействия.

Поставлены следующие задачи:

1. Изучить понятие психологического воздействия;

2. Рассмотреть виды психологического воздействия.

Объектом контрольной работы является человек.

Предметом является метод психологического воздействия.

Максимально раскрыть данную тему мне помогли современные источники литературы, такие как: Климов Е.А., Портнов А.А., Ковалев Г.А., а также другие источники, указанные в списках нормативных актов и литературы.

I. Понятие психологического воздействия.

Если исходить из необходимости уточнения понимания того, что обозначается словосочетанием «психологическое воздействие», то соотносимое с ним явление проявляется весьма разнообразно. На уровне бытового сознания психологическое воздействие чаще всего понимается как воздействие чего-то нематериального, например, слова или особых флюидов на поведение человека, его мысли и чувства. Типичный образ такого понимания воздействия — отнесение к этому классу явлений действий гипнотизера, психотерапевта, мага, группы ловкачей, обводящих вокруг пальца доверчивых граждан и т.п. Вместе с тем, интуитивное понимание сущности феномена ограничивает возможности его научного исследования, хотя на определенном этапе может служить его отправной точкой. Поэтому, когда приходится обращаться к исследованию вопроса о том, что же при строго научном подходе может вскрыться за тем, что на интуитивном уровне воспринимается как совершенно очевидное, отправным пунктом может стать обращение к толковым словарям, в надежде найти опорные моменты для разработки определения через указание на род, к которому это явление может быть отнесено, и его видовое отличие.

Если мы воспользуемся толковыми словарями и попытаемся установить, что же такое воздействие, в том числе и психологическое, то обнаружим, что под этим подразумевается «действие, направленное на кого-либо, что-нибудь, с целью добиться чего-нибудь». Вместе с тем, из опыта мы знаем, что в психологическом воздействии, в интуитивном понимании этого термина, это «с целью добиться чего-нибудь» не всегда имеет место. Как раз такой цели иногда и не славят специально, но результат, скорее менее, чем более желательный для воздействующей стороны, наблюдается. В связи с этим, приведенное определение воздействия для его использования в научном контексте мало чем может быть полезным.

Более широкие возможности для определения сущности такой разновидности воздействия, как психологическое, открываются, если обратиться к источникам, трактующим воздействие в контексте философской категории «взаимодействие». «Философский энциклопедический словарь» представляет «взаимодействие» как философскую категорию, отражающую процессы воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого.

Определяет воздействие именно в указанном ключе Г.А. Ковалев. Под воздействием он понимает «процесс… который реализуется в ходе взаимодействия двух и более равноупорядоченных систем и результатом которого является изменение в структуре (пространственно-временных характеристиках), состоянии хотя бы одной из этих систем» .

Считая системный подход наиболее продуктивным при разработке этой проблематики, мы, тем не менее, считаем, что в данном случае использование соответствующей терминологии ничего по сути не раскрывает, а наоборот, вызывает дополнительные вопросы. Что понимается под равноупорядоченностью и можно ли считать группу и отдельного человека равноупорядоченными системами? Эта недоговоренность (или избыточность) не позволяет использовать данное понимание воздействия для выявления специфики более узкого класса явлений — психологического воздействия.

Не умаляя достоинств уже разработанных другими исследователями определений понятия «психологическое воздействие» и не ставя перед собой задачу их критического анализа, обозначим собственную позицию по данному вопросу. Это позволит позднее обратиться к более конструктивному анализу сложившихся определений и выявить общность и различия нашей собственной позиции и позиций других авторов.

Ключевым в подходе к рассмотрению данного феномена для нас является положение, принадлежащее Ф. Энгельсу, в котором взаимодействие увязывается с категорией «материи». «Взаимодействие — это первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю…» . Исходя из существования нескольких уровней организации материи, воздействие между взаимодействующими объектами может рассматриваться в контексте того уровня организации материи, на котором оно происходит. Поэтому можно говорить о физико-химическом уровне воздействия, биологическом уровне, психологическом и социальном уровнях. И процесс, и результат взаимодействия на каждом из этих уровней протекает и проявляется в соответствии с законами, характерными для этого уровня организации материи. Человек в соответствии с этим, осуществляя взаимодействие с внешними факторами, будь то другие люди или иные объекты, может испытать физическое, химическое, биологическое, психологическое или социальное воздействия.

Чтобы представить проявление всего спектра указанных видов воздействия, рассмотрим ситуацию, когда человек оказался в силу каких-либо обстоятельств на зараженной радиоактивными веществами территории. Если им не использовались специальные средства защиты и последующей противорадиационной обработки, то его тело, как и прочие объекты, находившиеся на данной территории, вызовут определенную реакцию поднесенного к ним счетчика Гейгера. Это явится свидетельством наличия результата физико-химического воздействия на материю, образующую тело человека. При определенной дозе облучения у него возможно изменение течения биологических процессов, обеспечивающих жизнедеятельность данного субъекта, как представителя определенного биологического вида. В этом случае уже следует говорить о биологическом уровне воздействия, дифференцируя его в зависимости от глубины биологического поражения (генетическое поражение, морфологическое, физиологическое, функциональное). На фоне переживаемого облученным субъектом физического дискомфорта и определенного отношения к собственному здоровью, жертва облучения может испытывать определенные эмоции. Эмоции и переживания возникают также из-за осознания самого факта лучевого поражения. Люди неосведомленные могут относиться к поражающим факторам не только со страхом, но испытывать и другие эмоции. Эмоции, чувства, переживания, изменение образа мира или мировоззрения — это уже проявление результата соприкосновения человека с радиацией на психологическом уровне.

Воздействие на социальном уровне может проявиться, например, в изменении в обществе отношения к ядерным технологиям, к конкретным государственным программам (так, после Чернобыльской катастрофы были «заморожены» некоторые программы развития предприятий атомной энергетики), в разработке новых нормативных актов, регламентирующих международное взаимодействие в определенной сфере, в возникновении неформальных общественных объединений и т.д.

При всей ясности такого подхода определенный класс эффектов все же оказался не отраженным в представленной выше схеме анализа. Это психофизиологические реакции и их проявление на психологическом уровне. Если вернуться к нашему примеру, то можно предположить, что поражение может быть столь выраженным, что это приведет к изменению функционирования нервной системы в целом и уже вторично обусловит изменение не только функционального состояния, но и состояния сознания облученного. Это отразится, возможно, ограниченно во времени и на поведенческом уровне. Психиатрам известно явление, получившее название «рентгеновское похмелье», — эйфорического возбуждения на начальной стадии лучевой болезни. Но на этой же стадии может развиваться и дисфорическое состояние (подавленность, раздражительность, чувство дискомфорта) . По наблюдениям психиатров, состояние сознания в зависимости от тяжести радиационного поражения может изменяться от оглушенности вплоть до комы .

Другая группа эффектов обусловлена отражением человеком социальных феноменов, возникших в связи с фактором воздействия (в нашем примере в связи с пребыванием на радиационно загрязненной территории) в контексте его ценностно — потребностных образований. Так, человек может переживать как социальную несправедливость отношение общества к нему как к жертве профессиональной несостоятельности тех, чья деятельность вызвала радиационное загрязнение, кто не обеспечил ему должную физическую и социальную защиту. Эти переживания, в свою очередь, могут привести к изменению системы ценностей, политической ориентации и т.п. Таким образом, не сам факт воздействия радиации вызовет изменение системы ценностей, а возникшая в связи с этим значимая для личности социальная ситуация. Можно было бы обозначить это воздействие как косвенное, в нашем примере проявляющееся в конкретной социальной ситуации.

Читайте так же:  Что такое безразличие?

Мы специально остановились на столь «остром» примере, чтобы продемонстрировать, что даже при таком неспецифическом для психического уровня организации материи воздействии эффект на психологическом уровне может быть весьма разнообразным и иметь различную природу:

— быть прямым следствием актуального психофизиологического состояния;

— явится результатом отражения и осмысления ситуации в контексте сложившейся системы ценностей и отношений;

— в процессе отражения быть опосредованным некоторыми дополнительными обстоятельствами и внешними факторами, в том числе и социальными.

Следуя принятой логике анализа, мы должны были бы констатировать, что человек постоянно испытывает психологическое воздействие со стороны внешних факторов, ведь любое внешнее воздействие, достигнув определенной величины, как минимум, вызовет определенную реакцию в соответствующем анализаторе и т.д. Это вполне укладывается в трактовку психологического воздействия, встречающуюся в психологической справочной литературе. Под воздействием традиционно понимается «целенаправленный перенос движения и информации от одного участника взаимодействия к другому». Передача движения может осуществляться непосредственно в виде импульса или опосредованно — в виде комплекса сигналов, несущих сообщение о чем-либо и ориентирующих воспринимающую систему относительно смысла и значения этих сигналов .

Вместе с тем, такая трактовка представляется чрезмерно расширительной. Какой смысл вводить дополнительный термин для того, чтобы фиксировать общепризнанный факт отражения человеком на психическом уровне внешних воздействий? На самом деле посредством термина «психологическое воздействие» пытаются отразить несколько иную реальность, разграничивая ситуации, когда импульсы и сигналы, отражаясь субъектом, только ориентируют его в контексте осуществляемой деятельности и в рамках определенных обстоятельств и когда это отражение изменяет контекст деятельности или рамки обстоятельств. Остановимся на этом подробнее.

Представим себе человека, осуществляющего какую-то деятельность. У него есть определенный образ того, что он делает, что он хочет достичь; он воспринимает окружающее и ориентируется в нем, изменяя сообразно внешним и своим внутренним характеристикам темп, интенсивность, приемы деятельности. Целесообразно ли эту ситуацию рассматривать в контексте психологического воздействия? Прибавит ли использование этого термина дополнительные возможности для характеристики ситуации? Пожалуй, нет.

Представим себе, что какие-то внешние изменения привели к тому, что деятельность потеряла смысл для субъекта, или возникли такие эмоции, переживания, такое состояние, которые дезорганизовали деятельность, или, наоборот, привели к неожиданной ее интенсификации. Здесь уже контекст воздействия кажется более приемлемым, т.к. что-то извне не только отражалось субъектом в целях регуляции текущего процесса взаимодействия субъекта и среды, но и изменило саму регуляцию деятельности.

Далее представим ученика, усваивающего новые знания, расширяющего свой кругозор. Эта ситуация, так же как и первая, «не укладывается» в контекст психологического воздействия. Происшедшее же на основе внешнего воздействия изменение сферы интересов учащегося кажется более приемлемым рассматривать в этом (воздейственном) контексте.

II. Классификация методов психологического воздействия

Как показывает анализ конкретных документов, достижение практических результатов на основе использования психологического воздействия, как правило, осуществляется за счет некоторой совокупности случаев применения средств психологического воздействия. Эти композиции могут быть более или менее объемными, сорганизовываться посредством различных по сложности и временной масштабности алгоритмов.

«Организационный» и «воздейственно — психологический» планы в психологическом воздействии.

Изучение подобных последовательностей позволяет очертить некоторые этапы воздействия, преследующие вполне определенные цели не только в психологическом, но и в организационном, событийном плане. Рассмотрим более подробно оба этих плана взаимодействия — «организационный» и собственно «воздейственно — психологический».

Целью организационного плана выступает обеспечение оптимальной ситуации взаимодействия реципиента со средствами психологического воздействия.

Так, нужные субъекты, по крайней мере, должны получить возможность контакта (непосредственного или опосредованного) в оптимальный момент времени. Например, учитель считает необходимым поговорить с учеником по поводу происшедшего события «по горячим следам», что, по мнению педагога, может быть очень важным для решения определенных педагогических задач. Планируется в связи с этим факт разговора. Действия, обеспечивающие контакт, имеют чисто организационный характер, т.к. разговор, как некоторый факт биографии ученика и учителя, может и не иметь какой-то особой психологической нагрузки. Эффект психологического воздействия возникнет в зависимости от содержания беседы, а также от того, когда, где и каким образом состоялся контакт. Особенности контакта, как правило, обуславливаются теми психологическими задачами, которые решаются в конкретном взаимодействии. При этом организационный контекст может быть явным или скрытым от реципиентов.

Особенности реализации организационного контекста диктуются решаемыми психологическими задачами: разбрасывать перья именно малыми пучками, подбросить лягушку непременно скрытно, потребовать у Исава клятву, пока он голоден.

Организационный контекст психологического воздействия решает в отношении ситуации взаимодействия реципиента со средствами психологического воздействия двоякую задачу — обеспечивает контакт между взаимодействующими субъектами и психологически его оптимизирует.

Организационный контекст также играет определенную «воздейственную» роль. Недостаточное внимание к этому факту может существенно повлиять на эффективность психологического воздействия в целом. Это удается выявить в случаях, когда описывается неудовлетворительный относительно планируемого результат воздействия. (Можно себе представить, как бы изменился психологический контакт между доктором и пациенткой, если бы ему не удалось незаметно эту лягушку подсунуть.)

Можно говорить о двух системах целей, которые реализуются при взаимодействии в контексте решения задач психологического воздействия. Первая — система оптимизации взаимодействия; вторая — система реализации психологической задачи. Обе эти системы отражаются профессионалами, и «хорошее» (эффективное, с точки зрения воздействующей стороны) воздействие гармонично их сочетает.

Несмотря на то, что в событийном (организационном) плане эти два эпизода идентичны (необходимо что-то тайно привнести в ситуацию), и на определенном этапе решается одна и та же психологическая задача — формирование определенного образа ситуации, психологически они все же различны. Это различие становится очевидным, если рассмотреть формирование требуемого образа ситуации в контексте конечной цели воздействия. В первом случае конечная цель несомненно состояла в изменении картины мира больного путем убеждения, когда наличие материального объекта выступает как аргумент; во втором же случае демонстрация извлеченной пули может быть средством решения различных, в том числе, и более общих психологических задач: это и ситуационная оптимизация психического состояния больного, в отличие от предыдущего случая, где цель — разрушение бредового образования, или же «сохранение лица» врача, поддержание его авторитета в глазах больного, его окружения, а возможно и коллег, т.е. формирование собственного образа как субъекта значимых для социального окружения ролей. Общее в этих случаях состоит в том, что они оба — манипуляции, однако объекты ее и конечные цели могут различаться.

Приведенный пример позволяет обозначить основную, по нашему мнению, сложность при обучении методам психологического воздействия. Она состоит в необходимости дифференцированной рефлексии указанных планов воздействия, разделения конечной цели и тех психологических задач, решение которых является достаточным для ее достижения, а также индивидуализации организуемых действий с учетом специфики конкретных обстоятельств. Формирование профессионального мастерства, в отличие от не может осуществляться лишь на основе интуитивного постижения элементов технологии. Системность в передаче профессионального опыта обеспечивается его обобщением, выделением типического, общих закономерностей и частных проявлений. В основе этого лежит процесс упорядочения и классификации элементов (составляющих) профессионального опыта, в частности профессиональной технологии. Таким образом, психологическое воздействие, являясь элементом профессиональных технологий, также должно быть типизировано и расклассифицировано, если иметь в виду обеспечение эффективности передачи и развития соответствующих навыков у профессионалов.

Те же сложности возникают и при анализе исследователем конкретной деятельности профессионалов. Обобщение очень различных по организационному контексту случаев оказывается невозможным без опоры на классификацию психологических задач. Итак, необходимым условием как передачи опыта, обучения, так и анализа конкретных достижений профессионалов является наличие перечня задач, которые могут решаться в рамках психологического воздействия, а также перечня приемов их реализации, вариативность которых обеспечивает адекватность воздействия ситуации.

Таким образом, дальнейшее развитие настоящего исследования было бы непродуктивным без выделения и классификации психологических задач, которые решаются в психологическом воздействии самыми различными профессионалами в различных областях общественной практики. Остановимся на возможных вариантах в реализации этой задачи.

Первый способ — анализ прецедентов. Теоретически получение подобного перечня задач возможно из анализа отдельных прецедентов, их обобщения и классификации. Однако этот способ является очень трудоемким и не гарантирует охвата всех возможных вариантов воздействия, даже если анализу будет доступен любой по объему массив информации о самых разнообразных сферах практики, где психологическое воздействие является элементом технологии.

Второй способ типизации и классификации вариантов психологического воздействия — использование сложившейся традиции. Практики, имеющие даже самое отдаленное представление о научной психологии, тем не менее, достаточно устойчиво называют то, за счет чего психологическое воздействие на человека может быть оказано. Как правило, выделяется воздействие путем внушения (в терминологии непсихологов — приказа, побуждения, происходящего от убежденности говорящего), убеждения (рассуждения, аргументации, примеров), эмоционального заражения (организации сопереживания, сочувствия, взаимного возбуждения, возбуждения или угнетения от музыки и света), подражания (стремление быть как все, следовать примеру, обезьянничание). Во многих психологических источниках именно внушением, убеждением, подражанием и эмоциональным заражением исчерпываются все методы психологического воздействия. По-видимому, это связано с тем, что именно эти варианты взаимодействия легче всего рефлексируются в контексте интенции воздействия, тогда как непроизвольное воздействие в поле внимания не попадает и в сознании профессионала как бы теряет свою значимость. Таким образом, опора лишь на хорошо рефлексируемые способы воздействия обедняет классификации, оставляя «за бортом» анализа часть того, что в реальности существует в виде самостоятельных задач.

Научный подход к анализу психологического воздействия в деятельности конкретных групп профессионалов позволил исследователям создать более сложные классификации методов психологического воздействия, соотнесенные, как правило, с конкретными видами общественной практики или с конкретными объектами, или конкретными формами реализации приема воздействия. Этот подход к разработке классификации также не позволяет избежать фрагментарности или повторений, когда психологически сходное, но различно именуемое в различных системах объединяется в общей классификации, построенной по принципу слияния существующих вариантов классификаций.

В связи с этим, представляется более целесообразным идти от анализа тех психологических задач, которые в принципе, исходя из теоретических предположений, могут решаться в структуре психологического воздействия. Перечень же приемов с известной степенью полноты может быть составлен на основе анализа прецедентов. «Привязка» психологической задачи и приема, который, по нашему мнению, ее решает, может осуществляться на основании имеющихся теоретических и экспериментальных исследований.

Нам представляется целесообразным в качестве основания для классификации психологических задач, решаемых в психологическом воздействии, а соответственно и методов воздействия, остановиться на достаточно общей модели, в основу которой положены представления о психологических механизмах, лежащих в основе обеспечения активности.

Теоретическая модель, используемая для классификации методов психологического воздействия.

Выделение различных классов задач, которые решаются в ходе психологического воздействия, может базироваться на выявлении специфической роли различных психологических факторов, рассматриваемых в контексте феномена активности. Остановимся на этом подробнее, опираясь на понимание сущности психических регуляторов активности, представленных в работах Е.А. Климова. Так он пишет: «Можно выделить три основные разновидности регуляторов активности человека:

Читайте так же:  Как вести себя с парнем наедине?

— Отображения (как субъективные модели и в этом смысле образы) субъектно-субъектных и субъектно-объектных отношений: ценностные представления, направленность личности, образ мира, мировоззрение; характер как система устойчивых отношений человека к разным сторонам действительности; эмоции, чувства; потребности, потребностные состояния.

— Отображения самого субъекта, актуальный „Я — образ“ (знание о своем функциональном состоянии в данный момент, своем месте в системе межлюдских отношений, своих возможностях и ограничениях); обобщенный „Я — образ“ (»Я — концепция»: я в прошлом, я ныне, я в будущем, я среди других, я как представитель профессиональной общности, я как организм, как неповторимая индивидуальность, как член группы, общества).

— Отображения объектов (предметов, процессов природы и культуры, социальных процессов и систем, людей как предметов рассмотрения, партнеров, сотрудников, любых «изделий» людей, включая и теоретические, информационные): чувственные образы (результат работы органов чувств); репрезентативные конкретные образы (представления памяти, воображения); репрезентативные отвлеченные образы (понятия, схемы, системы понятий, усвоенные алгоритмы действий; эту группу психических регуляторов часто не называют образами, относя это слово только к конкретным представлениям — мысленным картинкам. Здесь мы использовали этот термин в широком теоретическом смысле для обозначения любых субъективных моделей действительности)» .

Как мы видим, ключевым моментом психической регуляции выступают образы субъектно-субъектных и субъектно-объектных отношений, «Я — образ» и любые субъективные модели действительности. Следовательно, решаемые при психологическом воздействии задачи распадаются на две большие группы, в соответствии с теми целями, которые с их помощью достигаются:

— изменяется та реальность, отражение которой лежит в основе образа, т.е. реальные субъектно-субъектные и субъектно-объектные отношения, конкретные физические, психологические, социально-психологические, социальные характеристики человека и параметры окружающей предметной и информационной среды;

— оказывается воздействие на процесс построения образов.

Параллельное изменение как реальной основы построения образа, так и воздействия на процесс отражения осуществляется при решении достаточно широкого круга задач, в частности, при создании имиджа конкретного профессионала, в том числе и политических деятелей. Даже использование такого средства воздействия как вовлечение специальным образом в организованную деятельность предполагает создание наряду с объективными условиями осуществления деятельности, отражаемыми реципиентом при построении образа ситуации, так и воздействие на процесс построения самого образа, в частности за счет демонстрации соответствующих оценок, придания особой значимости тем или иным аспектам ситуации.

Процесс построения образов становится основной мишенью при воздействии на массовое сознание. Под мишенью воздействиями понимаем то, в отношении чего на конкретном этапе воздействия решаются конкретные воздейственные задачи. Создание и распространение специально сконструированных образов характерно для деятельности СМИ. В деятельности специалистов в области PR (связи с общественностью) эта составляющая также весьма выражена, хотя она реализуется в более широком комплексе задач. Показательным в этом смысле является следующее определение PR, данное в словаре Уэбстера (Webster New International Dictionary): «Содействие установлению взаимопонимания и доброжелательности между личностью, организацией и другими людьми, группами людей или обществом в целом посредством распространения разъяснительного материала, развития обмена (информацией) и оценки общественной реакции» . Как видно из определения, решение задач PR обеспечивается за счет информирования на основе изучения общественной реакции.

Пожалуй наиболее ярким примером воздействия на активность граждан с помощью процесса конструирования образов являются современные предвыборные кампании, в частности, предшествовшие президентским выборам. Элементы такой практики использовались и раньше, но со всей полнотой развернулись во время предвыборной кампании Никсона 1968 года и продолжают практиковаться далее. Технология создания и продвижения образа президента Никсона в 1968 г., описанная Дж. Макгиннесом в 1972 в его книге «Продажа президента 1968», имеет основной посылкой, определившей возможность «продажи» образа, утверждение о том, что «… избиратель реагирует на образ, а не на человека… Имеет значение не то, что есть, а то, что проецируется, и даже более того. Не столько то, что проецируется, сколько то, что избиратель воспринимает. Мы должны менять не человека, а воспринимаемое от него впечатление» .

Подобное понимание структуры психологического воздействия позволяет, в дополнение к тем, что уже были нами обозначены ранее, выделить признаки деятельности профессионалов, характеризующие высокие уровни профессионального мастерства в применении психологического воздействия.

Так, эффективное воздействие подразумевает решение стратегических и тактических задач. Стратегия — решение вопроса о наиболее общих характеристиках воздействия. Как мы уже указывали ранее, традиционно выделяют следующие стратегии:

— манипуляцию, направленную на подсознательное стимулирование реципиента в обход его внутреннего контроля;

— императивную стратегию, опирающуюся на имеющиеся когнитивные структуры;

— развивающую стратегию, ориентированную на изменение личности посредством диалога между взаимодействующими субъектами.

Можно считать, что эффективность и профессионализм подразумевают как необходимое условие, способность специалиста отрефлексировать тип стратегии, дифференцировать те психологические задачи, которые являются ключевыми при реализации соответствующих стратегий.

Если мы использовали понятие стратегии в контексте характеристики структуры психологического воздействия, то следует указать и на то, что соответствует тактическому уровню. Тактика воздействия — определение той совокупности подцелей, достигая которые, можно добиться требуемого изменения психологических регуляторов активности, выбор конкретной мишени воздействия, например, реальность или образ, или то и другое в комплексе на уровне каждой конкретной подцели, а также определение конкретных приемов воздействия.

Профессионализм также предполагает, что специалист, определившийся со стратегией и взявшись за решение какого бы то ни было из указанных типов задач (изменение реальных объектов, связей и отношений или воздействие на процесс формирования образа), для их эффективного воплощения должен увязать их с конкретными способами достижения соответствующих целей.

Почему мы считаем возможным ввести в число параметров профессионализма такие характеристики деятельности специалиста, как способность рефлексировать стратегический и тактический пласты психологического воздействия, умение дифференцировать соответствующие им задачи и варьировать в зависимости от конкретных обстоятельств приемы их реализации? Вспомним признаки «хорошего» воздействия — системность, комплексность и непротиворечивость, которые могут быть обеспечены только при наличии указанных особенностей деятельности.

Вместе с тем, разделив стратегический и тактический пласты воздействия, выявив типичные стратегии и тактики, мы не ушли от необходимости выделения типичных психологических задач и соответствующих им конкретных приемов. Без этого характеристика деятельности профессионалов, решающих воздейственные задачи, оказывается невозможной, что и возвращает нас к необходимости разработки еще более детальной классификации психологического воздействия.

Исходной посылкой для выделения одного из возможных оснований классификации психологических задач, решаемых в контексте психологического воздействия, может выступать утверждение о специфической роли различных психических факторов в отношении активности человека. Активность выступает как наиболее общее проявление жизнедеятельности человека. Конкретное же ее проявление как раз и будет определяться спецификой психических регуляторов, о которых мы уже упоминали.

В современной психологии накоплен огромный пласт знания относительно роли тех или психических феноменов в контексте их влияния на активность человека. В зависимости от этой роли оказывается и специфика влияния конкретных феноменов на психические регуляторы активности. При известном огрублении возможно выделение четырех групп феноменов в соответствии с их ролью в отношении актуализации различных форм активности.

— К первой относятся факторы, обеспечивающие ориентировку в действительности (субъективные модели действительности);

— ко второй — факторы, обеспечивающие исходное побуждение к определенной активности (условно их можно обозначить как факторы — источники активности);

— к третьей — факторы, влияющие на реализацию возникшего побуждения к конкретной поведенческой реакции (своего рода психологическим шлюзам, в определенных обстоятельствах либо способствующих реализации активности в ее определенном воплощении, либо препятствующих этому);

— к четвертой — фоновые факторы (состояние сознания и функциональные состояния).

Указанное основание классификации, как нам представляется, реализует целостный подход к рассмотрению феномена активности. Тогда классификация приемов психологического воздействия, по нашему мнению, может опираться на классификацию тех психологических задач, которые при этом решаются.

Исходя из представленной схемы, все методы психологического воздействия, независимо от их применения, могут быть отнесены к одной из четырех групп:

— к методам воздействия на факторы, обеспечивающие ориентировку в действительности (субъективные модели действительности);

— к методам воздействия на источники активности;

— к методам воздействия на факторы, регулирующие проявление активности;

— к методам воздействия на фоновые состояния.

Заключение

Нам представляется целесообразным считать воздействие психологическим, когда оно имеет внешнее по отношению к адресату (реципиенту) происхождение и, будучи отраженным им, приводит к изменению психологических регуляторов конкретной активности человека. При этом речь может идти как о внешне ориентированной, так и внутренне ориентированной активности. Результатом этого может быть изменение степени выраженности, направленности, значимости для субъекта различных проявлений активности. Психологическое воздействие может рассматриваться и как процесс, приводящий к изменению психологического базиса конкретной активности, и как результат (собственно изменения).

Перед профессиональной социальной психологией встает целый ряд совершенно новых задач. Весь накопленный ею опыт, все теоретические и экспериментальные разработки так или иначе апеллировали к стабильному обществу. Собственно такая переменная как «стабильность — нестабильность» практически не фигурировала в исследованиях. Только относительно недавно лишь в некоторых работах (в частности А. Тэшфела) была поднята проблема недопустимого игнорирования социальной психологией социальных изменений. Если верен тезис о том, что вопросы социальной психологии ставит общество, то следует признать ее обязанность искать ответы на вопросы изменяющегося общества. В противном случае социальная психология оказывается разоруженной перед лицом глобальных общественных трансформаций: ее аппарат, ее средства не адаптированы к тому, как исследовать социально-психологические феномены в изменяющемся мире.

Список нормативных актов и литературы

1. Блэк С. Паблик рилэйшнз. Что это такое? // — М.: Модино пресс, 2000. С.17.

2. Климов Е.А. Основы психологии // Учебник для вузов. — М.: Культура и спорт. ЮНИТИ, 2003.С.114.

3. Ковалев Г.А. О системе психологического воздействия (К определению понятия) // Психология воздействия (проблемы теории и практики) // Сб. научн. тр.: АПН СССР. НИИ общей и педагогической психол. — М., 2002. с.4-5.

4. Макиавелли Н. Государь: Сочинения // — М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс. — Харьков: Фолио., 1998.С.97.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения // — М.: Политич. литература, 2002. С.546

6. Портнов А.А., Федотов Д.Д. Психиатрия // — М., 2003. с.279-280

7. Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики // — М., 2002.С.268

8. Психологический словарь // — М., 2000.С.206.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Гангор, Марк Смех — лучший помошник в браке. Секреты жизни, любви и брака / Марк Гангор. — М.: София, 2014. — 288 c.
  2. Хухлаева, О. В. Психологическое консультирование и психологическая коррекция. Учебник и практикум / О.В. Хухлаева, О.Е. Хухлаев. — Москва: Наука, 2015. — 424 c.
Методы психологического воздействия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here